«Нестандартные» сурки

Грызуны
Дата публикации:
просмотров: 310
Комментарии: 0
Нестандартные сурки

По накалу эмоций и азарту охоту на сурка-байбака вряд ли назовешь особо захватывающей, если вы, конечно же, не варминтер и не гоняетесь за зачётными километрами. Но межсезонье длинное и скучное, а охотиться на что-то надо…

Общепринятые в последние годы способы охоты на сурка весьма однообразны. Как правило, всё сводится к путешествию на автомобиле по угодьям с целью обнаружения байбаков, выходу из машины, установке стрелковой системы и выстрелу. Кому-то иногда нужно немного подойти для уверенного выстрела, а кому-то, наоборот, отъехать подальше, чтобы увеличить дистанцию попадания в своем зачёте.

В некоторых случаях, если группа колоний сосредоточена на некой ограниченной территории, подъезд на машине может заменяться «подходом». Чем ближе «ориентация» охотника к «варминтерской», тем реже такое бывает: уйму тяжёлого железа, необходимого для стрельбы на дальние дистанции, на себе не потаскаешь.

Итак, представим ситуацию. Вы вдруг поняли, что гоняться за дистанцией – не для вас. Упёрлись в практический потолок своей системы «патрон – оружие – стрелок» или просто осознали, что вам это неинтересно. Привычная, описанная выше охота на байбака перестала приносить частицы охотничьего счастья, а до открытия охоты по перу ещё больше месяца, и надо куда-то расходовать энергию, накопившуюся за долгое межсезонье. В такой ситуации у многих возникает желание найти способ хоть как-то разнообразить добычу сурков.

Здесь существует 2 принципиально разных пути. Во-первых, можно охотиться в тех же местах, что и обычно, но специально ограничивать себя в орудиях или способах охоты, чтобы было интересней.

Основным способом охоты в таких случаях является охота с применением гладкоствольного оружия, как правило, из засады. Суть её заключается в следующем. Выбирается перспективная нора, метрах в 20 от нее присматривается место, где можно относительно незаметно прилечь незадолго до рассвета. Далее охотник ожидает выхода сурка и стреляет в него. Дробь желательно использовать покрупнее, от 00 и выше, а целиться – в область головы и шеи. В некоторых случаях это мероприятие бывает охотой одного выстрела, но на многих больших колониях таким образом можно добыть и несколько зверей за утро, достаточно запастись небольшим количеством терпения, которого так не хватает многим современным городским охотникам. В зависимости от «пуганности» колонии зверьки могут выходить из норы беспечно, а могут довольно сильно осторожничать, показываясь лишь краем головы и постоянно осматриваясь.

Кстати, ранее самым распространённым среди браконьеров методом охоты на сурка также была стрельба с гладкоствольного оружия, только велась она из движущегося транспорта, как правило, мотоцикла с коляской. Среди «развлекающихся браконьеров» современности до сих пор самым популярным способом является стрельба «не выходя из автомобильного средства». Как и многие другие животные, сурки боятся автомобилей гораздо меньше, чем людей.

Однако существует категория населения, для которой мясо байбака представляет серьёзную ценность как повседневный пищевой продукт. Среди таких первым по популярности способом является применение старых добрых петель. Старожилы рассказывают, что раньше популярным был также метод установки заострённых кусков арматуры в сурчину под таким углом, чтобы вспугнутый сурок, решивший быстро скрыться от угрозы в норе, на неё напарывался. Дождавшись неподалёку, когда на свет выйдет максимальное количество сурков, браконьеры пугали их резким звуком и собирали по несколько тушек за раз. Однако браконьерство – отдельная тема, поэтому вернёмся к законной охоте.

Второй способ разнообразить добычу байбака – охотиться на группировку зверьков, обитающую в неудобном для охоты месте. Такие места есть много где, и местные охотники обычно хорошо их знают. Приезжие же знают о них нечасто: егеря просто не возят туда охотников из-за малоперспективности таких мест для традиционной охоты. В паре районов, куда я обычно езжу за байбаками, я присмотрел себе несколько таких неудобий и добывать сурков стараюсь в основном там, посещая «общепринятые» сурчиные места только при необходимости или за компанию.

Обычно неудобность места определяется обилием в нём разнообразных зарослей. Вообще, байбак старается при выборе места для поселения избегать деревьев, высокого бурьяна, камыша и т.д. Наиболее любимая стация его обитания – луговины, поросшие низкорослыми дикими злаками, в идеале – регулярно подстригаемыми пасущимся крупным рогатым скотом. Основной причиной нелюбви байбаков к зарослям служат хищники, которым в высокой растительности легче добывать зверьков, затаиваясь рядом с норой. Главными природными врагами байбаков являются волки, лисицы, бродячие собаки. Зачастую пресс хищников бывает таким высоким, что колонии, оказавшиеся в сильно заросших местечках, прекращают существование. Но в некоторых случаях, по разным причинам, такие поселения существуют много лет.

Про охоту в одном из таких неудобий хотелось бы рассказать. В течение уже нескольких лет через некоторое время после открытия охоты на сурка я стараюсь посетить это место, чтобы спокойно добыть там одного или пару зверьков. Оно представляет собой балку, плотно заросшую бурьяном, низенькими деревцами и камышом. По балке протекает ручей, местами уходящий под землю. Сурчины, расположенные здесь, практически не просматриваются издалека, а максимальное расстояние просмотра многих из них составляет всего 2–3 метра. Видимо, из-за близости посёлка в этом месте сурки не испытывают на себе сильного пресса со стороны волков, по численности которых данный муниципальный район является одним из лидеров в регионе.

Итак, через пару недель после шумного и многолюдного мероприятия под названием «открытие охоты», где все желающие настрелялись по суркам вдоволь, решаю проведать эту трудную для охоты балочку. Подъезжаю на место с первыми лучами солнца, чтобы начать охоту из засады, расположившись напротив известного мне прогала в растительности, в который видно пару сурчин на приличном для этого места удалении. В прошлом и позапрошлом годах байбаков с этой позиции я наблюдал, хоть и не стрелял. Пробираюсь по камышам на присмотренное место. Воды в балке в этом году гораздо больше, чем обычно: местами приходится идти по колено в ней. Хорошо, что на дворе лето – замерзание вряд ли грозит, а наибольшие неудобства от намокания приносит хлюпающая в кедах вода. Подойдя к единственному холмику, с которого просматриваются сурчины, залегаю в засаду. Комары яростно атакуют, солнце всходит, а сурки всё не показываются. Решаю сменить тактику и попробовать подкрасться к другим сурчинам.

Пытаюсь сканировать окружающие звуки, чтобы расслышать свист сурка. Пока, кроме пения птиц, ничего не слышно. Хотя среди привычного летнего щебетания выделяется какая-то птица, издающая странный звук, похожий на хриплое покашливание. Такого я ещё не слышал. Начинаю искать более или менее высокое место, чтобы сориентироваться, и внезапно среди всех звуков чётко различаю традиционное сурковое посвистывание. Более или менее определив его направление, направляюсь туда. Поглядывая сквозь кусты на предполагаемое место источника звуков, вижу картину: под пучком бурьяна сидят в полуметре друг от друга 2 крупных сурка, причём один из них издалека кажется полностью чёрным. Более того, те самые странные кашляющие звуки издаёт именно он! В то время как второй, стандартный на вид, традиционно посвистывает. Прикидываю, что до них больше 100 метров: стоя, с рук, стрелять далековато, а примостить куда-то сошки не представляется возможным – слишком высоки заросли вокруг. Пытаюсь прикинуть более выгодную позицию. Можно попробовать подойти ближе, чтобы сделать выстрел стоя. Но идти придётся по сплошному бурьяну, беззвучно сделать это не получится, и есть опасность спугнуть сурка. Прикидываю варианты: можно продвинуться чуть в сторону – там трава постепенно снижается, и есть возможность попробовать произвести выстрел хотя бы с колена. Однако на мое появление из высоких кустов сурки реагируют: аномально тёмный и издающий странные звуки байбак исчезает в норе. Жаль, такого добыть было бы вдвойне интересней

Я снова прячусь. Пытаюсь сообразить какой-нибудь обходной путь и внезапно вижу в траве едва заметную намётку тропинки (натоптанную, скорее всего, самими сурками – больше здесь это сделать некому), идущую наискосок в сторону сурчин. Решаю попробовать проползти прямо по ней, а потом быстро сделать выстрел. В итоге, весь мокрый от росы, метров через 50 ползания, оказываюсь на миниатюрной полянке, с которой виден оставшийся на поверхности сурок. Расположив карабин на сошках, делаю выстрел. Далее, как всегда бегом, направляюсь к поверженному байбаку, чтобы он не успел скатиться в сурчину. По азарту и охотничьим ощущениям один этот сурок превосходит пяток взятых в «традиционных» местах. Поэтому решаю закончить на сегодня охоту, посвятив остаток утра попытке сфотографировать байбака в этом неудобье, что оказывается ещё сложнее сделать, чем его добыть. В итоге ограничиваюсь несколькими фото, которые, хоть и не несут никакой художественной ценности, но дают представление о странных «камышовых» сурках этого места.

Русский охотничий журнал, июль 2016 г.

311