Зайцеобразные
Дата публикации:
просмотров: 80

Крымский заяц: перестройка по-русачьи

Комментарии: 0
Крымский заяц: перестройка по-русачьи

Начну с того, что охота на зайца-русака (другие на полуострове не водятся) по сей день является моей любимой охотой. Более того, я, завзятый рыболов с детства, твердо перешел в ряды местного охотничьего люда именно из-за этой мужской забавы, начав «топтать» ушастых по крымским угодьям более 20 лет назад.

За это время немало было хожено по полям и долам, причем по роду своей журналистской деятельности (как главный редактор сначала передачи для охотников и рыболовов на местном ТВ, а затем и «Крымской охотничьей газеты») я побывал на множестве заячьих охот во всех регионах нашего полуострова. Понятное дело, для красочных, результативных репортажей меня, как правило, водили по «блатным» местам и в хороших компаниях. Со временем я и сам обрел такую, компактную и душевную, в составе которой продолжал осваивать секреты ходовой охоты на русака и совершенствовать стрелковые навыки. Словом, дошло дело до того, что без трофея, а тем более без выстрелов по косому не обходилась практически ни одна охота.

Однако в последние годы, и это, увы, непреложный факт, уже не раз и не два мне приходилось возвращаться с любимой охоты домой без единого выстрела по косому. Случалось, за целое воскресенье (отведенный по украинским правилам день охоты) мы со старинными друзьями из небольшого охотколлектива зайца даже не видели, причем в знакомых, проверенных годами угодьях. В последнее время забушевали страсти по этому поводу и в крымской охотничьей громаде. Кто-то заявил, что зайца попросту выбили из-за завышенной пропускной способности и плохой охраны угодий. Кто-то обвинил во всем матушку-природу: дескать, засуха, болезни, клещи, обработка полей химикатами сказались на воспроизводстве косого, кто-то и вовсе дошел до крайности, предложив закрыть охоту на зайца в Крыму (по причине малочисленности вида) на два-три года. Попробуем разобраться в истинных причинах нынешнего положения с зайцем в крымских угодьях: на основе архивных материалов, личного опыта и наблюдений автора.

Итак, крымский русак является аборигеном дикой фауны полуострова. Внешне крымские зайцы мало отличаются от своих материковых собратьев. Уши длиннее морды: отогнутые вперед, значительно выступают за ее край. Длинные задние ноги, окраска землисто-серая с белой и рыжей рябью. По краям слабо оволосенных, с внутренней стороны почти голых ушных раковин имеется кайма из черных волос, хвост сверху черного цвета, но есть ряд черт, которые редко можно встретить у зайцев из других ареалов обитания. Например, крымские русаки практически не линяют: они зимой и летом «одним цветом» – серые. Настоящая снежная зима в республике – редкий гость, а снежок если и выпадет, то лежит не более 5-7 дней кряду. Вот и получается, что нашим зайцам линять незачем. Другая любопытная особенность крымских зайцев – это шкурка на холке. В различных книгах из серии «Занимательная зоология» нередко пишут, что когда хищник хватает зайца за холку, то последний легко расстается с этим куском шкуры. Заяц отбрасывает шкуру, почти как ящерица хвост, даже кровь при этом не течет. И пока хищник теребит кусок шкуры, зайчишка благополучно «делает ноги». Крымский русак не таков – не отдает он врагу этот кусок шкуры на холке. У наших зайцев участок кожи, который называют холкой, может сильно вытягиваться. Да так сильно, что заяц может развернуться к врагу брюхом и, упершись в того задними лапами, бить передними. А острыми когтями он запросто поранит потенциального обидчика. Причем рвет хищника или, не дай бог, неудачливого охотника и передними и задними лапами – попеременно. И, например, лисицу может порвать до смерти.

Крымский русак – один из самых резвых в Украине, особенно в богатых на просторы степных районах полуострова: Красноперекопском, Советском, Джанкойском и других. Как-то на Всеукраинских состязаниях борзых по зайцу в Раздольненском районе в течение соревновательного дня ни одна из более чем 20 резвых дипломированных собачек, пущенных из «ровняшки» за поднятым русачком, так его и не догнала.

Славился русак в Крыму прежде и высокими воспроизводственными возможностями. Как правило, в год наши зайцы приносили по 4 помета от 2 до 6 (!) зайчат каждый, в среднем 4. Первые малыши, «настовички», рождаются в марте, когда в крымском лесу лежит снежный наст; последний выводок, «листопаднички», появляется к началу октября, когда опадают листья. Второй и третий пометы не строго привязаны ко времени. Широко известно размножение сеголетков. Также разными авторами неоднократно отмечалась зимняя беременность крымских зайцев, которая обычно связана с участившимися в последние годы малоснежными, дождливыми и теплыми зимами.

Естественных врагов у крымского русака относительно мало. Взрослому животному в первую очередь опасны лисы, бродячие собаки и орлы. Канюк, серая неясыть и серебристая чайка нападают на зайчат до 3-4-месячного возраста, как, увы, и очень расплодившиеся в последнее время на полуострове серые вороны и практически «прописавшиеся» на нем из-за теплых зим грачи. С недавнего времени определенная часть крымских зайцев попадает и в рацион вновь образовавшейся в Крыму популяции волка. Также заяц – универсальный прокормитель личинок и нимф почти всех местных видов иксодовых клещей, которые могут стать причиной смерти зверька. Кроме того, ушастые нередко гибнут на автодорогах, во время сельхозработ, от неблагоприятных условий.

Численность русака в Крыму в разные периоды истории была подвержена значительным колебаниям, зависящим от большого числа естественных и особенно антропогенных факторов: от плотности населения, от климатических условий, от состояния кормовой базы, от интенсивности бытовавшего прежде промысла, от эпизоотической обстановки, от комплекса агротехнических мероприятий и от многих других. За минувшие более 200 лет четко просматривается и определенная цикличность роста и падения популяции.

Так, в XIX веке, а именно в 1856 году, после Крымской войны, местные охотники добывали до тысячи зайцев за сезон. Дельцы заготавливали в год до 25 тысяч шкурок. В 1864 году царское правительство позволило неограниченную добычу зайцев, и это привело к быстрому падению их численности. И уже в 1889 году в западной части Крыма за зиму на одного охотника выходило всего 2-4 зайца (это уже после введения режима ограничения охоты).

В XX веке, в 1914-1918 годах, наблюдалась новая волна нарастания численности. К примеру, на Керченском полуострове охотник без собаки за 1-2 часа мог добыть двух-трех зайцев. После гражданской войны в Крыму начался систематический и планомерный отстрел бродячих собак. Это положительно сказалось на численности зайцев, но в 1929 году из-за неблагоприятной погоды поголовье их сократилось более чем на 70%.

Следующий подъем численности отмечен после Великой Отечественной войны: охотник за день мог добыть до десятка зверьков. Интенсивный промысел и суровые зимы середины 50-х годов прошлого века вновь сократили поголовье, а в сезон 1972-1973 годов из-за крайне низкой численности охота на зайцев в Крыму была и вовсе закрыта…

Впрочем, уже в 80-х годах популяция русака вновь достигла таких размеров, что зайцев даже отлавливали специальными сетями для переселения и акклиматизации в других регионах Украины, а в местные организации УООР спускались нормы промысловой добычи косых для предприятий общепита!

Я же, как начинающий зайчатник, застал добрые времена ушастого изобилия в крымских угодьях в конце 90-х, выезжая на коллективные загонные охоты в угодья КРООР для съемок сюжетов для своего еженедельного тележурнала «Ни пуха ни хвоста» на канале Гостелерадиокомпании «Крым». Как правило, такие охоты с большим количеством охотников (до 60 стрелков) с нормой добычи 1 зайчик на человека заканчивались до обеда, а то и раньше! Один-два грамотно организованных «котла» и … все с желанными трофеями! Еще совсем недавно зайцев в Крыму можно было встретить повсюду, где была хоть какая-нибудь растительность. Традиционными излюбленными местами жировок крымского русака были озими, кустарники, лесополосы, в горах – поляны, редины, просеки, заброшенные сады. Причем лежки наш зайчик нередко устраивал прямо на местах жировок, как, впрочем, и под пологом леса, на щебенистых осыпях, на берегу моря.

Что произошло с крымским зайцем в последние 10-15 лет? Почему добыть его стало сложнее, а порой даже увидеть непросто в проверенных многими годами охоты угодьях? Выскажу свое, подчеркиваю субъективное, мнение. Действительно, чего греха таить, по разным причинам зайца в Крыму стало меньше! Однако вовсе не настолько, чтобы говорить о малочисленности популяции. Крымский русак… попросту перестроился! Сначала из-за развала отлаженной инфраструктуры сельского хозяйства после распада Союза, а затем (имею в виду последние годы) из-за аномально теплых погодных условий осенью и зимой! Так или иначе, но излюбленным местом обитания ушастых по-прежнему остается лесостепная зона, занимающая большую часть Крымского полуострова. В добрые, но стабильные советские времена здесь кипела, образно говоря, колхозно-совхозная жизнь с огромным количеством пахотных земель, озимей, паров, сенокосных угодий, которые издавна считались любимыми местами жировок зайца. Поэтому ушастый на дневке лежал именно там, видел идущих охотников издалека, а потому поднимался и бежал загодя. Недаром основным и самым добычливым способом охоты на зайца в те годы считалась коллективная загонная охота так называемой «подковой» или «котлом» с большим числом стрелков – загонщиков и охотников на перехватах.

После известных событий и распада Союза колхозы и совхозы в Крыму развалились, многие земледельческие поля были заброшены, заросли бурьяном и кураем. Естественно, в таких условиях заяц физически не мог видеть охотника на дальнем расстоянии, и к нему стали подходить все ближе и ближе…

Шло время. Так или иначе, но за 20 лет «незалежности», по сути, сменилось и 20 поколений крымского косого. И сегодня можно говорить о том, что за это время он генетически поменял свое отношение к заложенной самой природой осторожности и страху. Порой создается впечатление, что ныне этот ушлый зверек прекрасно понимает, что гораздо лучше лежать до последнего и, по возможности, пропустить опасность (охотника) мимо себя. Тем более по причине аномально теплых даже для Крыма, без холодов и снежного наста, осени и зимы последних лет лежать русаку удобно и на озимях, и на пашне, и в междурядьях виноградников, и в садах. И он порой компактными группами (до 10 особей) устраивается на одном конкретном поле среди множества подобных. Согласитесь, в такой ситуации, по сути по «вечному» чернотропу (без видимых и читаемых на том же снегу следов), высчитать такую «высыпку» косого весьма сложно.

Вывод из всего этого напрашивается сам собой: перестроился русак – значит, пришла пора перестраиваться и самим охотникам. Пока же большинство крымских зайчатников (имею в виду в первую очередь коллективные загонные охоты) по-прежнему действуют по устоявшимся «советским» правилам. Это и большие расстояния между стрелками-загонщиками в «подкове» – от 50-70 и более метров (а надо – не более 30), и стремление некоторых коллективов прочесать поле с максимальной скоростью (а надо «топтать» косого очень медленно, буквально шагом), и упорное нежелание делать работу над ошибками после каждого конкретного загона, с учетом погодных условий и характера угодий в конкретный охотничий день.

В результате некоторые охотники, в очередной раз оставшись после выходного дня без желанного трофея (напомню, при Украине в Крыму охоты на зайца проводились только по воскресеньям), даже не подозревают о том, что не раз и не два прошли мимо плотно лежащих в лежке зайцев, которые в большинстве случаев так и остались незамеченными и неподнятыми!

Между тем опытные «дедушки» никогда не спешат и не берут для построения в «подкову», образно говоря, людей с улицы, а, сформировав загон и по жребию определив, кто из охотников «тянет крылья», а кто идет в «мотне», «утюжат» перспективное, с их точки зрения, поле вдоль и поперек. Как правило, имеется в таком сплоченном коллективе и – для добора подранков – собачка или пара, причем не только легавых, но и норных и спаниелей! В результате – практически все бывают с трофеями и возвращаются домой засветло!

А еще в крымских угодьях надо помнить о том, что наш русак в течение сезона охоты (с ноября по январь следующего года) нередко совершает миграции, причем на расстояния достаточно приличные – в основном к морю и к жилью. Так что после нескольких охот в том или ином регионе следует поменять маршруты и ходить не по полям, а по огородам вокруг населенных пунктов, брошенных строений и дачных поселков. И пропавший было косой обязательно обнаружит себя!

В заключение назову несколько обязательных условий, при соблюдении которых численность зайца-русака теперь уже в российском Крыму должна если не возрасти, то по крайней мере остаться стабильно устойчивой для нормальной результативной охоты.

Первое – необходимо обеспечить уже в следующем межсезонье настоящую, не на бумаге, охрану охотугодий от нарушителей и браконьеров. Прямо скажу, в большинстве крымских охотхозяйств, в том числе и моем родном РОО КРООР, она оставляет желать лучшего. Как по объективным (высокие цены на топливо, отсутствие транспорта, в том числе внедорожного, нищенская зарплата егерей и так далее), так и по субъективным причинам. Ведь значение человеческого фактора в охотничьем деле никто не отменял. В первую очередь надо объявить непримиримую войну тихим петельщикам и крутым беспредельщикам из числа любителей охоты из-под фар.

Второе – надо сделать все для того, чтобы «перестроившийся» русак дал многочисленное потомство в период размножения (а это без малого около 7 месяцев). Можно, конечно, зверьков и подкормить (хотя при благоприятных погодных условиях зайчик и сам найдет, чем питаться). Но главное – надо помочь новорожденным зайчатам выжить. А для этого просто необходимо усилить борьбу с вредными хищниками и особенно с птицами. Едешь по Крыму и наблюдаешь огромные стаи воронья, галок, сорок... А ведь эти пернатые гробят нашего ушастого, причем в немалых количествах.

И последнее. Увы, в последнее время среди крымских охотников (то ли по причине подорожания охоты на ушастого, то ли по причине пофигизма, другого слова не подберу) растет число сторонников стрелять зайца сразу после открытия охоты на пернатых. Причем многие действуют по принципу: если не я стрельну, то кто-то другой. В результате некоторые «демократы» (зачастую небедные люди) настреливают до начала законной охоты не одну норму зверьков. А потом активно подключаются к обсуждению темы: что-то зайца стало мало, ходим – только ноги топчем, опять не закрылись...

Уважаемые господа-товарищи! Над каждым охотником контролера не поставишь, и каждый заяц, добытый в неурочное время или превысивший положенную норму, так или иначе потом всем нам же «икнется» пустым полем. Помните об этом и, чтобы быть с законным трофеем, начинайте свою перестройку!

«Русский охотничий журнал», февраль, 2016

80