Одиссея Мелвина Джонсона

Оружие: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 2096
Комментарии: 0

Однажды простой американец захотел создать хорошую винтовку. Борцом против системы он становиться не собирался – это получилось как-то само собой.

В 1937 году вооружённые силы США начали получать U.S. rifle, caliber .30, M1 – самозарядную винтовку конструкции Джона Гаранда. Хотя дело происходило в великой стране свободного капитализма и возможностей для каждого, так уж получилось, что сам Гаранд работал ещё с 20-х в правительственном Springfield Armory. Продолжавшаяся более десяти лет разработка, тестирование и конкурентная борьба – в которую иногда вмешивались высшие чины тогдашней американской армии вроде генерала Дугласа Макартура – завершились в 1936-м победой детища Джона и Спрингфилда.

И в этот момент на сцене появился второй лейтенант Корпуса морской пехоты Мелвин Джонсон и его винтовка.

Формально молодой лейтенант был в тот момент резервистом и адвокатом в Бостоне, в конторе своего отца Мелвина Джонсона-старшего. Однако девиз Корпуса “Semper fi” (Semper fidelis, лат. «Всегда верен») явно не был для него просто громкими словами. Как офицер резерва КМП, он имел возможность ознакомиться с прототипами Гаранда и особого восторга не испытал. Особенно сомнительной с точки зрения Мелвина выглядела схема с отводом газов через надульник на конце ствола.

Мелвин, как морской пехотинец, хорошо понимал, насколько важна для оружия надёжность. Причём не только в тире или на стрельбище, но и в условиях, которые в отчётах об испытаниях принято именовать «затруднёнными». Однако Департамент вооружений был полон решимости довести винтовку Гаранда до принятия на вооружение и серийного производства. А это значило, что Корпусу морской пехоты тоже придётся иметь с ней дело. Если кто-то не предоставит альтернативу.

Ещё одним поводом стала United Automatic Rifles Corp, обратившаяся в адвокатскую контору его отца за юридической поддержкой. Впрочем, UARC требовалась не только юридическая, но и техническая поддержка: у них была концепция по переделке штатной армейской винтовки M1903 Springfield в полуавтоматическую. Хотя из сотрудничества UARC и Джонсона ничего хорошего не вышло, Мелвин загорелся идеей создать свою, оригинальную самозарядную винтовку.

Общий вид винтовки Джонсона

Он выбрал схему работы автоматики на коротком ходе ствола. Позднее были мнения, что этот вариант менее надёжен, чем газоотводная схема, но в 1936 году это было далеко не очевидно. Газоотвод имел свои недостатки, в частности был более чувствителен к качеству боеприпасов – а Джонсон помнил, что во время Первой мировой с этим иногда возникали проблемы. А схема с коротким ходом была использована ещё Хайремом Максимом в своём знаменитом пулемёте, на работу автоматики у которого жалоб обычно не поступало – особенно с той стороны ствола.

Интересно, что Фёдор Токарев свои винтовки также первоначально проектировал с автоматикой на коротком ходе ствола. Но в один момент советские военные внесли в требования пункт о возможности использования винтовочных гранат – а для этого требовался неподвижный ствол. Реальная боевая практика Финской и Великой Отечественной войн показала, что винтовочные гранатомёты (так называемая «мортирка Дьяконова») в бою практически не использовались.

Зато к созданию системы запирания затвора Мелвин подошёл более чем оригинально. Для повышения надёжности было желательно сделать процесс как можно менее энергозатратным. Джонсон разработал затвор с восемью боевыми упорами небольшого размера, которым для запирания требовался поворот менее чем на 20 градусов.

Центральная часть винтовки крупным планом

Первый образец был изготовлен в 1936 году – хотя по большому счёту это был скорее «стреляющий макет», чем полноценная винтовка. Поскольку Джонсон работал «кустарём-одиночкой» и располагал весьма ограниченными финансовыми возможностями, сборка велась по принципу «что нашли на помойке»: ударно-спусковой механизм позаимствовали из полуавтоматического дробовика Браунинга, ну а основой для бойка послужила вязальная спица. Тем не менее даже такой «франкенштейн» на стрельбище успешно стрелял и перезаряжался.

Джонсон взял его на сборы резервистов КМП в Квантико, чтобы продемонстрировать офицерам Корпуса потенциальную альтернативу «гаранду». Винтовка вызвала интерес, и к началу следующего года Мелвин заказал ещё три образца по своим чертежам у компании Marlin Firearms. Армейские связи Джонсона позволили договориться об испытаниях его винтовки в Форт-Беннинге.

Тестовые стрельбы

Результаты получились, как принято говорить, неоднозначные. Для своих винтовок Мелвин взял 20-тизарядные магазины от BAR-а. Однако в американской армии солдаты тоже делились на умных и очень сильных, а выделенные для заряжания в ходе испытаний танкисты относились ко второй категории. «Обнаружилось, что стенки магазинов выгнуты наружу, а губки безнадёжно изогнуты». Попытка исправить повреждения молотком и такой-то матерью 100% успехом не увенчалась. В итоге на 4000 выстрелов было получено 86 задержек, большая часть которых, по мнению Джонсона, произошла по вине магазинов и патронов.

Хотя некоторые сторонники винтовки склонны видеть в произошедшем скрытый саботаж, а не обычный армейский бардак, отзыв организаторов испытаний был, в целом, благоприятен: «Винтовка простая, надёжная и мощная. Незначительные задержки могут быть легко устранены. Также возникшие при испытаниях проблемы не выглядят особо сложными в исправлении».

Одним из важных выводов, которые Джонсон сделал для себя из этих испытаний, была необходимость разработки собственного магазина – желательно такого, который мог бы выдержать «эксплуатацию слабо подготовленным личным составом», особенно компенсирующим недостаток умения дурной силой. Зато он услышал, как испытатели, неодобрительно отзывавшиеся также о заряжании нового «гаранда», в качестве примера упомянули старую винтовку Springfield Model 1892–99, она же Krag–Jørgensen rifle, которую можно было дозаряжать по одному патрону. Результатом стал появившийся на последующих образцах постоянный магазин барабанного типа на десять патронов. Причём заряжать его можно было, либо используя штатные пластинчатые обоймы от Springfield Model 1903, либо поодиночке.

Тем временем у поступивших к пользователям серийных «гарандов» начались проблемы. Во-первых, система отвода газа через надульник проявила себя не очень-то надёжной и склонной к засорениям. Вдобавок неожиданно выплыла ещё одна проблема, получившая название seventh round stoppage – задержка на седьмом патроне из восьми в обойме. Одним из достаточно неприятных происшествий стал случай летом 1939 года, когда примерно две сотни новых М1 выдали для ознакомления участникам Национального матча NRA по стрельбе, проводившегося в Кэмп-Перри. Когда стрелки начали задавать представителям армии вопросы по поводу проблем с новыми винтовками, военные со свойственной им тактичностью и логикой ответили, что с их винтовками всё в порядке, просто «эти шпаки» не умеют правильно с ними обращаться. Учитывая, что речь шла об элите стрелкового сообщества США того времени, это было далеко не самое разумное заявление.

Джонсон тем временем приобрёл ещё нескольких сторонников своей винтовки. Одним из них был майор Мерритт Энсон, в тот момент инспектор стрелковой подготовки Корпуса – а также победитель чемпионатов по стрельбе и будущий президент NRA. Ещё одним стал капитан морской пехоты Джордж ван Орден, впоследствии ставший «отцом снайперов КМП». Впрочем, и в тот момент ван Орден уже успел послужить в штаб-квартире Корпуса в Вашингтоне, принимал участие в тестировании оружия и боеприпасов и, разумеется, также являлся одним из известных стрелков как среди морских пехотинцев, так и вообще в США. Он взялся провести собственные сравнительные испытания винтовки Джонсона и Гаранда, результаты которого были опубликованы в журнале American Rifleman. В последующих номерах редакция этого весьма уважаемого американскими стрелками журнала провела собственное тестирование, результаты которого также оказались в пользу винтовки Джонсона.

Учитывая, что как раз в это время вопрос о «гарандах» рассматривался на уровне Конгресса, всё это, мягко говоря, не приводило в буйный восторг Департамент вооружений армии. Ещё меньше воодушевления вызвал у его начальника, генерал-майора Вессона, доклад, сравнивающий обе винтовки по боевым, эксплуатационным и производственным показателям. Хотя сам Джонсон всего лишь мечтал добиться, чтобы винтовка его конструкции была принята в дополнение к «гаранду» в качестве оружия ограниченного стандарта – и в таком виде стала доступной для Корпуса морской пехоты, – для армейских генералов, ответственных за программу «гаранда», само его существование выглядело как «вы тут столько лет какой-то хернёй занимались!». В итоге их выступления звучали как хоровое пение: «Всё хорошо, прекрасная маркиза, у нас уже есть замечательная винтовка, все проблемы в ней устранены, а если их будет две, это создаст кучу проблем с обучением, обслуживанием и так далее. А у нас тут без пяти минут война, не до игрушек».

Дебаты в Конгрессе

Для конгрессменов этот хор заслуженных многозвёздных генералов прозвучал достаточно убедительно, и вопрос о необходимости второй самозарядной винтовки на вооружении был закрыт.

Тем не менее некоторые офицеры Корпуса морской пехоты оказались не менее упрямы, чем Джонсон. Упомянутый выше Мерритт Энсон помог организовать в ноябре 1940 года демонстрацию винтовки Джонсона и разработанного им же ручного пулемёта для офицеров Корпуса. Итогом стало принятие винтовки и пулемёта для вооружения создаваемых ParaMarines – парашютно-десантных полков морской пехоты.

Ручной пулемёт Джонсона в разобранном виде

Однако большая часть «джонсонов» попала к морпехам по другой причине. В августе 1940 года находящееся в Англии голландское «правительство в изгнании» заказало Джонсону 10 200 винтовок и 500 пулемётов для своих колониальных войск. Однако доставить голландцам успели только небольшую часть заказа: начавшие свой «блицкриг» японцы оказались быстрее. Большая же часть «голландских „джонсонов“», застрявшая в порту Сан-Франциско, перешла… к Корпусу морской пехоты. Как пишут обычно про это американские авторы: «Они просто пошли и взяли их!»

Ну а в финале этого рассказа о соперничестве одного морпеха и большой армии стоит упомянуть, что после войны Мелвин Джонсон работал консультантом небольшой оружейной компании, которая использовала придуманную им систему запирания в своём оружии. Эта небольшая фирма называлась «Армалайт», и созданная там винтовка в итоге победила очередное «творение» Департамента вооружений, став Rifle, caliber 5.56 mm, M16. Неохотно приняв её в качестве «временного решения», армия США вот уже более полувека никак не может найти достойную замену.

Русский охотничий журнал, ноябрь 2018 г.

2096

Похожие статьи