Заяц на приваде

Зайцеобразные
Дата публикации:
просмотров: 941
Комментарии: 0

Мысль попробовать охоту на косого с засидки пришла ко мне в ходе прочтения книги В. Окуня «Охота на зайцев», где достаточно подробно был описан такой способ добычи животного.

Окончательно же это желание созрело во время зимней охоты по перу. В один из выходных дней, обходя окрестности местной лесной речки в поисках тетеревиных лунок, я случайно наткнулся на небольшую старицу, обильно поросшую по берегам березами и осинами. Множество заячьих следов и срезанных веток вдоль этих порослей безошибочно указывало на постоянные жировки беляка. Поскольку старица располагалась недалеко от поселка и предстоящая охота вместе с ее подготовкой не предполагала большой сложности, было решено устроить на этой старице простейшую приваду.

Выбрав по следам наиболее посещаемый зайцами участок, я срезал на берегу две осинки и свалил их друг на друга так, чтобы верхушки веток с почками упали в самую гущу заячьих следов. На следующие выходные, прихватив с собой пачку обычной крупной поваренной соли, я пошел проверять приваду. Обилие заячьих следов, погрызенные ветки и кучи помета вокруг этих осин говорило о том, что место выбрано верно и зайцам мое угощение пришлось по душе. Высыпав пачку соли на развернутый полиэтиленовый пакет, а качестве дополнительной приманки подкинув немного свежих осиновых веток, я пошел готовить «снайперскую позицию».

После недолгого изучения возможных направлений стрельбы наиболее удобная позиция была найдена примерно в 25 метрах от привады, у корней большого кедра, также растущего на берегу старицы. Вокруг этого кедра притулились несколько карликовых березок и невысокий кустарник, дававший естественную маскировку, а сразу за кедром берег поднимался, создавая белую снежную стену, что являлось дополнительной маскировкой для меня, одетого в белый маскхалат. Саму позицию хорошо укрывали разлапистые кедровые ветки. Возле кедрового ствола я вырыл в снегу небольшое углубление, а сектор для стрельбы расчистил от лишних веток. Все было готово, оставалось только дождаться ясной лунной ночи.

За сутки до охоты я еще раз пришел убедиться, что заяц не мигрировал на другие жировки. То, что я увидел возле привады, успокоило меня окончательно. У солонца была вытоптана натуральная площадка, на которой лежало несколько кучек заячьего помета. Было очевидно, что заяц активно поедал эту соль, не особо смещаясь с одного и того же места.

И вот настал тот самый день, точнее вечер. Из прочитанной книги я хорошо запомнил, что заяц выходит на первую жировку рано, как только садится солнце и наступают сумерки. Соответственно, в 18:30, незадолго до заката, я был уже на месте. Поскольку предполагалось длительное неподвижное сидение при температуре -22 градуса, под охотничий комбинезон были надеты дополнительный комплект термобелья и свитер. Разложив захваченный из дому раскладной рыбацкий стульчик и подложив под себя пуховую шаль, я устроился поудобнее, зарядил ружье и стал дожидаться появления «клиента».

Но неожиданно свои коррективы внесла погода. Небо постепенно стала затягивать серая пелена, пошел снежок, затем поднялся ветер и началась приличная пурга. Положение спасало то, что старица находилась в углублении и ветер задувал в нее не очень сильно. Роль луны, к счастью, сыграли фонари поселка, оранжевый свет которых отражался в облаках и давал какое-никакое освещение. Тем не менее на штатную прицельную планку я не надеялся изначально, понимая, что ночью даже при полной луне ее все равно не будет видно, поэтому на ружье установил коллиматорный прицел.

Ждать пришлось недолго. Примерно через полчаса на фоне завываний ветра послышались звуки осторожных неторопливых шагов, а спустя некоторое время до моего слуха донесся отчетливый скрежет, как будто кто-то быстро царапал деревяшку. Судя по доносившимся звукам, заяц с упоением грыз осиновую кору со ствола дерева. И вот тут выявился первый сюрприз. Слегка нагнув голову, я попытался было рассмотреть, где находится косой, но с тусклым поселковым освещением так ничего и не увидел. В голову закралась мысль, что он может жировать с противоположной стороны привады и из-за веток мне не удастся его увидеть. Однако спустя несколько минут, внимательно вглядевшись, я заметил небольшое белое пятно с нечеткими очертаниями, которое периодически смещалось то в одну, то в другую сторону.

Тихонько включив коллиматор на минимальную яркость, я поднял ружье. Тут выявился второй сюрприз. Даже с минимальной яркостью прицельная марка полностью засветила сплошным красным светом весь окуляр прицела, из-за чего не то что зайца, а даже приваду нельзя было увидеть. Опустив ружье, я тихонько протер линзы рукавицей и вновь поднял ружье. Стало лучше, но не намного. Прицельная марка все равно горела ярким красным пятном размером в несколько раз больше зайца. Оставался только один вариант. Примерно прикинув, где находится косой, я наугад навел марку в то место, где должен был находиться центр белого пятна, и нажал спуск. Грянул выстрел, и все звуки стихли. Выждав секунд пять, я встал и, разминая затекшие ноги, побрел к приваде, не особо надеясь на успех, так как стрелять пришлось практически вслепую. Но сомнения оказались напрасными. На подходе к приваде я увидел красавца зайца в белоснежной шубе, распластавшегося на снегу среди веток. 32 грамма двойки сделали свое черное дело с первого раза. Это оказался сравнительно небольшой самец, весивший, как показали впоследствии домашние весы, 3,3 килограмма.

Не сказать, что охота принесла большое моральное удовлетворение, хотя, по сути, она мало чем отличается от других засидочных охот, а результат оказался вполне приличным. Скорее, это был небольшой личный эксперимент, увенчавшийся успехом, но впоследствии такие засидки я больше не практиковал – просто потому, что мне намного интереснее ходовая охота.

Русский охотничий журнал, февраль 2014 г.

941

Похожие статьи