По заячьим следам

Зайцеобразные
Дата публикации:
Комментарии: 0

Давно отгремели ружейные залпы на утиных зорях, и носатая братия дружно двинулась к югу. Рябчики поумерили свой пыл и всё реже отвечают на твой манок. Отряхнулся лес, просветлел и сквозит во все стороны. «Дохнул осенний хлад, – как писал Александр Сергеевич, – дорога промерзает, журча, ещё бежит за мельницей ручей…»

Предзимок. Ещё можно успеть погулять по серому лесу в поисках перелинявших белячков, поохотить их в узёрку, покуда не полетели белые мухи. Вот-вот ляжет первая пороша и наступит время одной из любимых моих охот – на зайца троплением. Изучением лесной книги я начал увлекаться, начитавшись Бианки в далёком детстве. Прибегал со школы, переодевался и бежал в лес, благо был он за околицей. Зайцев в те времена было в Подмосковье достаточно, поэтому найти ночной малик было не слишком сложной задачей. Ещё из окна школьного автобуса я высматривал их на краю обочин и, забросив учебники, бежал туда сломя голову.

Первая задача, которую ставил перед собой юный следопыт, – это найти лёжку. К слову, отец мой, истинный гончатник, каждые выходные брал меня в лес на охоту, поэтому с объектом охоты я был знаком с пелёнок. В следах я разбирался, но хотелось научиться их читать, хотелось самостоятельности в этом вопросе. Чего таить, задор сего мероприятия распирал меня изнутри. Распутав все хитрости беляка и наконец-таки добравшись до остывающей проталины, оставленной ушастым, радостный возвращался домой, откладывая в голове определённые выводы. Со временем появилось естественное желание увидеть и самого зверька. Долгое время не удавалось это осуществить, не хватало опыта, но я с упорством продолжал ходить по следам, анализируя свои ошибки.

Первый самостоятельно вытропленный беляк надёжно втёрся в мою память, и картинка стоит перед глазами. Наскоро пообедав и вооружившись толстым, тяжёлым электродом, я растворился в зимнем лесу. У небольшого ручья, именуемого местными Жмучка, зацепился за следок, который долго водил меня, путал на просёлочных дорожках, кружил-петлял по мелколесью, пока не оборвался на краю старого выруба у сухой упавшей ели. Хвоя давно уже осыпалась, и я легко просматривал пространство за макушкой. Выходного следа нет. Вот где оно – охотничье счастье. Сердце колотится, рвётся вон из груди моей. Подброшенный вверх пружиной страха, крупный беляк вымахнул из-под той самой лысой макушки, как только я качнул комель ногой. Заяц, отскочив на пару метров, замер, присев на секунду: оценить обстановку и направление угрозы. Меня он явно не видел. Сидит ко мне спиной, стрижёт ушами. Со свистом разрезая воздух, электрод смачно впился в мёрзлую землю, в каких-то сантиметрах от цели. Косой в два прыжка скрылся из вида. Несмотря на досадный промах, радости моей не было предела, ведь я достиг главной цели, к которой так долго шёл. Воплями Чингачгука я провожал свою убегающую белоснежную мечту. Про каждого зайца, естественно, рассказывал отцу, делился с ним пережитыми эмоциями. Отец, с осенистым русским пегим выжлецом по кличке Фагот, разбирался с моими зайцами на раз.

Итак, успешная охота троплением несомненно требует определённого опыта. В моём случае азы дал отец, а тонкости оттачивались регулярными выходами. Вывод напрашивается сам: нужно чаще бывать в угодьях. Хорошо, если есть более опытный наставник, который подскажет, направит, но если такого нет, не беда: было бы желание. Сейчас с теорией нет проблем, интернет подскажет, YouTube покажет, а зимние прогулки укрепят здоровье. Всё польза, чем прозябать дома перед телевизором. На мой взгляд, зайца русака тропить проще. Он любитель просторов. Открытые поля, изрезанные посадками, зарастающие края садов и деревень, садовых участков – его излюбленные места.

Есть у меня давняя традиция. В новогодние праздники каждый год езжу с другом за русаками в Ярославскую область. Повидаться с давним другом и весело провести время в поисках и троплении русачков. Места там интересные. Разбросанные старые деревеньки, поля вперемешку с перелесками. На открытых местах след виден далеко впереди, и если нет позёмки, по направлению его хода можно предугадывать возможные места лёжки. Бывают случаи, когда найденный след является началом ночных похождений зайца. В морозную ночь косой ходит много, тогда до лёжки добираешься к концу светового дня, но бывает и наоборот. Наткнёшься на «двоечку», вот она – скидка, и кудрявый русак вымахивает, словно из-под земли, разрывая снег. Повезло.

Беляк – житель лесов. На открытых местах ложится редко, и узреть его непросто, особенно в наших захламлённых подмосковных лесах. Одно дело, когда накануне охоты выпала свежая пороша, которая облегчает тропление, и другое дело – охота в многоследицу. Заяц набивает целые тропы, и лишь опытный взгляд сможет отличить «замыленный» след от свежего. В такие дни требуется повышенное внимание и развитое боковое зрение, а лучше верный друг, который подстрахует тебя и возьмёт точным выстрелом сорвавшегося с лёжки беляка.

Заяц – зверёк достаточно оседлый. Лишь сильные обстоятельства заставляют его сменить место обитания. Как говорится, где родился, там и пригодился. Лишь с установлением большого снежного покрова перебирается он из спелого леса на края зарастающих мелятником полей, вырубов. Тут больше корма и простора в преддверии гона. В рамках своей территории заяц совершает ночные прогулки. Косой гуляет, след его ровный, неторопливый. По ходу немного питается, не меняя сильно направление хода. Иногда, без явных причин, заяц ускоряет ход, начинает носиться по лесу явно на махах, как будто его напугали или преследуют. Часто такое встречается ближе к концу сезона, когда у зайцев начинается гон. Видимо, от переизбытка чувств степашки так галопируют.

В тёплые зимы прогулки зайца достаточно короткие, и через пару километров, а то и раньше, выходишь на жировку. Обширное утоптанное место со следами кормления, погрызами и продуктами жизнедеятельности. Чаще рядом с упавшей осиной, молодыми кустами с сочными побегами. Для удержания зайца в определённом месте и для удобства дальнейшего его поиска, особенно после снегопада, мы часто подрубаем молодые осинки. Делаем это в начале зимы, создавая своеобразные столовые для грызунов. Очень облегчает нам жизнь в плане поиска свежего малика. В последнее время вездесущие бобры, расплодившиеся в невероятном количестве в нашей области, выполняя функции лесорубов, подкармливают и зайца. Сваленные ими осины косые с удовольствием посещают всю зиму, чем мы обязательно пользуемся.

Редко заяц ложится в пределах жировки, редко, но бывает, поэтому ружьё должно всегда быть наготове. Обойдя жировку и найдя выходной след, двигаемся дальше. Перед тем как лечь на днёвку, заяц часто начинает мудрить. Резко менять направление движения, делать непонятные прыжки в стороны от основного хода. Залезет под упавшую ель, пройдёт её вдоль ствола и выйдет на другой стороне. Заяц явно присматривается к потенциальным местам для лёжки, ища укромные места. Вот и первая «двойка». Заяц прошёл по прямой, вернулся точно своим следом обратно и, сделав огромный прыжок, скинулся в сторону. Бывает, вложит все четыре лапы в один след, оставив небольшую ямку в снегу, так что даже опытному следопыту не с первого раза удаётся её найти, особенно когда снежная кухта сыпется с деревьев, оставляя похожие отметины. После второй двойки, а чаще их бывает больше, нужно быть особенно начеку. Бывает, косой, как раненный медведь, сделав небольшую петлю, ложится в стороне от двойки, контролируя каждое твоё движение. Стоит повернуться к нему спиной, он тут же срывается с лёжки, особенно в морозные зимы. В оттепель и слякоть может сидеть до последнего. Не любит мочиться.

Повадки русака не сильно отличаются от повадок беляка. В сильные морозы и глубокие зимы жмётся он ближе к жилью человека, коровникам, дачным посёлкам. Здесь много дорог, по которым удобно ходить и путать след, да и хищник меньше докучает.

Охота на зайца – всегда праздник, а день рождения друга, проведённый в лесу, – праздник вдвойне. День рождения друга, родившегося в начале декабря, по традиции отмечаем на охоте. Стронув зайца с лёжки, гоняем его по зимнему лесу, весело проводя время. Гонец идёт с голосом по следу, другие участники мероприятия замирают на предполагаемых местах выхода зверька – лазах. Именинника, естественно, стараемся поставить на самый верный лаз. Не помню такого дня, чтобы мы остались без трофея, всегда везло, и именинник возвращался домой с прекрасным настроением и пушистым подарком. Из-за временного отсутствия собаки охота троплением зайца стала для меня основной в зимнее время. За сезон в Подмосковье, с учётом одного выхода в неделю, удаётся добыть порядка 15 зайцев, что считаю неплохим результатом, чего и вам желаю в наступающем году. Ни пуха ни пера.

Русский охотничий журнал, январь 2019 г.

1339

Похожие статьи