Выживание и лайфхаки
Дата публикации:
просмотров: 685

Снаряжение на арктической кромке. Часть 2: личные вещи

Комментарии: 0
Снаряжение на арктической кромке. Личные вещи

Все снаряжение, использующееся в экспедиции, можно условно разделить на три категории – личная одежда, личное снаряжение и оборудование для лагеря. В прошлом номере была кратко описана одежда. В этом я попытаюсь вкратце описать личное снаряжение, необходимое при работе в полевых условиях в тундре.

Есть несколько вещей, без которых я в маршрут не выхожу. На шее всегда висит бинокль, в карманах – GPS и полевой дневник, на поясе – нож, в рюкзаке – утепление и дождевик, спички в герметичной упаковке и репеллент. Бинокль – глаза орнитолога. Сейчас в большинстве случаев используются водонепроницаемые модели кратностью 10х42. Выбор производителя в первую очередь зависит от финансовых возможностей и личных предпочтений. У меня одна из наиболее распространенных моделей – Nikon Monarch 10х42. Легкий, водонепроницаемый, светлый бинокль. Сборка хромает – у меня почти сразу перестал выдвигаться один окуляр, но на эксплутационные качества это особо не влияет. К тому же брали мы его через знакомых в США, где он нам обошелся – 3 года назад – примерно в 7 тысяч рублей. На российском рынке цена на эту модель завышена более чем вдвое. В одном из наиболее крупных интернет-магазинов Cabelas цена Nikon Monarch начинается от 200-250 долларов. Коллеги зачастую пользуются биноклями Pentax, Olymus, Minox. Еще лет 10 назад очень широко были распространены отечественные бинокли. Я бы даже сказал, что они были у 90% орнитологов. Но сейчас ими практически никто не пользуется – новые очень быстро выходят из строя, да и видно в них что-либо плохо. На руках остались в основном старые, произведенные еще во времена СССР.

Бинокли производства топовых фирм (Swarowsky, Zeiss и Leica) у нас в стране не распространены, хотя европейские коллеги предпочитают именно их.

GPS на маршруте тоже используется всегда. Он нужен как для ориентировки на местности, так и для картирования гнезд, выводков, территориальных пар птиц и тому подобного. В 95% случаев это продукция известной многим фирмы Garmin. Приборы надежные, водонепроницаемые. Разве что у Garmin 60 была очень неудачная конструкция замка батарейного отсека, из-за которой были случаи попадания воды внутрь. При прочих равных большинство сейчас переходит на модели с возможностью использования растровых карт. В этом году и я закупился такой моделью, выбрав небольшой навигатор Dakota 20. После перепрошивки появилась возможность заливать карты и снимки – с помощью программы SAS Planet – из общедоступных интернет-сервисов. Вначале я с некоторым недоверием отнесся к сенсорному экрану, но вскоре оценил удобство такого способа управления навигатором. Особенно удобно оказалось называть точки, не бегая по менюшке, а быстро набирая название точки на экране. Однако есть и минусы. Сенсорный экран сделан очень чувствительным, из-за чего иногда включается в кармане. Кроме того, он довольно мягкий и на нем быстро появились царапины. В целом прибором доволен, хотя, видимо, перед следующим выездом придется наклеивать на экран защитную пленку. Очень нравятся небольшие габариты прибора, но иногда хочется экранчик побольше. Не исключено, что лучшим вариантом была бы следующая модель – Oregon 450.

Еще один предмет, без которого я не выхожу на маршрут, – это нож. Точнее сказать, нож вешается на пояс при выезде на место работы и снимается уже при выброске. Используется он постоянно – фактически это основной инструмент. Единственно – я никогда им не открываю консервы. Для этого есть мультитул. Разных ножей у меня перебывало довольно много. Вначале я, как и многие, считал, что нож должен быть большой, тяжелый, номерной (во избежание «конфискации» милицией). Чтобы им можно было сделать все – и ветки порубить, и хлеб порезать, и рыбу почистить, и лося разделать. Такой нож мне и подарили в начале 2000-х. Производство компании «Южный крест», длина 13,5 сантиметров, ширина больше 3 сантиметров, с подпальцевой выемкой, с гардой. Еще бы чуть-чуть – и был бы настоящий нож охотника на мамонтов. Отходил я с ним сезона три, пока работал на Нижнем Амуре. И за это время окончательно выяснил, что такой нож именно для экспедиционных задач избыточен. Ветки порубить – всегда топор найдется, а рыбу таким ножом чистить уже неудобно – больно здоровый. Картошку чистить тоже не очень, мягкий хлеб больше рвет, чем режет. На осенней охоте, правда, удобно было им лося разделывать, но во время летних работ это не актуально.

Нужен был фактически бытовой нож – продукты порезать, овощи почистить, рыбку пластануть. Весной разделать гуся, осенью – уток. Веревку отрезать, деревяшку обстругать и так далее. В результате я остановился на ножах Mora. Было у меня их четыре разных. Чаще всего пользовался небольшим ножом с пластиковой ручкой и клинком из углеродки. Наверное, он был самым простым в линейке. Но этим летом он у меня «ушел». Параллельно с ним пользовался ножом с клинком из нержавейки и из ламинированной стали. Ламинированный клинок – это тонкая полоса ржавеющей углеродки между двумя пластинами, как правило, нержавейки. Идея отличная – хрупкая, однако хорошо держащая заточку углеродка зажата между двумя полосами мягкой, но пластичной нержавейки. Ржавеет фактически только режущая кромка, а сам нож получается нержавеющим.

Нож из нержавейки, модель Clipper, очень практичен, но качество стали средненькое – мягковата все-таки, рез быстро «замыливается». Зато очень удобные рукоятка и ножны. Ножей Mora с клинком из ламината у меня два – один короткий, 8 сантиметров, второй – около 11. Первый никуда не годится из-за очень короткой и неухватистой ручки. Второй сделан лучше, но рукоять тоже, видимо, придется менять. Ламинированная сталь у этих ножей почему-то ржавеет, в отличие от таковой на ножах Helle или Fallkniven. И, конечно, надо сказать, что почему-то именно к ножам с клинками из ламинированной стали Mora поставляет абсолютно непрактичные ножны. Насколько хорошо сделаны ножны и рукоятки у «младших» моделей с клинками из простых сталей, настолько они плохи и неудобны у ножей с ламинатными клинками.

Mora имеют традиционные для скандинавских ножей узкие спуски лезвия. Из-за этого они зачастую не режут, а «колют» продукты. Избавился я от этого, переточив клинки «на коленке» и приблизив их к линзовидному профилю. Вид у них стал страшненький, но зато резать стали не в пример лучше.

Отечественные ножи тоже у меня есть (производства кустарей Нижнего Новгорода и Златоуста), но ими вообще не пользуюсь. У одного недавно решил переточить подводы на другой угол и заметил, что рукоять по бересте стала расслаиваться. Начал руками (!) расшатывать клинок, пытаясь понять, что теперь делать – залить эпоксидкой или менять рукоять. В результате клинок сначала погнулся, а при попытке выгнуть обратно банально сломался.

Не прошел я и мимо китайских ножей. В 2009 году купил два, один – производства компании Viking, второй – компании Pirate. Оба ножа были с никуда не годящимися ножнами, но вполне удобные и работоспособные. Подвело их качество стали – один сломался пополам при попытке нарезать стружки для растопки, у второго при той же операции сломался кончик.

В идеале считаю, что нож для экспедиций должен быть узким, не больше 2,-2,5 сантиметров шириной, сантиметров 11-12 длиной, не толще 2,5-3 миллиметров, с простой рукоятью, желательно – со сквозным монтажом. Геометрия клинка – полный клин, тонкое сведение. При выборе стали ограничился бы углеродкой. В целом у меня пока такое ощущение, что в первую очередь важна геометрия самого клинка, а не сверхвысокое качество стали. Простой, нормально обработанной углеродки для моих целей более чем хватит. Рукоять – тоже простая, без гарды, подпальцевых выемок, сделанная из древесины или хорошего пластика. Ножны высокие с фиксацией рукояти ножа устьем ножен.

Коли уж зашла речь об инструментах, то надо еще сказать о двух вещах, которые всегда беру с собой в экспедиции. Это мультитул и вайсгрипы (их у нас еще называют ручной струбциной). Мультитул использую с 2004 или 2005 года. Как и многие, отдал предпочтение фирме Leatherman, модели Wave. Моделька не самая большая, но очень функциональная. Есть и отвертки, и пила для дерева, и консервный нож, и пассатижи, и даже напильник. Алмазный напильник, кстати, можно использовать для правки ножа. Консервный нож – вещь незаменимая. Когда надо каждый день открывать минимум 2-3 банки консервов, то очень быстро начинаешь ощущать пользу хорошего инструмента. В этом году зимой у мультитула сломался и куда-то потерялся стопор. Нож в свое время заказывался в интернет-магазине Cabelas, соответственно, никаких чеков на него не сохранилось. Без особых надежд я зашел в сервис «Омега Тул», где у меня его без особых разговоров… приняли. Через неделю зашел, забрал новый, поскольку старый «не подлежал ремонту». Очень приятно было, надо сказать.

Вайсгрипы (калька с английского vice-grip) – это фактически гибрид разводного ключа и струбцины. Впервые я их увидел в экспедиции 2007 года у нынешнего директора Центра кольцевания птиц. В первую очередь они заменяют набор гаечных ключей. Из минусов – если ими часто пользоваться, то гайка или болт становятся круглыми. Но как легкий вариант замены набора ключей подходят очень хорошо. Плюс хорошая струбцина, пусть и маленькая, тоже частенько пригождается. У нас в стране вайсгрипы почему-то не распространены. В магазинах они стали появляться сравнительно недавно, и пока не самого лучшего качества. По случаю заказывал американские через знакомых – пара (большие и маленькие) служат уже третий год без каких-либо нареканий. В целом нож, лазерман и две пары вайсгрипов составляют основу «малого ремонтного набора», которого хватает в большинстве случаев для мелкого ремонта как техники, так и электрики.

В зависимости от места работ, от недели до месяца приходится на «комариный» сезон. Чем ближе к побережью и северней, тем эта напасть кратковременней. Но комариный сезон все равно есть – увы, никуда от него не денешься. Если повезет – будет всего неделя комаров, если не повезет – месяц мошкары днем и комаров по утрам и вечерам. Поэтому баллончик «антикомарина» всегда лежит в рюкзаке. Выбираю репеллент по концентрации действующего вещества. В хороших репеллентах – около 25-30% диэтилтолуамида. Самая удобная упаковка для меня – спрей. Последнее время беру красный Gardex. В очень редких случаях опрыскиваю непосредственно кожу. Как правило, обрабатываю воротник, шляпу и манжеты. Также полезно в начале маршрута опрыскать рюкзак, а если нет рюкзака, то просто спину – чтобы комарье не садилось на одежду и чтобы не тащить хвост из кровососов на себе. Накомарник не люблю, но с собой возить приходится. Используется он в тех случаях, если заняты обе руки или надо сидеть на одном месте, не двигаясь. Например, при разделке рыбы.

Кстати, о рыбе. На тушенке, как известно, долго не проживешь. В принципе можно, конечно, но очень невкусно. Самый простой способ летом в тундре разнообразить меню – это поставить сетку. Не спортивно, но на спиннинг, во-первых, клюет отнюдь не любая рыба, а во-вторых, времени на активную рыбалку, как правило, нет. Поэтому проще поставить сетку, вечером вытащить рыбу, сделать уху или жареху. Ну а сигов можно и посолить. На Камчатке нас сеть просто выручала – жареный кижуч и уха из кижучевых же голов неизменно поднимали настроение всей экспедиции. Зачастую жители европейской части России, добравшись до Дальнего Востока и вытащив кетину килограмма на три или кижуча килограмма на четыре, первым делом пытаются сделать малосолку-пятиминутку. Хорошо, если рядом оказываются местные жители и отговаривают от этой идеи. В противном случае дело иногда оборачивается сильным, вплоть до госпитализации с вызыванием санрейса, отравлением. Красную рыбу, идущую на нерест и даже только начавшую опресняться, ни в коем случае нельзя солить или коптить холодным способом. Только после вымораживания в течение 2-3 недель или крутого посола на протяжении такого же времени.

Ружье в экспедиции я беру. Хотя последнее время все больше орнитологов ездит без оружия. Сначала возил «ТОЗ Б», потом у него появился продольный и поперечный шат, ружье начало с трудом открываться после выстрела, и его пришлось отнести в разрешиловку на уничтожение. После недолгих раздумий заменил его на «Иж-18» в пластиковом исполнении. Очень удобное, безопасное в обращении, легкое ружье. Ему, конечно, не повезло – часто работаем в непосредственной близости от моря или прямо на море, поэтому после первого же сезона из карамультука оно превратилось в ржавую кочергу. После второго даже появилась идея переворонить его ржавым лаком, но решил не связываться. Чищу его редко – хромированный ствол позволяет это делать. Последнее время снаружи протираю салфетками с силиконовой пропиткой, они продаются в охотничьих магазинах. Очень удобно, покрытие довольно долго держится, со ствола вода скатывается. Если в последний момент не удалось купить салфетки с пропиткой или в разъездах они куда-то потерялись, то можно сделать замену на месте. Берется кусок тонкого сукна (у меня из него портянки), смачивается соляркой и кладется в полиэтиленовый пакет. Менее эффективно, но тоже удобно.

Возможно, немного укорочу приклад «ижику», поскольку довольно часто приходится стрелять, имея за плечом рюкзак. Лямка при этом мешает нормальной вкладке. В остальном же это ружье меня более чем устраивает. И, что немаловажно, мне его не очень жалко. Если оно выпадет за борт и утонет, если на ствол ему уронят лодочный мотор или кто-нибудь наступит на ложу, то к следующему сезону оно либо будет отремонтировано, либо заменено на новое. На охоту, правда, последнее время с ним не езжу – недавно приобрел потрепанный, но до сих пор очень прикладистый и легкий Haenel 1950 года выпуска. Если придется все-таки много работать в медвежьих районах, то, скорее всего, возьму какую-нибудь легкую помпу. Или доведу до ума неиспользуемый, но стоящий в сейфе «Иж-43», укоротив ему стволы до разрешенных 510-550 миллиметров.

В экспедициях охочусь, но отнюдь не на протяжении всего полевого сезона, как почему-то многие считают. Поохотиться удается либо в начале, до гнездового периода, во время весенней миграции, либо в конце, уже осенью. Основная добыча – гуси и утки. Летом, в гнездовой период, ружье лежит в лагере. Иногда отстреливаются птицы для коллекции или для определения, если речь идет о плохо различимых видах. «На котел» гнездящиеся птицы не добываются, поскольку это, во-первых, искажает наблюдаемую картину. Во-вторых, как-то рука не поднимается без крайней нужды стрелять птиц около гнезда или с выводком. Ну и в-третьих, репродуктивный период – самый энергозатратный для птиц, а глодать синюю тушку даже без намека на жир не очень хочется.

Помимо вышеперечисленного, к основному личному снаряжению традиционно относятся коврик, спальник и палатка. Если залетаем по поздней весне, когда мерзлота еще не оттаяла, то очень актуально брать с собой либо два пенополиуретановых коврика, либо один надувной коврик хороших производителей, например Thermarest. Летом хватает простого плотного коврика, «пенки». Надувные коврики удобны, но, к сожалению, недолговечны. А ремонтировать их в полевых условиях тяжело.

На спальнике мне всегда хочется сэкономить. Причем не на цене, а на весе. Так и подмывает взять спальник полегче, покомпактней. Но, увы, практика показывает, что это не лучшая идея. Производители любых спальников хронически «завышают» оптимум в сторону низких температур. Последний эксперимент я ставил со спальником «Сивера Гарип 0». На официальном сайте он позиционируется именно как спальник для работы летом в приполярных областях России. Экстрим -15, оптимум – до 0±5. Ехал на месяц на остров Вайгач с 22 июня по 20 июля. В результате спать регулярно приходилось в теплом термобелье, и это при том что температура ниже -3-5 градусов не опускалась. После этого специально опросил знакомых, у кого какие спальники. Оказалось, что у большинства летние спальники для работ на севере – с оптимумом -10-15 градусов. Так что при выборе спальника лучше накинуть 5-10 градусов в нижний диапазон. На всякий случай…

Русский охотничий журнал, январь 2014 г.

689