Проект новых Правил охоты. Интервью с Андреем Филатовым

Охотничье законодательство
Проект новых Правил охоты. Интервью с Андреем Филатовым

Интервью с директором департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства Андреем Филатовым. Ведущий – Артур Мурзаханов, Замдиректора ФГБУ «Информационно-аналитический центр поддержки заповедного дела».

Артур Мурзаханов (А. М.): Добрый день, Андрей Александрович. Уже несколько дней в социальных сетях обсуждается вопрос нового проекта Правил охоты. В частности, представитель «Гринпис» в своём блоге опубликовал статью с громким названием «Охотники наступают». Я тоже клюнул на это яркое название, подумав: на кого же охотники наступают? Начал читать, но после фразы «Чиновники пытаются разрешить браконьерство» бросил. Почему? Потому что давно взял себе за правило: если заголовок не соответствует сути статьи, то это уже получается обман. Но прошло немного времени, и наши читатели начали просить прокомментировать данную публикацию. Вынужден был её дочитывать. В итоге я понял, что лучше вас, специалиста и человека, который непосредственно участвовал в подготовке нового проекта Правил охоты, никто не прокомментирует данный материал. Поэтому вот первый вопрос, его буквально цитирую из статьи, дабы меня не обвинили в том, что вырываю из контекста:«Новые правила разрешают повсеместно добычу глухарей, рябчиков, белой тундряной куропатки с использованием петель. В петли могут попасть любые животные, обитающие в той же местности, в том числе и редкие, и исчезающие, такие как манул, снежный барс или имеющая коммерческую ценность кабарга». Как вы это прокомментируете?

Андрей Филатов (А. Ф.): Подобные вопросы задаются и выводы делаются людьми, которые слабо изучили проект новых Правил охоты, размещённых для общественных обсуждений. Поясню, о чём идёт речь. Для того чтобы адекватно оценить ту или иную норму проекта Правил охоты, нужно очень внимательно и вдумчиво прочесть всё изложенное. Что касается петель, якобы разрешённых для отлова глухаря, рябчика и куропаток, на самом деле в новом проекте Правил охоты содержится норма в п. 64.2.5, предусматривающая возможность добычи этих птиц петлёй, но эта возможность будет реализована только после того, как высшее должностное лицо региона внесёт изменения в параметры охоты. Россия у нас федеративное государство, большая часть полномочий в сфере охотничьего хозяйства передана с 2010 года на уровень субъектов Российской федерации, и, в соответствии с нормой закона об охоте, параметры охоты утверждает высшее должностное лицо. Абсолютно не факт, что в каждом из субъектов, где обитают эти птицы, будет разрешён их отлов с помощью петельного лова. О чём идёт речь? Речь идёт, в основном, о возможности отлова птиц представителями КМНС и населения, проживающего на труднодоступных, малонаселённых территориях, удалённых от больших населённых пунктов Дальневосточного и Сибирского федерального округа. Более того, у нас в норме Закона об охоте содержится положение, позволяющее представителям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, отлавливать и добывать охотничьи ресурсы без разрешения в течение всего календарного года. Поэтому никакой новизны тут нет.

Что касается возможности отлова с помощью петли манула, барса или кабарги, то это вызывает просто недоумение и смех у специалистов и охотников. Во-первых, у тех же куропатки, снежного барса, манула разные ареалы обитания. Во-вторых, петля для хищника слишком мала. Особенно отмечу, что проект, который размещён на обсуждение, не содержит норм, позволяющих отлавливать петлями млекопитающих, отнесённых к охотничьим ресурсам. Поэтому никаких рисков для краснокнижных животных и иных объектов животного мира не существует.

Проект новых Правил охоты. Интервью с Андреем Филатовым

А. М.: Второй вопрос – снова выдержка из статьи: «Проект Минприроды снимает действующий запрет на весеннюю охоту на гусей в наиболее важных для них местах отдыха на пути с зимовок. По мнению учёных, охота на этих территориях весной может подорвать не только численность птиц, интересующих охотников, но и редких и исчезающих видов, которые также собираются на этих участках».

А. Ф.: С учётом правоприменительной практики прежних Правил охоты могу отметить следующее: те, кто охотится на водоплавающую дичь весной на пролёте (в основном это касается гусей), отмечают, что гусей 15–20 лет назад было значительно больше. То есть до момента действия нормы, которая запрещала охоту на гусей в определённых зонах водохранилищ и рек Российской Федерации. О чём это говорит? О том, что не это является причиной снижения численности. Причиной снижения численности, на наш взгляд, является возможность охоты в местах гнездования, там, где птица должна чувствовать себя в абсолютной безопасности. Там, где она спаривается, откладывает кладки, выводит птенцов и ставит их на крыло. Поэтому в новом проекте Правил охоты предусмотрена норма, которая запрещает охоту в местах гнездований на Севере, в Заполярье, в 15-километровой материковой зоне, примыкающей к океанской зоне общедоступных охотугодий. Таким образом, мы диверсифицируем норму, позволяющую сейчас отстреливать птицу в местах гнездования, и сохраним большую часть тех птенцов, которые участвуют в репродукции.

А. М.: Кстати, отмечу, в статье говорится: «Весенняя охота негативно скажется и на гнездящихся на таких стоянках птицах, в том числе краснокнижных». То есть идёт противоречие с тем, что вы только что сказали.

А. Ф.: Эти птицы в основном пролётные и гнёзд там не создают. У нас, я не знаю точно, где гнездятся гуси, скорее всего, на территории Псковской, Новгородской, Вологодской областей, южной части Архангельской области. И вот на этих территориях мы охоту ограничиваем, вводя запрет на добычу там, где происходит гнездование.

А. М.: Цитирую третий вопрос: «По новым правилам охотник сможет, не разбирая охотничье оружие, передвигаться на быстроходном транспорте: в автомобиле, лодке или вертолёте. Использование транспорта и перевозка готового к бою оружия будут также разрешены при отлове животного для содержания в вольере и для транспортировки охотничьей добычи».

А. Ф.: С точностью до наоборот. Почему? Потому, что п. 64 устанавливается запрет на использование тех или иных способов, орудий, приёмов добычи охотничьих видов животных. Нужно было сначала прочитать п. 64, а потом уже обращать внимание на п. 64.12, 64.13, 64.14, которые запрещают использование механических транспортных средств для поиска, преследования и добычи охотничьих ресурсов. Более того, при «нахождении на транспортных средствах для поиска, преследования и добычи в охотничьих угодьях» оговорка лишь одна – кроме случаев, указанных в п. 71 Правил охоты. Этот пункт говорит о том, что с помощью механических транспортных средств можно только регулировать численность шакала, волка, лисицы. То есть тех видов, которые наносят ущерб охотничьему хозяйству. Также сюда входит период введения чрезвычайных ситуаций, в момент возникновения каких-то острых эпизоотий, для того чтобы локализовать очаг появления возбудителя той или иной болезни, купировать его и остановить распространение на другие территории. Вот о чём этот пункт, поэтому не надо вводить людей в заблуждение. Предложенный проект Правил охоты ужесточает требования, особенно для любителей наживаться за счёт государства. Нахождение человека с добытой продукцией охоты будет приравниваться к незаконной охоте, что поможет пресечь действия браконьеров. Предлагаемый проект Правил, считаю, ужесточает порядок и дисциплину, которые должны быть на охоте.

Я хочу вкратце рассказать историю, с которой началась разработка новых Правил охоты. С учётом правоприменительной практики действующей редакции Правил охоты, с учётом тех пробелов, которые имелись, и неоднократных обращений и специалистов сферы, и уполномоченных органов, и граждан, было принято решение в 2019 году собрать предложения от всех регионов РФ и вынести на обсуждение общественным советом. Предложения были обобщены, проанализированы, и мы начали работу. Подготовленный проект проходил неоднократное обсуждение в секции научно-технического совета, как минимум раза четыре в Министерстве природных ресурсов. Так что продукт, который сейчас размещён для общественного обсуждения, – результат некого компромисса, достигнутого, в том числе, на долгих обсуждениях. И, добавлю: тем, кто охотится давно, объяснять ничего не надо, они всё прекрасно понимают.

Ещё отмечу: необходимо понимать нормы действующего Закона об охоте, который большую часть полномочий передал в регионы, и регионы, утверждая свои параметры охоты, будут решать, приемлемо для них то, что содержится в новых Правилах охоты, или неприемлемо, за исключением обязательных норм, которые детерминируют их соблюдение. У нас огромная страна, и всех втиснуть в рамки единой нормы невозможно. Красноярский край – это одно, Краснодарский – другое. Мозаика применения Правил охоты должна предоставлять регионам возможность принимать решения по тем способам, срокам и приемлемым орудиям охоты, которые они могут разрешить на своей территории.

А. М.: В статье «Гринпис» также было написано о том, что вы использовали неразбериху во время пандемии и быстро протолкнули эти нормативы…

А. Ф.: Это легко объяснимо. У нас есть план-график подготовки нормативно-правовых актов с учётом регуляторной гильотины. Если мы в течение текущего года не издадим Правила охоты, то с 1 января 2021 г. перестанут действовать имеющиеся Правила, которые утверждены приказом № 512 Минприроды. Помимо общественного обсуждения мы должны пройти достаточно длительный путь по другим федеральным органам исполнительной власти, согласовав новую редакцию с ними. К тому же у нас в России около 5 миллионов охотников, от них есть критические замечания, достаточно острые, есть и очень конструктивная критика. Но значительная часть тех людей, которые понимают, о чём идёт речь и какие меры Минприроды подготовило для сохранения охотничьих животных, поддерживают Правила. Поддерживают их в том числе и субъекты РФ, что тоже о многом говорит. Более того, мы всегда открыты для конструктивной критики. Достаточно большая часть профессионального, экспертного и научного сообщества добавила в проект новые конструкции, которые мы потом использовали. В связи с этим я хотел бы отметить, что, как показывает мировая практика, большая часть животных сохранилась там, где существуют охотничьи хозяйства. Потому что именно в охотхозяйствах, в первую очередь, сохраняется ресурс и тех животных, на которых охотятся охотники, и краснокнижных животных.

1209

Похожие статьи