Тасма

Оружие: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 1924
Комментарии: 0

...Зырянин непременно опоясывается кожаным в три пальца ширины поясом – «тасма», к которому прикрепляются: с одной стороны – витая железная скобка, куда вкладывается топор, с другой – деревянный, обтянутый кожей футляр для ножа; пойдёт ли он куда или поедет, пояс этот, с принадлежащими к нему орудиями, постоянно на нём для всякого непредвиденного случая.

М.И. Михайлов. Домашний и семейный быт зырян. 1852 год

Подобное весьма краткое описание одного из важнейших атрибутов охотничье-промыслового снаряжения коми (зырян) в XIX веке словно переписанное «под копирку» кочевало из одного этнографического очерка в другой. Но авторов тех лет можно понять: в XIX веке Коми край был достаточно труднодоступным уголком Российской империи, добраться куда мог не каждый, а потому приходилось цитировать очевидцев. В итоге: «широкий пояс, скобка для топора, футляр для ножа». На том описание традиционного мужского охотничье-промыслового пояса коми заканчивалось. Но что же на самом деле представляла собой традиционная тасма?

Начнём с того, что слово «тасма» в коми языке означает «ремень», или, по-другому, кожаный пояс с пряжкой. При этом ремни-тасмы южных коми существенно отличались от бытовавших у северных коми, населявших бассейн Ижмы и Печоры и занимавшихся, помимо охоты, тундровым оленеводством. Разберёмся по порядку, что же имели в виду путешественники позапрошлого столетия, описывая «кожаный в три пальца ширины пояс».

Тасма в костюме охотника из южных районов Коми. Из собрания Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Описываемые широкие тасмы в то время, вероятно, можно было встретить по всей территории расселения коми, включая Западную Сибирь. Лента такого ремня шириной 5–6 см изготавливалась из кожи крупного рогатого скота. Иногда пояс мог иметь более широкий участок, охватывавший талию, и более узкий конец, который продевался в пряжку. Сами пряжки встречались как довольно крупные, литые из бронзы, работы коми-ижемских мастеров, так и небольшие железные, изготовленные местными кузнецами и практически аналогичные тем, что встречаются на археологических памятниках предков коми – Перми Вычегодской XIII–XIV вв. Из тех же времён тасма унаследовала и топорню – железную витую скобу для ношения топора. Она могла иметь специальную систему крепления либо просто пришиваться толстым сыромятным шнурком прямо к ремню.

Центральным атрибутом тасмы, без которого ни на лесовании, ни на любом другом промысле было не обойтись, являлся нож в ножнах. Берестяные, кожаные либо деревянные ножны на кожаном или холщовом подвесе в зависимости от состава костюма носили либо сбоку на бедре, либо спереди, так, чтобы они не мешали при ходьбе и при необходимости находились под рукой.

Нередко на тасму крепилась небольшая кожаная поясная сумочка для хранения трута, кремня с кресалом, спичек, иголок, ниток и других необходимых мелочей. По описаниям информаторов, иногда под крышкой-клапаном она имела герметичный «рукав» из тонкой кожи или ткани, который затягивался шнурком, предохраняя содержимое от влаги. Похожая маленькая сумочка в виде «кошелька с медной пуговицей» – «бива вотлук» – являлась у коми также обязательной принадлежностью тканого узкого пояса-тельника или ремешка.

Традиционным элементом тасмы была подвеска из медвежьего клыка со стороны поясницы. Считалось, что такой оберег способен оградить охотника от нападения медведя, от тёмных лесных духов и прочей нечисти. Кроме того, порошок из медвежьего клыка почитался как целебное средство, ускоряющее заживление ран. У северных коми также бытовало поверье, будто бы ношение клыка помогает при болях в спине.

Помимо вышеперечисленных обязательных элементов иногда на охотничью тасму дополнительно подвешивался полный набор снаряжения для дульнозарядного ружья: пороховница, дозаторы для пороха, мешочки с пулями, кремнями либо капсюлями, отвёртка и пробойник для ружья. Но гораздо чаще такой набор крепился на отдельный узкий ремешок-тасму, который носили через плечо.

Упоминается практика ношения на тасме небольшой солонки из коровьего рога («сов доз») и небольшого точильного бруска для ножа, в котором для этого специально сверлилось отверстие. Такие бруски есть среди археологического материала на памятниках предков коми, однако в этнографическом материале автору ничего подобного видеть не доводилось.

Оленеводы коми-ижемцыю. Фото из фондов МБУК «Ижемский районный историко-краеведческий музей»

На севере – на берегах Ижмы и средней Печоры – коми появились достаточно поздно, и начиная с XVI века там постепенно сформировалась новая этническая группа коми-ижемцев. Подобно северным соседям – ненцам – коми-ижемцы быстро пришли к необходимости развития оленеводства, в котором, благодаря смекалке и грамотному ведению хозяйства, очень скоро преуспели. Вместе с оленеводством эти коми заимствовали у ненцев и многие предметы одежды и снаряжения для жизни и работы в тундре: пимы, малицу, совик и др. Но вот с ижемской тасмой всё не так просто. До сих пор неясно, кто больше привнёс в появление этого типа пояса, очень скоро ставшего едва ли не самым заметным атрибутом тундрового охотника и оленевода от саамского Ловозера на западе и почти до Чукотки на востоке. Вероятно, свою лепту здесь внесли и ненцы, и коми-ижемцы.

Традиционная ижемская тасма. Из собрания МБУК «Ижемский районный историко-краеведческий музей»

Тасма северных коми, и в первую очередь коми-ижемцев, существенно отличалась от более южного варианта, описанного ранее. Она имела совершенно другую систему крепления посредством двух одинаковых пряжек («пража»), соединявшихся плоским крючком наподобие пряжки солдатского ремня советской поры. Такие пряжки застёгивать гораздо удобнее и проще, что весьма важно на сильном морозе, где обычный ремень мог просто «встать колом». По всей длине тасмы располагались декоративные поясные накладки из рога или бронзы – «рубеж». Эти накладки позволяли предотвратить постепенное «скручивание» краёв широкого ремня из-за ношения с толстой меховой одеждой.

Лента ремня обычно изготавливалась из плотной кожи крупного рогатого скота, хотя можно было встретить тасму и из прочной, но более тонкой оленьей кожи, которая в этом случае складывалась вдвое и сшивалась по периметру кожаным шнуром. При этом ширина ленты северной тасмы могла варьироваться от 4,5 до 8 сантиметров.

Традиционные ижемские тасмы. Из собрания МБУК «Ижемский районный историко-краеведческий музей»

Вероятно, изначально и пряжки, и рубежи для тасмы изготавливались из оленьего рога и затем нашивались на кожаную ленту. Но приблизительно с конца XVII – начала XVIII вв. на севере появляется большое количество привозимых для меновой торговли бронзовых пряжек и подвесок работы русских мастеров. Эти новые пряжки очень быстро завоевали популярность по всему Русскому Северу и Сибири, а подвески из красивого жёлтого металла начали нашивать на пояс в качестве «рубежей». Вскоре литьё подобных пряжек и новых бронзовых «рубежей» освоили коми-ижемцы, бронзолитейные мастерские которых в XIX веке действовали не только на Ижме, но даже в Западной Сибири. Для удобства использования в качестве «рубежей» такие «подвески» получили специальные металлические ушки для крепления на тасму.

Состав и внешний вид носимого снаряжения тасмы на севере несколько отличался от южного, что было связано и с особенностью костюма, и с совершенно другими видами повседневных работ. Как и прежде, обязательным предметом являлся нож. Причём на тасме оленеводов часто подвешивалось сразу 2 ножа: справа – нож с обычным клинком, слева – с узким клинком «чукри». Ножны имели прямоугольную форму, как правило, изготавливались из дерева и обтягивались кожей. При этом они имели не один подвес, как на юге, а сразу два или три, состоящие из ремешков и декоративных колец, либо, если тасма имела бронзовые накладки, из латунных цепочек.

Старинная ненецкая тасма, передававшаяся по наследству в семье коми-ижемцев. Из собрания МБУ «Печорский историко-краеведческий музей»

Важными элементами тасмы северных коми являлись также небольшая сумочка с точильным бруском и свайка – «юэс лы» – из кости или оленьего рога, необходимая для развязывания ременных узлов на оленьей упряжи, нартах и т. п.

На северной тасме также присутствует медвежий клык, который всегда расположен сзади точно по центру на оригинальном подвесе из кожаных шнуров либо металлических цепочек. При этом некоторые охотники носили сразу по 2–3 клыка. Там же по центру находилась система регулировки длины ремня при помощи кожаного шнура. Нередко на тасму привешивались и другие необходимые мелочи. Причём обязательной частью системы крепления подвеса являлись накладки- «рубежи».

Старинная ненецкая тасма, передававшаяся по наследству в семье коми-ижемцев. Из собрания МБУ «Печорский историко-краеведческий музей»

Благодаря обширной коммерческой деятельности сначала русских купцов, а затем и коми-ижемцев, производивших тасмы не только для собственного пользования, но и на «внешний рынок», этот вид пояса с красивым металлическим набором распространился далеко за пределами Коми края. Его можно было встретить в более южных районах коми, а также – под разными названиями – у ненцев, хантов, манси, энцев, саамов и других исконных жителей тайги и тундры, где он до сих пор используется и передаётся как реликвия по наследству. Тасма для потомственного оленевода – своего рода личный символ и «паспорт» мужчины, поэтому отношение к ней у северных коми довольно трепетное. Особенно важно, если тасма досталась по наследству. Мне довелось слышать историю о том, как один весьма состоятельный человек предлагал ижемцу-оленеводу самому назвать цену своей родовой тасмы, пообещав купить её, сколько бы тот ни запросил. И когда владелец уже начал было задумываться над предложением, вышла его жена, как и многие ижемки, отличавшаяся строгостью хранения старинных традиций, которая напомнила, что эта вещь – от предков, а потому не продаётся.

Тасма используется ижемскими охотниками и в наши дни. Фото Артура Артеева

И по сей день, как и прежде, оленеводы коми подпоясываются своими тасмами с пряжками и рубежами из металла или рога. Можно встретить даже детские тасмы, где рубежи вырезаны из пластмассы, что говорит о сохранении данной традиции во многих семьях коми-ижемцев для будущих, пока ещё маленьких оленеводов.
А вот традиционная широкая тасма охотников из более южных районов Коми давно вышла из употребления, уступив место простому ремню. Её не помнят даже старые охотники, живущие на востоке Коми в верховьях Вычегды и Печоры. А потому эти архаичные широкие пояса «в три пальца», столь часто упоминавшиеся путешественниками XIX века, теперь можно встретить лишь на редких старинных фотографиях да в некоторых музейных собраниях.

Русский охотничий журнал, ноябрь 2018 г.

1924

Похожие статьи