Автономный сплав и охота

Выживание и лайфхаки
Автономный сплав и охота

Вспомнилась забавная история из моего раннего детства. Мы, трое друзей, совсем ещё дети – детсадовцы старшей группы, сбежали после завтрака из детского сада.

Был конец лета, тепло. И мы, рванув через заборчик детской площадки, бежим до ближайшего леса. А там… Река, лес и великое, ни с чем несравнимое чувство свободы. Закончилось, впрочем, всё папиным ремнём. После того как нас, уже вечером и предварительно накормив, сдала на руки патрулю милиции компания отдыхающих в лесу людей. Но то щемящее чувство свободы, леса, реки, ветра, шумящего в кронах сосен, и яркого неба живёт со мной всю мою жизнь.

Опыт туристических сплавов и вообще автономного туризма я начал приобретать ещё в школе. Благо туристические секции щедро финансировались государством. Реки Белая, Чусовая, Бия, Балбанью, Тунгуска – вспомнить есть что, и опыт – «сын ошибок трудных…» И, как следствие тяги к лесу и бродяжничеству – её величество охота. Потом, уже учась в институте, я на все свои сплавы брал купленное в 18 лет ружьё.

Многие мои товарищи-охотники часто спрашивают меня: «А зачем тебе это нужно? Не проще ли просто приехать в глухомань, обосноваться в каком-нибудь домике и спокойно ходить по лесу, ночевать в тепле, не рисковать жизнью? Или заплатить фирме – и тебе всё организуют: и досуг, и виски в шезлонг?» «Наверное, проще, теплее и спокойнее, – отвечу я. – Но нет того кайфа, того пронзительного чувства единения с природой. Нет той внутренней гордости, что ты можешь прожить в лесу, на лапнике, под тентом, в местах, где невозможна быстрая помощь цивилизации».

Автономный сплав и охота

Чувство, приходящее, когда сидишь у костра и понимаешь умом, что ты здесь один (с другом), и на десятки, а иногда и сотни километров вокруг – глухая тайга, это чувство какого-то восторга и благоговения одновременно. Его практически невозможно передать словами, но испытать его хочется снова и снова. Да и сплав гораздо интереснее, чем проживание в зимовье или заброшенном доме. Проплывающая за бортом тайга, остановки, неизведанные места, необходимость ориентироваться на местности, устройство лагеря добавляют массу удовольствия.

Изначально на сплаве по реке не ставились задачи охоты на крупного зверя: не было нарезного оружия. Всё ограничивалось рыбалкой, охотой на боровую дичь и уток. Но со временем я стал анализировать свои встречи с крупными животными тайги, такими как медведи и лоси, начал видеть закономерности. Например, лоси часто встречаются на старых заброшенных вырубках с лиственным лесом, участках вокруг болот и низменных ручьевинах. Лося практически никогда не увидишь в относительно чистых борах. Лось осторожен, в отличие от медведя, его практически невозможно тропить. А при случайной встрече просто погубить лесного красавца – это неприемлемо для меня, ведь такое количество мяса всё равно не сохранишь. Поэтому на сплавах лось не является объектом охоты. Хотя во время гона мы встречаем его. На последнем сплаве я даже выманил одного лося на реву, а позже другой лось остановился и долго смотрел на нас, пытаясь понять, кто это бросает ему вызов.

Автономный сплав и охота

Следы медведей в тайге привязаны к ярко выраженным ягодникам и открытым светлым борам. Сказываются его пищевые пристрастия и иерархия в пищевой цепочке: зверь не боится открытого леса и тяготеет к основному жировочному корму севера – богатым брусничникам. На Дальнем Востоке в начале осени практически весь медведь собирается на реках – нерестилищах лососёвых рыб. Однажды, в Хабаровском крае, на р. Охота, я встретил шесть медведей на участке метров в 300. Позже, после нереста кижуча и кеты, медведь также уходит на ягодники и открытые пространства сопок. Ещё я заметил, что если встретил свежий след медведя, то зверь где-то рядом: его дневные переходы незначительны. Основная цель – набрать жир к спячке, поэтому лишние энергозатраты ему не нужны, есть много еды – значит, медведь будет рядом. Вся охота строится на этих простых закономерностях.

Потом, уже купив нарезное оружие, я загорелся охотой на медведя. Охотой настоящей, когда нет вышки, когда ты и медведь на земле, когда надо подойти к свободному зверю на расстояние выстрела и нет безопасной высоты лабаза. Когда дистанция гарантированного поражения составляет 60–70 метров (просто в лесу редко когда видимость больше). Когда приходится сопровождать медведя и искать момент, когда зверь открыт. Ведь добирать подранка в тайге, где ты без собак, это по-настоящему опасно и страшно. Поэтому ты должен быть уверен в себе и своём оружии.

Автономный сплав и охота

Главные качества, необходимые для такой охоты:

  • хорошая физическая форма, так как ходить придётся много;
  • умение читать следы и определять «свежесть» следа;
  • понимание повадок зверя: как он чувствует ветер, как видит, как слышит;
  • умение тихо и скрытно передвигаться по лесу;
  • спокойствие и самоконтроль.

Честно скажу, подходить к медведю, даже имея опыт охоты с подхода, всегда очень волнительно. Смесь какого-то первобытного страха, азарта и нетерпения. Адреналиновый выброс будет вам гарантирован. Это не сидеть на безопасной высоте вышки. Медведь неторопливо перемещается по ягоднику, он расслаблен, он здесь хозяин и бояться ему некого. Подход к медведю очень медленный, нога скользит с перекатом, взгляд одновременно видит и медведя, и место, куда наступаешь ногой. Движешься тогда, когда голова медведя отвёрнута вбок или назад и не направлена в твою сторону. Выстрел – когда зона поражения чётко открыта и нет опасности, что медведь в момент выстрела будет чем-то прикрыт. Я стреляю только по корпусу: голова всегда в движении.

Выстрел. Если есть возможность, то второй и третий, пока зверь не ляжет. Медведь никогда не ложится сразу (ну, по крайней мере, в моей практике такого не было). Всегда приходится идти за ним какое-то расстояние. Хорошо, когда ты видишь добытого медведя, потому что идти по кровяному следу при малой видимости просто страшно.

Автономный сплав и охота

Ну вот, медведь взят. Какое-то щемящее чувство счастья и одновременно грусти. Подхожу, глажу морду, прошу прощения. Утешает мысль, что в естественной среде смерть этого хищника практически всегда очень тяжела – смерть от истощения по причине голода или ранений при борьбе за территорию и пищу.

Разделываем медведя, теперь надо выносить шкуру и мясо к лодке. Вынос – это отдельная песня: иногда приходится ходить с полным рюкзаком 2–3 раза. Шкура солится, мясо срезается с костей и тоже солится. Употреблять непроверенное мясо медведя – игра в русскую рулетку. Достаточно большая часть популяции заражена гельминтами и самым опасным гельминтом – трихинеллой. Поэтому проверка обязательна. Позже шкуру сдаю на выделку, мясо (после проверки) коптится – деликатес.

Расскажу немного об организации охотничьего быта и ночлега. В тайгу выходим утром, после ночёвки, сразу, как только рассвело, это около 6:00. Берём с собой лёгкие рюкзаки, тент, шнур метров 10, котелок, маленькую газовую горелку, топорик, дождевики. Одеваться надо так, чтобы не жарко было ходить, плюс берём в рюкзаки лёгкий свитер или толстовку. Выходя в тайгу, всегда надо рассчитывать на вынужденный ночлег. Обязательно навигатор и компас, набор для быстрого розжига костра. Я ещё дома делаю распечатки карт района, где буду сплавляться, благо интернет позволяет. Ходим часов 5–6 и в районе 12:00 возвращаемся в лагерь. Грузимся, и в путь.

Автономный сплав и охота

Заканчивать дневной сплав надо за 1,5 часа до наступления темноты (не позже 17:00) – это чтобы комфортно расположиться. Можно, конечно, и позже, но поверьте: крайне неприятно и травмоопасно в темноте готовить ночлег и собирать дрова. Выбирается место с пологим подъёмом в лес, чаще всего песчаная или галечная коса. Первое, что делаю я, это нарезаю елового, а лучше пихтового лапника, и чем больше, тем лучше. Лапника нужно слоёв десять. Укладываю лапник слоями между двумя деревьями, на которых потом натяну верёвку для тента. Если идёт дождь, то натягиваю тент сразу. Второе – заготовка дров. Берём только сушины, стоящие вертикально (лежащие на земле будут сырыми). Ну а дальше понятно – костёр, еда.

Всем, кто захочет испытать себя в таком автономном сплаве, хочу дать несколько советов.

  • В команде всегда должен быть человек, имеющий хотя бы минимальные навыки жизни в тайге, за которым, в случае сложной ситуации, будет право принятия решения.
  • Команда должна быть слаженной и между собой психологически адаптированной (случайные, малознакомые люди – большой риск), с членами, умеющими заставить себя делать то, что нужно, а не то, что хочется. Конфликты могут вылезти из ниоткуда. Кто-то хочет посидеть и отдохнуть, а надо готовить дрова, ну и т. д.
  • Алкоголь практически под запретом. Кто хочет побухать, тому в деревню. В крайнем случае – в зимовье, где невозможно заблудиться.
  • Трезвая оценка своих возможностей и возможностей своих товарищей. Лучше делать привалы через каждые полчаса, чем вырубиться через 10 километров с невозможностью движения.
  • Предварительная подготовка маршрута по картам, спутниковым снимкам, связь с местными охотниками.
  • Качественная, продуманная и достаточная (без излишеств) экипировка. Не обязательно дорогая.
  • Наличие необходимого набора медикаментов, в том числе и на экстренный случай (хирургическая игла с ниткой, обезболивающие), ну и каждому по показаниям.

Удачи вам, друзья, и пусть прекрасная и великая тайга и охота откроют вам двери в свой чудесный мир. Мир настоящей жизни.

Русский охотничий журнал, март 2020 г.

522

Похожие статьи