Новая Красная книга: что охотнику в ней?

Дела текущие
Новая Красная книга: что охотнику в ней?

В соответствии с Порядком ведения Красной книги Российской Федерации, утверждённом приказом Минприроды России № 306 от 23.05.2016, «издание Красной книги Российской Федерации осуществляется не реже одного раза в 10 лет на электронном и бумажном носителях». Последняя редакция вышла в 2001 году. В 2010 или 2011 годах новую редакцию выпустить не удалось.

К тому времени многие члены Комиссии по Красной книге в силу возраста отошли от дел или вовсе покинули этот мир. Рабочие группы (секции) были практически неработоспособны из-за недостаточного числа оставшихся специалистов, и банально отсутствовал кворум, необходимый для принятия решений.

После того как состав секций был значительно дополнен и обновлён за счёт научных сотрудников, специалистов из заповедников, работников природоохранных организаций и государственных организаций, связанных с охраной природных ресурсов и охотничьим хозяйством, оказалось, что по вопросу необходимости занесения ряда наиболее значимых и спорных видов «в товарищах согласья нет». К тому же непредвзятым специалистам стало ясно, что в процессе «ведения» Красной книги её довели до кризиса. Как откровенно выразился один из ведущих зоологов страны, «сделали из Красной книги помойку», занеся в неё массу видов, на самом деле в столь высоком охранном статусе не нуждающихся. Много в Красную книгу попало и так называемых краевых видов, в основном обитающих в сопредельных странах, а на территорию России заходящих лишь небольшими краями своих ареалов.

Хотели Красную книгу основательно почистить, оставив в ней лишь виды, действительно нуждающиеся в той форме защиты, которую даёт краснокнижный статус. Говорили, что следует оставить процентов двадцать, не более. Хотели, да не вышло. На дыбы встало громкое, агрессивное и хорошо финансируемое природоохранное лобби (замечу – не общественность, а именно лобби), которому часто важен не смысл, а форма. Всё сильно осложнялось тем, что реальных сведений о состоянии многих видов не было. Финансирование полевых исследований в отношении никому не интересных в хозяйственном отношении видов было свёрнуто с конца 1980-х годов, а под охотничьи учёты эти виды не подпадают. Исключение составляли лишь несколько «флаговых» видов, к которым проявили интерес или международные природоохранные организации, или представители высшей государственной власти.

Комиссия по редким и находящимся под угрозой исчезновения животным, растениям и грибам, а именно так официально называется высокое собрание, обычно именуемое Комиссией по Красной книге, столкнулось с борьбой противоположных мнений и взаимоисключающих подходов. Стороны вели не всегда честную игру, пытаясь манипулировать кворумами и искажать процедуры принятия решений. Кто-то тешил амбиции, а кто-то пытался в этой мутной воде ловить рыбку в виде политических и не только политических дивидендов. Доходило уже и до издания приказов, которыми утверждались новые перечни видов, заносимых в Красную книгу России, но Минюст их не регистрировал из-за нарушений процедуры и продолжающейся склоки специалистов. Несколько лет ушло на поиски компромиссов. В итоге получилось то, что получилось. Как говорится, не судите строго.

Так что же уготовила нам, охотникам, новая редакция Красной книги? На первый взгляд, изменений не много, они касаются лишь нескольких видов. Но для нас эти изменения очень много значат. Итак, по порядку.

Звери

Прежде всего, о том, что не случилось. Не случилось возвращения в Красную книгу белогрудого (гималайского) медведя, который в 1998 году счастливо сию книгу покинул. У ряда представителей природоохранного лобби просто чесалось во всех местах затащить гималайского медведя обратно. Разумных доводов никто из них слушать не хотел; от объективных данных о растущей численности, об участившихся случаях захода в города, о том, что многочисленные следы присутствия белогрудого медведя отмечаются повсеместно по его ареалу, они отмахивались по принципу «вывсеврёте». А за спинами этих «принципиальных борцов» за медвежье счастье маячила тень одного мощного и весьма одиозного международного зоозащитного фонда. Но всё же разум победил и гималайский медведь остался охотничьим видом.

Второй удачей было наконец-то состоявшееся исключение из Красной книги так называемой аборигенной популяции уссурийского пятнистого оленя. Пятнистый олень в Приморье ведёт своё происхождение от двух корней. Первый – группировки вида, изначально там жившие. Второй – разбежавшиеся из оленепарков, поголовье которых было сформировано частично из отловленных местных оленей, а частично – из завезённых из Кореи. На основании этого факта один многомудрый московский учёный решил, что в Приморье существуют две разные популяции пятнистого оленя: аборигенная и парковая. Аборигенную популяцию с подачи учёного, её придумавшего, занесли в Красную книгу. Как различать эти популяции, ни он, ни кто другой сказать не могли: звери ничем не отличались. В итоге было принято исключительное по своей несуразности решение о том, что на территории Партизанского, Лазовского и Ольгинского районов Приморья обитает аборигенная популяция, а в остальных местах – парковая.

Новая Красная книга: что охотнику в ней?

При том что олени совершенно беспрепятственно перемещались из района в район, стада перемешивались и свободно друг с другом скрещивались. Один из основных постулатов популяционной генетики – если две группировки животных имеют обмен особями и, соответственно, генетическим материалом на уровне 5% и более, то они являются панмиксными, т. е. генетически однородными, и не могут считаться самостоятельными популяциями – маститым учёным с негодованием отвергался, как чуждый передовой советской науке. Позже генетическими исследованиями было доказано действительно полное отсутствие каких-либо различий между парковой и аборигенной популяциями. Со скандалами, интригами, криками о недопустимости покушения на святое пятнистого оленя выгнали из Красной книгив охотничьи угодья, где ему быть и надлежит.

Теперь приморские охотники вздохнут свободнее. Ситуация, когда законно, по разрешению, стрелянный олень подранком перебегает дорогу, по которой проходит административная граница между Шкотовским и Партизанским районами, падает и оказывается краснокнижным видом, добыча которого запрещена и карается в соответствии со статьёй 258 Уголовного кодекса, теперь уже не случится. Смешно? Но это не фантазия и не шутка, а реально имевшая место ситуация. Теперь уже в прошлом.

Ещё одна странная история. В Красной книге Российской Федерации появился… индийский дикобраз! Ранее на территории СССР индийский дикобраз встречался лишь на юге Средней Азии, в Туркмении и Таджикистане, и на юге Азербайджана, в Мугани и предгорьях Талышского хребта. Но климат меняется, и границы южных видов сдвигаются к северу. Индийский дикобраз, неплохо приспособленный к существованию в сельскохозяйственных ландшафтах, прошёл с юга на север весь Азербайджан и, переплыв быстрый Самур, пришёл в Россию. Сейчас его регулярно отмечают на территории Докузпаринского, Рутульского и Тляратинского районов Дагестана. Дикобраза в России пока немного. Наверное, это и подтолкнуло учёные головы к тому, чтобы записать его в Красную книгу. Зачем – непонятно. В Азербайджане вид вполне многочисленен, а в Россию пришёл северный край расширяющегося ареала. Типичный краевой вид. И в Азербайджане на него охотятся. Достаточно было ввести запрет охоты на него.

Более того, занесли дикобраза в Красную книгу с категорией «вид, находящийся в критическом положении». Смех и грех! По всему своему огромному ареалу, расстилающемуся от юга Турции и восточного побережья Средиземного моря через Центральную Азию, включая Казахстан, до Непала и Китая, Индостана и Шри-Ланки, вид совершенно благополучен. Дикобраз быстро адаптируется к новым условиям обитания и отлично размножается, а в ряде стран даже считается злостным сельскохозяйственным вредителем. В Международной Красной книге МСОП этот вид идёт с индексом LC (LeastConcern) – «не вызывающий опасений». Вот уж, действительно, чем бы бородатое дитя ни тешилось…

Из значимых для охотников изменений в отношении зверей следует упомянуть, что в Красную книгу занесена восточно-саянская популяция сибирского горного козла (козерога). Решение это во многом спорно. Например, в Тыве заняли жёсткую позицию, отстаивая права охотников и аргументированно доказывая, что состояние популяции козерога относительно благополучно и не требует занесения его в Красную книгу. В итоге краснокнижной стала восточно-саянская популяция вида, за исключением животных, обитающих на территории Республики Тыва. Получилось смешно и глупо. Если популяция угрожаема, заносите её в Красную книгу, если нет, то нет. А получилось «здесь пишем, здесь не пишем, а там рыбу заворачиваем».

Занесены в Красную книгу новые подвиды и популяции северного оленя, ранее защищённые исключительно на региональном уровне, такие как:

  • европейский подвид: мурманская западная, мурманская восточная, карельская, коми-архангельская, вятско-камская популяции;
  • сибирский лесной подвид: алтае-саянская и ангарская популяции, за исключением Респ. Тыва;
  • охотский подвид – камчатская популяция.

Пополнил ряды краснокнижников и снежный баран. Ранее в Красной книге присутствовали его путоранский подвид (Ovis nivicola borealis) и чукотская популяция якутского подвида (Ovis nivicola lydekkeri). Теперь к ним добавилась и малочисленная изолированная популяция кодарского подвида, обитающего в северо-восточной части Станового нагорья на хребте Кодар в пределах Забайкальского края и Иркутской области. Подвид очень уязвим, поэтому ему присвоен статус «находящийся под угрозой исчезновения». Справедливости ради надо сказать, что легальная охота на кодарского барана и раньше была запрещена, потому как он был занесён в региональные Красные книги.

Ещё одним новосёлом Красной книги России стала чукотская популяция камчатского подвида черношапочного сурка. Раньше краснокнижным был только его забайкальский подвид. Не уверен, что это нововведение очень сильно огорчит чукотских охотников, но иметь это в виду надо, чтобы не настрелять приключений на свою… голову.

Ещё меньше огорчит охотников тот факт, что в Красную книгу занесли ещё один «охотничий» вид – крапчатого суслика.Долгое время с ним целенаправленно боролись как с вредителем полей и пастбищ, и даже добывали в качестве пушного зверька. Сейчас его численность снизилась настолько, что нанести существенный вред сельскому хозяйству он не в состоянии, а в качестве объекта пушного промысла его уже давно никто не рассматривает.

Помимо уссурийского пятнистого оленя из Красной книги России были исключены следующие звери, которые могут представлять охотничий интерес:

  • солонгой – дальневосточная популяция;
  • амурский степной хорь;
  • алтайская популяция западносибирского подвида речного бобра.

Новая Красная книга: что охотнику в ней?Птицы

Что касается птиц, то следует отметить, что именно любителям охоты по перу, и прежде всего гусятникам, новая редакция Красной книги России преподнесла больше пакостей.

Самые яростные споры кипели вокруг двух видов: серого гуся и гуменника. Многие региональные органы власти, уполномоченные в области охоты и охраны природы, научные организации, отдельные специалисты-орнитологи, организации охотников настаивали на их исключении из списка видов – кандидатов на занесение в Красную книгу. Каждая из сторон приводила свои резоны и данные по численности, опровергая данные оппонентов как нерепрезентативные. При этом одни ссылались на факты исчезновения гнездовий и сокращение численности на отдельных обследованных территориях и указывали на выложенные в интернете варварские фото охотников с десятками и сотнями набитых гусей, а другие – на данные, указывающие на стабильную численность по ареалу и традиции и даже особую субкультуру правильной охоты на гусей. Надо отдать должное сторонникам занесения гусей в Красную книгу, они оказались лучше подготовлены в научном плане, а в спорах напористы до агрессивности. В итоге – компромисс, и опять смешной. В Красную книгу занесены:

  • серый гусь (Anser anser) на территориях следующих субъектов федерации:  Респ. Бурятия, Респ. Коми, Респ. Крым, Респ. Мордовия, Респ. Татарстан, Респ. Хакасия, Чувашская Респ., края – Забайкальский, Красноярский, Приморский, Хабаровский, области – Амурская, Белгородская, Брянская, Владимирская, Вологодская, Воронежская, Ивановская, Иркутская, Калужская, Ленинградская, Московская, Мурманская, Нижегородская, Новгородская, Пензенская, Томская, Еврейская АО и Ненецкий АО;
  • гуменник западный, лесной подвид (Anser fabalis fabalis) на территориях следующих субъектов федерации: Респ. Алтай, области – Архангельская, Кемеровская, Новосибирская, Ханты-Мансийский АО и Ямало-Ненецкий АО;
  • гуменник сибирский, таёжный подвид (Anser fabalis middendorffii) на территориях следующих субъектов федерации: Респ. Алтай, Респ. Бурятия, Респ. Саха (Якутия), Респ. Тыва, Респ. Хакасия, края – Забайкальский, Камчатский, Красноярский, области – Иркутская, Кемеровская, Магаданская, Новосибирская, Чукотский АО.

Получается, добыть серого гуся в Московской области – преступление, а в соседней Рязанской области подстрелить гуся из той же стаи –нормально. Если гуменник перелетит из ЯНАО в Красноярский край, то прощай вся его «краснокнижность», и он снова охотничий вид. Повторяется маразматическая ситуация, схожая с историей про аборигенную и парковую популяции уссурийского пятнистого оленя, где принадлежность к охраняемой популяции определялась исключительно административными границами. Теперь уже в масштабе всей страны.

Кроме того краснокнижный статус обрели:

  • очковая и сибирская гаги;
  • утка-касатка (за исключением Приморского края);
  • белая куропатка. Среднерусский подвид этой птицы уже давно занесён в Красную книгу. Теперь к нему добавилась большая белая куропатка – подвид, обитающий к востоку от р. Урал до подножия Алтая;
  • чернобрюхий глухарь – подвид обыкновенного глухаря, обитающего в Западной и Центральной Европе и, возможно, на территории Калининградской области;
  • большой кроншнеп. В Красную книгу попали не все популяции и подвиды большого кроншнепа, но в результате возникла такая территориальная мозаика, что от стрельбы по этому крупному кулику советую воздержаться. От греха подальше;
  • обыкновенная горлица. Ещё совсем недавно была массовой обычной птицей. На территории России её численность оценивалась в 1 750 000 – 2 880 000 пар. В странах Южной Европы она была популярным объектом охоты во время осеннего перелёта. По данным на 2001 год, на Мальте, Кипре, во Франции, Италии, Испании и Греции ежегодно отстреливалось от двух до четырёх миллионов горлиц. Но в самом конце XX – начале XXI века численность вида стала резко снижаться. Согласно исследованию 2007 года, в странах Евросоюза она упала на 62% за предшествующее десятилетие. Ещё в начале 2000-х годов общая численность горлицы на юге России оценивалась в 100–300 тыс. пар, современную же численность обыкновенной горлицы в России орнитологи оценивают лишь как 7–15 тыс. пар. Причины этого остаются до конца не понятными. Скорее всего, действует комплекс факторов: вырубка и выгорание лесополос, которые служили местом гнездования, обработка посевного зерна ядохимикатами, продолжительная засуха в местах зимовки в Африке, конкуренция со стороны кольчатой горлицы, быстро увеличивающей численность и расширяющей свой ареал. Так что перед тем как стрелять мелкого голубя, советую присмотреться, есть ли на шее хорошо видимый «ошейник».

Да, далеко не все краснокнижные новости радуют нас, охотников. Но главное – воспринимать это с юмором и всегда помнить, что наше от нас не уйдёт, а то, что ушло, – не наше!

Русский охотничий журнал, май 2020

353

Похожие статьи