Коллективом на зайца

Зайцеобразные
Дата публикации:
просмотров: 633
Комментарии: 0

Отряхнулся от листвы старый осинник, скинул красную шапку – просматривается теперь насквозь. Эх, хорошо в осеннем лесу, дышится легко, мысли правильные в голове, да и с ружьём половчее. Люблю я предзимье и, как Пушкин, воспеваю позднюю осень:

И с каждой осенью я расцветаю вновь;
Здоровью моему полезен русский холод.

Первые неуверенные крупинки снега летят на прихваченную морозцем землю. Впереди первые пороши.

Коллективная охота на зайца очень увлекательная, а по накалу страстей ещё и очень эмоциональная охота. Огромным плюсом данного вида охоты, на мой взгляд, является её доступность. Популяция зверька в последнее время увеличивается из года в год, при этом не нужно планировать многокилометровые туры: косого в достатке и в ближайшем Подмосковье. Даже в московских лесопарках, граничащих со МКАДом, он себя вольготно чувствует и размножается.

Сегодня мой рассказ пойдёт о том, как мы, друзья-бессобачники, проводим зимние выходные дни, охотясь на зайца-беляка. Речь пойдёт именно об охоте коллективом (в нашем случае это 6 человек). У кого-то чуть больше опыта, кто-то его только набирается, но объединяет нас общая страсть и стремление познать повадки и хитрости зайца. Правда, не всегда получается собраться всем вместе, домашние дела вносят коррективы в наши планы. Три-четыре человека – вот наш рабочий костяк.

Хороша первая осенняя пороша. Лес, уставший от серой скуки, преобразился, светится, радует глаз, приоткрывая нам белую книгу. Написано в ней пока не много. Заяц по первой пороше следить не любит, отсиживается на тёплой лёжке, привыкая к новой для него обстановке. Если и встаёт, то, покружившись-пожировав в паре метров от лёжки, снова ложится. Лишь наглые лисы смело бродят в поисках пропитания, радуя глаз охотника строчками нарыска.

В таких условиях совместная работа коллектива значительно упрощает процесс поиска зверька.

Есть возможность разделиться для самостоятельного обследования участка леса в поисках жировки. Будучи уверенными, что заяц сегодня не вставал, ходим-будим по характерным для лёжки местам в надежде поднять зверька. В дальнейшем, при установлении устойчивого снежного покрова и отрицательных ночных температур, заяц ходит достаточно много, и время на поиск малика значительно сокращается. А пока рассмотрим первую порошу.

Не встаёт заяц при ровном обильном снегопаде, когда снег идёт всю ночь, не переставая. В этом случае остаётся надеяться только на удачу, вытаптывать косого с лёжки, обследуя все подозрительные, захламлённые места. Если погода тёплая, задача ещё больше усложняется. Заяц сидит настолько плотно, что стронуть его можно, только наступив на него в буквальном смысле. Зато если снега выпадает совсем немного, лишь чуть припорашивает опавшую листву, то такая перемена зайца не особо пугает, и он свободно перемещается по лесу. Найти след обычно не составляет особого труда, а вот дойти до лёжки, а тем более добыть – уже сложнее. Снежок-то лежит ещё клочками. Такую тропу у охотников принято называть пёстрой. На припорошенной листве след читается, а, например, в черничнике или траве теряется совсем, и только по сбитой белой пудре еле угадывается направление движения зверя. В густом ельнике вообще след не разобрать. От этого охота не становится менее интересной, добавляя азарта, а помощь товарища в такой ситуации очень кстати. С выпадением первого снежка мы с другом Андреем, когда ещё не сформировался наш коллектив, с успехом охотили вдвоём беляка по пёстрой тропе и искренне радовались первому снежку как дети.

Обычно я иду по следу, сконцентрировав на нём всё своё внимание, а задача товарища – не пропустить момент подъёма зверька. Он двигается чуть сзади меня с ружьем наготове и, не отвлекаясь на след, контролирует фланги. Перед тем как лечь, косой начинает мудрить, путая след. Двоечки, скидочки – его привычный набор хитростей, и вот след потерян. Поиском следа занимаюсь я один. Это важно. Друг в это время весь внимание, крутит головой на 180 градусов. Заряженный, как пружина, готов к выстрелу в любую секунду, ведь заяц только и ждёт подходящего момента для побега. В такую погоду подранков быть не должно. Утром снежок лежит, а к обеду пригрело солнышко – и снова чернотроп, а подранка без собаки по чернотропу никак не добрать. И ни в коем случае нельзя идти по следу – только сбоку, иначе затоптали, усугубили и как итог потеряли.

Вот след затёрся меж проплешин. Осторожно, по-кошачьи, как лучший лондонский сыщик, вглядываюсь, высматривая фрагменты следа, примечая места, где последний раз видел его. Направление движения угадывается, но след собираю по крупицам. Тянем по нему уже час, а прошли всего ничего. Что за охота?! Бросить всё к чертовой бабушке да пойти рябцов посвистеть и уток запоздалых по ручьям погонять. Но как же истосковалась душа по троплению за летние и долгие осенние месяцы. Вот след опять теряется – как будто улетел косой, испарился. Всматриваюсь в лесную подстилку. Андрей крутит головой с «Ижом» под мышкой. Рябчик, разбуженный первыми лучами осеннего солнышка, протянул свою незамысловатую песенку в ельнике, и тут же ему вторит другой петушок с края поляны. Дурные мысли полезли в голову. Закинуть, что ль, в ствол «семёрочку» да нарушить их идиллию? Манок-то на шее. Ловлю взгляд Андрея. Соблазн велик, но в сторону сомнения. Поправив лямки рюкзака, как гончак продолжаю поиск следа, вынюхивая землю. Вот чёткий отпечаток. Посидел тут косой, помусолил, постриг травинки, кинул в размен горстку зелёных шариков и пошлёпал к старому вырубу на краю мшалого ручья. Тут след, здесь следок, ещё кучка шариков. Жирует косой. Увлёкшись шариками, вздрогнул от выстрела за спиной. Сдали нервы у косого. Сорвался он с облежалого места под разлапистой елью. Метнулся было рыжей стрелой к спасительным кустам, мелькая белыми гачами, да напарник не подвёл, и если бы не он, так и ушёл бы косоглазый незамеченным. Вот что значит работа в паре. С полем нас!

С установлением устойчивого снежного покрова охота приобретает более прогнозируемый характер. Ночная пороша хороша во всех смыслах. Лес преобразился. Белое покрывало укутало старые следы, а вчерашнее изобилие куда-то пропало. Есть небольшая сложность в поиске свежего малика. Заяц – животное относительно оседлое, для обитания придерживается конкретной местности в лесу, и, если его не беспокоить, насиженного места не покидает, а будучи угнанным, зачастую вскоре возвращается на облюбованное место. Заметил такую закономерность. Если удаётся взять беляка на участке, то нередко через неделю-другую его место занимает другой заяц, пришлый. Что интересно, пользуется теми же самыми лазами, что и предшественник. Как говорится, свято место пусто не бывает. К чему это я? Помня места прошлых удачных охот, при поиске свежего следа в первую очередь проверяем именно их. Часто замечал также, преследуя поднятого с лежки зайца, что, уходя от погони, косой намеренно приводил меня на жировки других зайцев, тем самым сдавая мне их позиции. Делает он это для того, чтобы сбить меня с толку, мешая свой гонный след со следом собрата. Видимо, знают, кто где живёт, вот и пользуются этими уловками. Отметив в голове или в навигаторе данное место, в следующий раз уже целенаправленно идём за этим зайцем, не теряя короткое драгоценное зимнее время.

Подмосковные леса достаточно сильно изрезаны просеками, противопожарными каналами, линиями электропередач и другими вырубками, тропинками, так что сложности в расстановке номеров обычно не возникает. Заяц любит пользоваться такими тропинками, поэтому, найдя переход, выставляем на нём стрелка. Очень важным дополнением к успешной охоте является наличие раций у участников. Без них на коллективной охоте как без рук, к хорошему привыкаешь. Быстро расставить стрелковую линию, сместить при необходимости, вызвать на помощь, да мало ли что, мобильная связь не везде устойчива. Перелопатив информацию в интернете, изучив обзоры, отзывы пользователей, выбрали для себя удобную, бюджетную модель, которая перекрывает все наши потребности. Теперь у каждого из нас есть своя рация. Во время охоты – минимум общения. Лишняя болтовня не раз срывала охоту. Зверь всё слышит превосходно.

Касательно экипировки. Она максимально облегчённая. Охота ходовая, постоянные перебежки, подстаивания под зверя. Я выбрал для себя зимнюю «Горку» как основу. Под неё – термобельё и флисовую кофту, а на ноги – сапоги из пенки. В сильные морозы использую суконку. Не шуршит, не горит, греет даже сырая.

Итак, след найден. Беляк, отряхнув ивовые кусты у края болота, лихо, в два прыжка перемахнул колею лесовоза и не торопясь потянул к молодому ельнику. Чувствуется приятное напряжение в теле, в глазах друзей читается азарт от предстоящей охоты. Какой она будет, лишь святой Трифон знает. Может, хлопнем ушастого на первом кругу, а может, пробегаем за ним мокрые до трусов до самой ночи. На месте перехода выставляю стрелка. Пост очень важный: лаз гарантированный. Рано или поздно, как показывает практика, беляк здесь пройдёт, главное, не подшуметь. Других ребят расставляю справа и слева от перехода на расстоянии выстрела. Про технику безопасности писать не буду. Люди взрослые, соблюдаем. Я, как дипломированный гончак, иду будить степашку. Иногда удаётся взять его с подхода, но чаще след уводит в такой бурелом или плотный кустарник-мелятник, что обнаруживаешь лишь тёплую лёжку. Всё, зверь на ходу! Сообщаю по рации друзьям радостную весть и, закинув за спину двустволочку, бужу утренний лес:

– Ай-я-а-а-ай! О-ё-ё-ё-ё-ё-ёй! Оп-оп-оп!

Заяц, сделав стремительный рывок и отмахав пару сотен метров, как правило, вскоре успокаивается, постепенно сбавляя набранный темп бега. Ход его под человеком не широкий. Он всё чаще присаживается, прислушивается, делая временные сидочки где-нибудь на высоком месте, стараясь постоянно тебя контролировать. Понимая, что при очередном круге заяц приближается к ребятам, я намеренно добавляю громкость в голос, пытаясь максимально отвлечь внимание косого на себя, ведь устоять неподвижно на номере может не каждый. А если заяц поймёт, что на просеке его ждут, то либо перемахнёт её в один прыжок, не дав шанса для прицельного выстрела, либо уйдёт обратно в загон. Часто такое бывает. Крутит тебя косой по непролазному мелятнику, ходит за тобой по пятам в буквальном смысле слова, как кот. Сколько раз удавалось стрельнуть обнаглевшего беляка, который не торопясь идёт впереди застрявшего в кустах охотника. Делаешь круг, а след зайца – уже поверх твоих следов. В этом случае вызываю по рации кого-нибудь из ребят к себе, ставлю его на пересечении следов и продолжаю гнать. Чаще беляк смекает, что что-то поменялось, видимо, чует смену обстановки, и дает дёру из мелятника. Не раз наблюдал, как выскочивший на твой след зайчишка, пригибая ушастую морду, нюхает след. Забавная картина. Само место ночной лёжки зайца также является очень перспективным для выбора лаза. Понимая это, мы обязательно им пользуемся. С большой вероятностью заяц под гоном пройдёт где-то рядом. Делает он это опять же намеренно, чтобы сбить с толку преследователя, путая след в ночных жирах.

Охота по пороше хороша, но бывают моменты, когда свежего снега не было долгое время. Образуется так называемая многоследица. Создаётся впечатление, что плотность зверя увеличилась в разы. Заяц набивает целые тропы в снегу. В данной ситуации помогает опыт, приобретённый годами. Необходимо включать следопыта, уделяя особое внимание разным мелочам. Более старый след со временем замыливается, его очертания не такие чёткие, при этом в следу накапливается разный мелкий мусор: соринки, хвоинки. Соответственно, ночной след более чёткий, помёт более яркий, погрызы свежее, сочнее. По таким косвенным признакам понимаешь, что цель твоей сегодняшней охоты кормилась здесь и могла лечь где-то рядом. В многоследицу стараюсь гонять один, без подмены, расставив друзей на номера. Мне проще отследить перемещение зверька, включая зрительную память. Гоняя по кругу, запоминаешь расположение старых следов, выбирая нужный тебе и единственно верный. В многоследицу быстро не разбежишься, поэтому на лазу следует вести себя максимально тихо. Маскировочным халатом в охоте на зайца в последнее время пользуюсь всё реже. Заяц, как и другой зверь, в большей степени реагирует на движение, а движения в маскхалате он определяет в момент. Все эти нюансы в основном относятся к охоте на беляка. Русака, на мой взгляд, охотить проще. Даже в многоследицу небольшая позёмка со временем задувает старые наброды, оставляя ночной след. Сама охота проводится на относительно открытом участке, всё на виду, да и повадки русачка немного отличаются от его лесного собрата.

Что ещё хотелось бы отметить. Сейчас у многих охотников есть навигаторы. Мы не только используем их для выхода из леса, но и, включив навигацию в процессе преследования, отслеживаем перемещение зайца под гоном. Трековая дорожка позволяет точно выйти на то место, где заяц до этого несколько раз проходил, пересекая старый след. И если он два раза прошёл по одному и тому же месту, есть большая вероятность, что в третий раз его встретит меткий выстрел товарища. Удачи и вам на охотничьей тропе!

Русский охотничий журнал, декабрь 2016 г.

633

Похожие статьи