Каждый кинжал – это воин

Национальные традиции
Каждый кинжал – это воин

Алексей Гнедовский – страстный охотник, меценат, издатель «Русского охотничьего журнала» и его приложения «На острие клинка». Но к тому же он ещё и коллекционер – коллекционер кавказского холодного оружия.

Почему он начал собирать именно «Кавказ», что для него кавказское оружие, что вкладывается им в коллекционирование – спрашивает Михаил Кречмар.

Михаил Кречмар (М. К.): Начнём с главного: когда вы пришли к выводу, что это интересно и что это надо собирать? Вообще всё холодное оружие? Поговорим сперва о пути коллекционера.

Алексей Гнедовский (А. Г.): Это было лет тридцать назад. Мне подарили штык клинкового типа с рукоятью, времён Первой мировой. Это было боевое оружие, мощное, надёжное, покоцанное. Я взял его в руки и понял, что я хочу это собирать. Я по знакомым что-то собрал, потом на меня стали выходить дилеры, и началось коллекционирование.

Каждый кинжал – это воин

М. К.: А почему вы в итоге сфокусировались на кавказском оружии, на кинжалах? У вас друзья с Кавказа, близки кавказской культуре? Когда вы поняли, что это уникальная фишка, именно российская?

А. Г.: Понял я это лет десять – пятнадцать назад, лет через десять после начала коллекционирования холодного оружия. Мне сначала кавказское холодное оружие просто очень понравилось. Самобытность, разнообразие. Шашки, особенно кинжалы все, разные, с подписями владельцев, с подписями мастеров. Каждый раз ты имеешь дело с чем-то новым. Какие-то новые пласты открываешь для себя. Потом начал про всё это читать, изучать историю Кавказа, интересоваться историческим холодным оружием более внимательно, и понял, что меня это зацепило тем, что оно само по себе явление уникальное – на Кавказе-то! А ещё очень тесно переплетается с историей России в целом.

130