Снаряжение на арктической кромке. Часть 3: лагерь

Выживание и лайфхаки
Дата публикации:
просмотров: 904
Комментарии: 0
Снаряжение на арктической кромке. Лагерь

От того, как обустроен лагерь, зависит очень многое. Одно дело после длительного маршрута вернуться в лагерь и через полчаса есть горячий супчик в относительном тепле, другое дело сначала идти собирать дрова, потом готовить еду и только через полтора часа наконец-то начать раскладывать ужин по мискам. Одно дело пережидать непогоду в хорошо установленной сухой палатке, другое дело с минуты на минуту ждать, когда она улетит, и уныло смотреть на подмокающий спальник.

Чем лучше налажен быт экспедиции, тем больше успеваешь сделать за сезон. Все-таки во время полевого выезда надо жить, а не выживать. Поэтому если и не стремишься к комфорту, то хотя бы сводишь некомфортные ощущения к минимуму.

Самый лучший вариант – это когда есть возможность жить в избе или в балке. Так, здание бывшей метеостанции в ныне уже нежилом поселке было летним домом для орнитологов в течение нескольких лет. Да, приходилось время от времени что-то ремонтировать, были некоторые проблемы, связанные с отоплением, но с маршрутов всегда возвращались в теплый дом. В отдельном помещении был склад для продуктов и вещей, в том числе для крупных типа байдарок, катамарана и загона для отлова линных гусей. На берегу моря стояла баня, так что раз в неделю устраивались помывочные дни. Вдобавок был ледник, который в начале сезона набивали снегом и утрамбовывали. Там до отлета хранились быстро портящиеся продукты. Рядом с ледником была сложена отдельная, вкопанная в землю печь для выпечки хлеба. Позже из двухсотлитровой бочки сделали и коптильню для горячего копчения рыбы. На стационаре работали до 12 человек одновременно. Хорошее было место. Туда, кстати, в ближайшие два года запланированы экспедиции.

В 2009 году мы прошли отличный маршрут вдоль побережья Баренцева моря на катамаране. Искали и описывали новые колонии белощекой казарки, на известных ранее проводили учеты. В течение сезона обследовали почти 300 километров береговой линии. При этом за все время мы всего пару раз были вынуждены ночевать в палатке. Почти всегда удавалось переночевать в охотничьем балке. Они, кстати, были очень разные – от старого дома на брошенной военной базе до немецких кемпинговых вагончиков, которые притащили на волокушах зимой. С газовыми плитами и встроенными антимоскитными сетками на окнах.

Однако отнюдь не всегда удается найти подходящее жилье в районе работ. В таком случае приходится ставить палаточный лагерь. Если он устанавливается на весь сезон, то обычно это 1-2 большие палатки (на 6 и больше человек) и несколько небольших, двух- или трехместных палаток по числу участников экспедиции. Одну большую палатку мы отводили под кают-компанию – она выполняла функции кухни, столовой, лаборатории, склада, мастерской и так далее. Если требуется, ставят вторую палатку для склада продуктов и снаряжения. В некоторых случаях устанавливается отдельная палатка под лабораторию.

Как это ни странно, но сейчас найти хорошую, большую, ветроустойчивую палатку – довольно сложная проблема. Причем, видимо, это проблема рынка – производятся либо довольно квеленькие, удобные, но непрочные, кемпинговые палатки для автотуризма, либо качественные, технологичные, но очень дорогие, использующиеся в качестве баз при горных восхождениях. Первые, как правило, и брать-то страшно, стоимость вторых зачастую превышает 3 тысячи долларов. Сейчас мы остановились на том, что палатка должна иметь металлический каркас, довольно большое количество дополнительных креплений для оттяжек и в обязательном порядке – «юбку». Как правило, в комплекте к таким палаткам идет внутренний жилой модуль, который просто не ставится. Палатка ставится не на штатные колышки (они в целом годятся только для того, чтобы пришпиливать «юбку» к земле), а на нормальные деревянные колья, причем зачастую через дополнительное плечо-подпорку. Последняя необходима, во-первых, для лучшего натяжения оттяжки, а во-вторых, для изменения вектора приложения силы. То есть оттяжка тянет палатку не к земле, а вбок, растягивая сам материал. Эта небольшая хитрость позволяет палаткам легче переносить удары ветра в непогоду. Если земля в начале сезона еще не оттаяла, то вместо колышков используют обрезки арматуры. Есть еще вариант использовать вместо колышков длинные саморезы, закручивая их шуруповертом.

В кают-компании крайне желательно делать подобие пола из досок – в противном случае вскоре будет разбит дерн, начнется интенсивная оттайка мерзлоты, в результате чего в палатке образуется болото. Чтобы по палатке не гулял ветер, необходимо наличие вышеупомянутой «юбки». Особенно это актуально в начале полевого сезона, когда ночные заморозки не редкость, и во время циклонов.

На острове Колгуев экспедиция в течение нескольких лет с успехом использовала палатки фирмы Tramp, модель Brest 6. Палатки работали ровно один год, на следующий покупались новые. Менять их приходилось в основном по причине умирающих молний. Кроме того, на этих палатках катастрофически не хватает дополнительных, «штормовых» оттяжек. Поэтому я крепил оттяжки непосредственно к дугам, делая для этого отверстие в кармане для дуг. На каждую дугу приходилось по две дополнительные оттяжки. В качестве кают-компании на четырех человек такой палатки хватало вполне. Довольно удачный и дешевый вариант, учитывая даже то, что дуги у каркаса сделаны из фибергласса.

На Камчатке мы пользовались палатками Alexika, модель Victoria. Тоже довольно удачный вариант, прожили мы в них полтора месяца, причем за это время через нас прошло три циклона, когда скорость ветра была явно больше 15-18 метров в секунду. У этой модели есть некоторые конструктивные недостатки. Например, в нескольких местах по коньку материал был протерт о каркас. Зато хватало штормовых оттяжек. Кроме того, на палатках стояли довольно хорошие молнии – только на одной из них под конец сезона начались небольшие проблемы с одной молнией.

Кроме того, в двух известных мне экспедициях использовались палатки Red Fox Team Fox, которые тоже себя показали довольно пристойно. В целом надо отметить, что за большими палатками надо постоянно следить, особенно при ухудшении погоды. Оттяжки на кольях ни в коем случае не надо завязывать намертво: палатка – конструкция играющая, регулярно приходится перетягивать то одну оттяжку, то другую. Проще вязать штык или рифовый узел. Опять же всегда с собой должен быть запас веревок для штормовых оттяжек.

Если предстоит короткий, на 2-3 дня выезд всей группой, то, как это ни странно, даже в тундре может пригодиться тент. В 2007 году мы ушли с основной базы в небольшой палаточный лагерь для отлова и последующего кольцевания белощеких казарок. Как назло, именно в этот день пришел сильный циклон. В тот же день у одного из голландцев был день рождения – ему исполнялось 68 лет. Всю жизнь он отработал почтальоном в небольшой области в Голландии. В экспедицию попал, поскольку в свободное время занимался чтением цветных меток на гусях и казарках. В результате по итогам какого-то соревнования он оказался наиболее результативным чтецом меток и получил возможность поучаствовать в совместной русско-голландской экспедиции. И поехал! Думаю, это был один из его наиболее ярких и запоминающихся дней рождения – холодно, ветер, почти горизонтальный дождь. Часа полтора он простоял, удерживая тент, пока остальные готовили ужин. Нам тогда повезло, что наша стоянка была около литорали с плавником, необходимым для костра и постановки тента. Помнится, на его неловкое предложение «а может, день рождения в более хорошую погоду отметим?» все чуть ли не хором стали объяснять, что, во-первых, картошка (деликатес в тундре, между прочим!) уже почищена и варится, спирт разведен и охлаждается, и вообще праздники от погоды не зависят.

На тему личных палаток можно написать много. Если приходится длительное время, больше месяца, жить в палаточном лагере, то каждый берет палатку на себя. У меня, как-то так сложилось, за все время были всего две личные палатки. Однафирмы Hobbit Space 3, вторая – Red Fox Mountain Fox Silicone. Схема у обеих – «черепашка» с двумя дугами крест-накрест и дополнительной короткой дугой, коромыслом, распирающей тамбуры. Тамбура два, большие, палатки обе трехместные. Обеими очень доволен – абсолютно дубовые палатки, ни одна ни разу не протекла даже в жестокие шторма, за счет «юбки» ни ветер, ни дождь, ни песок в палатку не забивались. Очень просторные, я бы даже сказал, что на одного излишне просторные. Все хорошо, кроме веса. Обе весили около 4,5 килограммов. Таскать на себе такую палатку более-менее выгодно, если она берется на троих человек. В этом году ходили в радиальные маршруты с палаткой напарника North Face. Она весит уже 2,8, что гораздо лучше. Эта палаточка мне не понравилась разве что отсутствием «юбки», в остальном она близка к идеальной (для меня). Все палатки, о которых шла речь выше, относительно бюджетные, стоимостью около 10-12 тысяч. Ходят они не по одному году, Hobbit у меня прожил 4 полных полевых сезона, Red Fox был куплен в 2009 году и пока не собирается умирать. Есть, конечно, и палатки классом повыше. Например, замечательные палатки делает фирма Helsport. У нее в линейке заявлены двухместные модели весом 1,65 килограмма. И это с достаточно большим тамбуром! Знаю двух орнитологов, являющихся счастливыми обладателями подобных домиков. Очень довольны.

В целом для стационарного лагеря хватает палатки-двушки на одного человека. Трешка – слишком большая, просторная, однушка – слишком маленькая и тесная для длительного проживания. Хотя есть люди, которые и с такими ходят.

Кроме описанной схемы, в некоторых случаях ставится одна большая палатка на всех, зачастую с печкой. То есть в одной части палатки расположены спальные места, в другой – кухня, стол и так далее. Мне как-то ни разу в таком лагере жить не приходилось, однако и у этого метода есть последователи. Собственно, все кочевые народы живут, именно так обустраивая лагерь, будь то ненцы, буряты или североамериканские индейцы.

Если в личных палатках проблем с обогревом нет – как правило, хватает спальника, а любители комфорта могут использовать газовые лампы, то в большой палатке нужна печка. В начале сезона холодно, по ночам стоят заморозки. Кроме того, в течение сезона надо как-то сушить вещи. Для отопления мы используем солярные печки «Солярогаз Саво». Очень удачная конструкция, абсолютно не требовательная к качеству дизельного топлива. При пользовании ею надо не забывать, что система очень инерционна и на регулировку отзывается не сразу, а через какое-то время. Одной-двух печек достаточно для обогрева больших палаток типа описанных выше. Также на этой печке удобно готовить пищу. Но при этом надо строго следить за тем, чтобы вода из котелка или чайника ни в коем случае не попала в горящую печку – в таком случае раскаленные пары солярки, перемешанные с парами воды, дают вспышку пламени, которая может легко прожечь тент палатки.

С конца ХIХ века для готовки еды в тундре используются различные примусы. Что может быть уютнее звука нормально работающего примуса! Шумит-гудит, ужин готовится. Правильнее примусы называть бензиновыми (или жидкотопливными) горелками, поскольку Primus – это название одной из фирм, которая их производит. И производит, кстати, давно – еще Фритьоф Нансен пользовался ими во время дрейфа на «Фраме». В советское время использовали «Шмели» различных модификаций, сейчас почти все перешли на более современные, компактные и удобные в обслуживании мультитопливные горелки. Хотя и здесь есть подводные камни, связанные прежде всего с использованием обычного бензина. Дело в том, что, как прописано во всех руководствах по эксплуатации, в бензиновые и мультитопливные горелки можно заливать так называемый white gas, а вовсе не бензин с бензоколонки. White gas – это очищенный бензин, без присадок, повышающих октановое число. В России его аналогом будет бензин «Калоша». На этом бензине любая горелка будет работать достаточно долго без чистки. Но проблема в том, что, во-первых, его не всегда можно приобрести, а во-вторых, в лагере и так хватает различного топлива – солярка для печки, бензин для генератора, а если еще есть и лодочный мотор, то и бензин с двухтактным маслом. Регулярно кто-нибудь пытается залить дизельное топливо в генератор или, наоборот, бензин в печку. К тому же очищенный бензин раза в три дороже обычного, а на сезон его надо довольно много. Поэтому мало кто заморачивается покупкой специального бензина для примуса. И в целом это понятно. Соответственно, от использования обыкновенного бензина забивается газогенератор (парогенератор) горелки. Это та часть, в которой бензин переходит в газообразное состояние и дальше идет к форсунке. Она тонкая, зачастую изогнутая. Поэтому при покупке надо следить за тем, чтобы у выбранной модели конструктивно была предусмотрена возможность ее чистить. Такая опция есть во всех известных мне мультитопливных горелках (Primus, MSR, Optimus, Kovea и так далее). А вот на большинстве чисто бензиновых горелок, например производства Coleman, газогенераторы одноразовые. То есть забился – меняй на новый. В том самом доме на берегу Баренцева моря, о котором я упоминал в начале статьи, лежит то ли 4, то ли 5 таких примусов с забитыми наглухо газогенераторами. Что мы только ни пытались с ними сделать! И прокаливать, и продувать, и отмачивать в ацетоне – бесполезно. Справедливости ради надо сказать, что у того же Coleman`a есть двухконфорочная модель, в которой газогенератор поддается аккуратной чистке. И то раз в сезон мы его меняли на новый. В идеале, конечно, хорошо бы использовать обыкновенную газовую плитку с большим газовым баллоном, но, увы, это не всегда возможно. Например, в славном городе Нарьян-Маре их нет, поскольку нет станции перезарядки. По крайней мере до весны этого года не было.

Последнее, что хотелось бы упомянуть в этом обзоре – электропитание лагеря. В любом нашем лагере хватало электрогенератора на 800-1000 Ватт. Этого хватало практически для всего – для зарядки аккумуляторов для навигаторов и фотоаппаратуры, для забивки первичных данных в ноутбуки. Даже иногда во время непогоды устраивали палаточный кинотеатр. Единственно, что для этого желательно, – наличие пусть небольших, но выносных колонок, иначе за грохотом палатки очень плохо слышны диалоги героев. В радиальных выходах длительностью больше трех дней используются, как правило, солнечные батареи. Для последней экспедиции мы покупали батарею на 9 Ватт и накопитель – «Вампирчик-Цифра» емкостью 5600 миллиампер-часов. В целом в условиях тундры этого хватает на подзарядку двух комплектов GPS-навигаторов, двух фотоаппаратов и спутникового телефона. Но хватает впритык, я бы сейчас брал батареи помощнее. Некоторые полевые лагеря целиком переходят на питание только от солнечных батарей. Помимо этого есть еще несколько способов обеспечить лагерь электричеством. Например, ветряк. Это довольно громоздкая конструкция, но она себя оправдывает тем, что уж чего-чего, а ветра на побережье наших северных морей хватает. Пока не очень понятно, что у них с надежностью и где можно в России купить небольшие варианты для лагеря. Но, безусловно, найдут и они свою нишу. Совсем экзотикой в России являются термоэлектрогенераторы, работающие за счет нагрева элементов. То есть в этом случае электричество получают попутно при готовке еды. Очень интересная идея, особенно для лагерей, где предусмотрено отопление с помощью буржуек. Но в России в массовой продаже таких вещей, увы, нет.

Сбор полевых данных происходит каждый год по-разному. Каждая осень начинается с рассказов о прошедшем полевом сезоне, о том насколько он был удачен, что удалось сделать, оправдали ли себя вложенные усилия. Как прошли отловы гусей в этом году, сколько пометили, как ловили. Со стороны кажется, что методика отловов давно отработана, но все зависит от рельефа, растительности, наличия озер, мелей, команды, снаряжения и так далее. Надолго запоминаются, естественно, нестандартные, наиболее экстремальные загоны. У кого-то с утра дождь зарядит, ловят весь день, приходят в лагерь вымокшими до нитки и толком никого не поймав, у кого-то в очередной раз с моря вынесет язык тумана, в котором растворяются как гуси, так и загонщики. Я никогда не забуду, как мы ловили сухоносов (редкие гуси, живущие на Дальнем Востоке, занесены в «Красную книгу РФ») и, поймав пять птиц, в азарте не заметили подошедшую грозу. На «Прогрессе 4» мы вернулись в лагерь уже в тот момент, когда ливень стоял стеной и разряды били не переставая. Метили птиц уже в лагере, под тентом. Поэтому воспользуюсь возможностью и обращусь к охотникам – если вам повезло и вы добыли окольцованную птицу, не забудьте сообщить номер кольца, место и время добычи в Центр кольцевания птиц. Проще всего написать на электронную почту bird.ring.rus@gmail.com. Как правило, за меткой, за этим небольшим кусочком нержавейки с номером, прикрепленным к птичьей лапе, стоит труд, время, а и иногда, увы, и здоровье людей.

Русский охотничий журнал, февраль 2014 г.

904