Транспорт охотника
Дата публикации:
просмотров: 314

На «буханках» сквозь Кольский

Комментарии: 0
На «буханках» сквозь Кольский

Путешествие это было очень непростое как для техники, так и для членов экипажа. Действительно проверка на прочность всего коллектива и каждого его участника в отдельности. Задача стояла пройти от Кировска (Мурманская обл.) до берега Белого моря в Ловозёрском р-не, чтобы разведать трассы массового пролёта водоплавающей дичи и перспективные места охота на неё.

По прямой выходило порядка 250 километров по давным-давно заброшенным дорогам и зимникам. 14–16 дней. По 20–25 км в день. Но в итоге маршрут был изменён и сокращён. До места старта добирались на машине и поезде, а в Кировске ожидали три УАЗа-«буханки» и питерские друзья, прибывшие заранее на поезде для помощи в подготовке внедорожного транспорта. Протягивали все болты, проверяли все жидкости на подтёки, наличие и исправность лебёдок, цепей, траков. К слову, весь наш экипаж состоял из УАЗов, списанных когда-то с консервации. Как гражданских, так и в военном варианте. Две буханки были несильно лифтованы, зато имели вполне рабочую грязевую резину. Необоротистый мотор давал хорошее тяговое усилие. Правда, и бензина с собой пришлось брать немало, с солидным запасом. Третья буханка являлась головным транспортом – с мощной подготовкой по всем фронтам (к сожалению, она сошла с маршрута ещё до его начала – по форсмажорным обстоятельствам). Также с собой были взяты ручные лебёдки с нагрузками до 5 тонн. В одной из машин были аналоги траков – металлические листы, «просечка». Реечный домкрат («хайджек»), бензопилы и мощные стальные тросы. Каждая машина комплектовалась и стальными колёсными цепями. В принципе, это был тот необходимый минимум, при котором движение колонны могло быть более-менее рабочим и безопасным.

Самые первые разливы болот были успешно преодолены. Когда колесо не полностью скрывало водой, переправы не несли в себе большой опасности. Лишь один раз Олег (один из участников экспедиции) на своей «буханке» «нырнул» в подмытую гать, залив моторный отсек. На следующее утро оказалось, что это стоило ему стартёра. Что ж, заводим «с толкача». Нам предстояло проехать по крайним следам цивилизации: брошенный крошечный посёлок в глухом лесу и такой же ветхий мост. Олег пошёл первым и соскользнул. «Буханка» зацепилась колесом за крайнее бревно. Зубастая резина сделала своё дело: грунтозацеп надёжно врезался в бревно и удержал машину от падения с моста. Тросом цепляемся ко второй «буханке» (Володи) и в противоположную заносу сторону медленно и аккуратно вытягиваем Олега, но его «буханка» то и дело чахнет. Останавливаемся всё чаще, чтобы дёрнуть.

Впереди ждал брод одной из небольших речек, но дожди шли сильные, и река разлилась. К сожалению, водные преграды вброд всегда чреваты поломками из-за удара о крупные валуны: мосты, редукторы, рулевое управление – все основные узлы подвержены риску выхода из строя. И вот, после очередного удара о камень, у Олега начинает хандрить рулевое. Машина «рыскает», руля не слушает. В процессе ремонта выясняется, что нет ремкомлекта для зажигания. Не говоря уже о рулевом. Дальнейшее продвижение становится просто опасным, т. к. предстоят очень сложные броды. С неисправным рулевым нас могут ловить где-то в Белом море. Становится ясно, что и вторая «буханка сходит с маршрута. Дальнейшее продолжение на одном транспортном средстве было очень рискованным, но мы всё же решились.

Опять сильные дожди – ждать нельзя. Первый брод мог сильно разлиться, так что выезжаем затемно. Подъехали к старой затопленной гати. Река поднялась, и образовался широкий разлив, скрывающий острые камни и глубокие ямы. В такой ситуации в 1–2 человека выходили в болотных сапогах и шли перед «буханкой», на ощупь показывая опасные места. Тем не менее гать под колёсами расползлась, и кабина нырнула вниз, в болото, стягивая правое заднее в сторону. Домкратимся. Т. к. у нас вся правая сторона провалилась, нам пришлось сначала поднять переднее правое колесо, подкладывая брёвна, а затем – правое заднее. Зацепили трос, страхуя лебёдкой, и «буханка» вышла задним ходом. Спустя полтора часа мы стояли ровно всеми четырьмя колёсами, и с жутким хрустом ломающихся брёвен «буханка» рванула дальше.

Вот и брод. Все вышли, т. к. было много высоких камней, а УАЗ сильно нагружен и просел. Река была не очень широкой (не более 10 метров), но бурной. В глубину не более 50–60 см. В один из камней мы всё-таки упёрлись. Т. к. течение было сильное, чтобы не рисковать, не стали объезжать, а рванули, сдвигая и уводя автомобиль вперёд. В этот момент звук выхлопной трубы резко изменился. По выходе из реки оказалось, что глушитель буквально завязан узлом о подводные камни. Подняв «буханку» в очередной раз, нашли кусок бревна из проходимой ранее гати. Бревно застряло между мостом и запаской. Кроме глушителя мы потеряли обе ПТФ: разбили линзы и оборвали проводку.

Следующий отрезок пути, порядка 25 км, был на удивление спокойным. По темноте нашли полянку рядом с озером и начали располагаться. Начались первые заморозки, пошёл снег. Рано утром мы позволили себе немного поохотиться и добыли двух весьма крупных турпанов. Ковыряем «буханку»: на этот раз выяснилось, что рессорой разбили одну из подушек. Вывесив заднюю часть «буханки» на домкрате и подложив брёвен (технику безопасности никто не отменял), мы разгружаем подвеску и принимаемся за ремонт. Из подручных материалов и куска резины смогли изобразить подобие подушки. Хорошо, что заметили вовремя и не разбили стакан.

Следующий отрезок пути проходили в нужном ритме, пока не упёрлись в бурный разлившийся ручей. Сложность была в очень крутом подъёме сразу за бродом. И тут «буханка» не тянет: мы потеряли полный привод, буксует только заднее левое колесо. Оказалось, оторвало чулок полуоси: у «буханки» к мосту крепится чулок, а в него вставляется полуось. Привод на переднем мосту пропал, т. к. эту полуось провернуло, и ось толщиной 32 мм свернуло как фольгу. Размотали стальной трос, затянули лебёдку. Деревья достаточной толщины ещё встречались, поэтому с зацепом ручной лебёдки проблем не было. Подрезав колейную бровку, на которой мы сидели мостами, всей толпой в очередной раз вытащили «буханку». Всё утро занимаемся ремонтом: вывесили морду и начали последовательно продумывать разные варианты решения проблемы. Выкрутили живые болты и попытались закрутить на место вырванных. Оказалось, сорвана внутренняя резьба. Нашли нужный размер, но с другим шагом резьбы. Не помогло. Не держит и всё. Выход оказался простым: подошли 2 болта, держащие кронштейн ПТФ. Их и взяли. Поставили в обратном направлении (головой к редуктору) и затянули гайками. В отечественных автомобилях есть определённый плюс: отремонтировать можно «на коленке» и подручными средствами.

За чаем стало ясно, что у нас остался только задний привод. До ближайших возможных охотников или туристов километров 70–80. Связь появится километров через 90–100. Но и обратно нельзя: мы не пройдём разливы с камнями и гать. Это уже не развлечения, тут нам никто не поможет. Мы остаёмся один на один с природой и ситуацией. Дальнейшие разведки показали, что впереди два глубоких болота метров по 200 каждое, по которым ездили ещё при Царе Горохе. Вернулись парни с брода: «До реки километра полтора». Гать старая, нестабильная, где-то по колено, а где-то проваливаешься по пояс. Так рисковать нельзя. Мы начали класть новую переправу. В ход пошли и старые гнилые брёвна, и весь хилый тундровой лес, растущий в округе. Спустя 2 часа первую топь мы уложили. На колёса надели цепи и прошли её ходом. Окрылённые маленькой победой, взялись за вторую переправу. Часть брёвен мы потащили во вторую топь, на которой вовсю кипела работа. Но та была более длинной и глубокой, посреди болота. Требуется много материала. Весь экипаж занимается стройкой. В итоге вторую топь решаем брать тоже ходом, но на половине пути задний мост сбрасывает в сторону и вдобавок мы вывешиваем оба моста на бревно.

Порядка 2–3 часов мы работали «хайджеком», бензопилой и лебёдкой, протаскивая буханку сантиметр за сантиметром. Самое неприятное, что троса для лебёдки не хватает до ближайших деревьев. Выход найден: вырываем яму, обматываем трос вокруг бревна, кидаем в яму и закапываем. Таким образом, бревно является якорем, и небольшое тяговое усилие такое приспособление держит. С огромными физическими усилиями мы смогли вытащить «буханку». В этот день прошли всего 2 км и остановились на отдых. Впереди предстоял один из очень серьёзных бродов. Не менее 30 метров шириной и до метра в глубину.

Володя и ещё несколько человек прошли брод туда-обратно, прощупав камни и глубокие ямы. Расставляемся на больших камнях, которые необходимо объехать, и форсируем реку. Незагруженную «буханку», как поплавок, подхватывает потоком и сносит на камень. Садимся задним мостом. Разматываем лебёдку, пытаемся в реку опустить «хайджек», но он то и дело соскальзывает: дно из камней. Раздеваемся и в воду! Пытаемся руками и бревном втроём выковыривать крупные камни. Хоть чуть-чуть сдвинуть! И так метр за метром мы тащили «буханку». Пятеро сзади, один на лебёдке, Володя – рулевой. Прошло около 3 часов – и эта преграда остаётся позади. Но уже ясно, что намеченный маршрут мы не пройдём из-за многочисленных поломок и отставания в графике. Принимаем решение найти перспективное озеро и встать на нём лагерем.

Непродолжительное обсуждение и просмотр карт с навигаторами. Все сошлись на одном и том же озере. Весьма перспективное. Но до него ещё 7 км. Спустя какой-то час мы пробивались по пересечённой местности вдоль озера, пока не вырулили на очень живописную поляну. Там и остались.

Всю ночь шёл дождь. Все насквозь мокрые упаковались и продолжили путешествие. Впереди нас ждал финальный аккорд – очередной брод. Порядка 50–60 метров быстрой северной реки. С глубокими ямами на дне. Вылезли и пошли проверять. Парни сразу провалились в подводную яму по грудь. Володя выставляет только одного человека на глубокой подводной яме. Все остальные члены экипажа садятся в салон для веса. И началась переправа. По брюху и мостам били огромные камни. Вода набиралась в салон и стояла нам по щиколотку. В какой-то момент «буханку» стащило течением, но хорошая мягкая резина зацепилась, и мы поползли к берегу. Остановились. Открыли двери, чтобы слить воду. Все обнимали Володю, обнимались сами, орали УРА!!! Для нас, простых обывателей, это было что-то фантастическое. Далее было очередное собрание, на котором принято решение возвращаться домой: мы сорвали болт с гайкой на заднем редукторе, и масло предательски сочилось наружу.

Эпилог

12 лет меня принимают Хибины. Принимает Кировск и местные жители. За 12 лет было много разных и очень непростых ситуаций.

Такого плана путешествия должны быть только на хорошо подготовленном транспорте. Как бы мы ни подготавливали технику, гражданский транспорт не предназначен для таких перегрузок. Кроме того, очень сказалась нехватка запчастей. Наш экипаж проявил себя с хорошей стороны. Все опытные охотники и рыбаки, физически развитые. Именно благодаря человеческим качествам каждого участника мы смогли достойно завершить наше путешествие без каких-либо серьёзных потерь. Вспоминая всё, что мы преодолели, понимаем, что «охотой» это мероприятие можно назвать едва ли. Но те богатые места подарили нам такие желанные трофеи. Утиный перелёт был в самом разгаре, и мы с удовольствием смогли поохотиться.

315