Охота: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 973

Собачьи жетоны – очевидцы истории

Комментарии: 0
Собачьи жетоны – очевидцы истории

В процессе металлопоиска на территории Беларуси среди находок не слишком часто, но все-таки попадаются собачьи жетоны. Проще всего их найти на западных территориях страны, в той ее части, которая до 1939 года принадлежала Польше. Жетоны являются одним из моих предметов коллекционирования, и я с удовольствием покажу их вам и немного расскажу о них. Тем более что жетоны эти неразрывно связаны с охотой.

В рамках этой статьи мы не будем говорить о «позднесоветских» и тем более современных выставочных, памятных и юбилейных жетонах, которых в наше время развелось великое множество, штампуются они из алюминия массово. Как правило, они не номерные, очень яркие и неаккуратно изготовленные. Эти жетоны редко составляют предмет коллекционирования, хотя, возможно, есть люди, которым интересен и ширпотреб такого рода.

Итак, старые собачьи жетоны встречаются разных видов и типов. Во-первых – самый редкий тип, таких жетонов нет в моей коллекции – это так называемое «рукоблудие». Они представляют собой металлические пластины с выгравированными на них надписями. Чаще всего это кличка пса или же адрес и имя владельца. Эти жетоны изготавливались умельцами для украшения и идентификации собаки. Они приклепывались к ошейнику и очень редко терялись.

Вообще все, что приклепывалось, терялось редко и, соответственно, находится еще реже. На первом фото среди других городских регистрационных жетонов выделяется своими размерами и довольно неряшливым исполнением жетон горисполкома белорусской столицы – города Минска. В моей коллекции жетонов это единственный предмет, который намертво приклепывался к ошейнику. А попал он ко мне очень просто – 15 лет назад его при регистрации выдали моей собаке.

Этим жетоном мы откроем маленькую коллекцию жетонов городских управ и горисполкомов, которые выдавались абсолютно всем городским собакам, вне зависимости от их предназначения и породы. Подобного рода знак на ошейник выдавался собакам один раз и на всю собачью жизнь, он служил для представителей фискальных органов подтверждением того, что хозяин платит ежемесячный городской налог на собаку.

Этот налог является приличным довеском в городской бюджет. Городские власти им распоряжаются по своему усмотрению. Например, в Минске в наши дни этот налог идет частично на содержание муниципального приюта для бродячих собак, а частично – на премирование дворников.

Брать или не брать городской налог с владельцев собак – решается всегда на уровне города. Не во всех городах Российской Империи, а затем СССР его взимали. Но в крупных городах, как правило, брали. На первом фото, кроме минского жетона самого начала нынешнего века, мы видим знаки Гомельской городской управы 1907 года, харьковский областной жетон 1928 года, ленинградский 1990 года, а также жетоны разных лет различных немецких городов. Последние легко узнать, даже если бы на них не было никаких надписей. Немецкое качество проявляется и в таких мелочах. Как можно заметить, жетоны последней четверти ХХ века не из земли. Они достались мне другими способами.

У городских жетонов была еще одна очень нужная функция – по ним легко идентифицировать убежавшую или потерявшуюся собаку, так как все они номерные (номер выбивался, как правило, на противоположной, гладкой, стороне знака).

Третий тип, самый многочисленный – это регистрационные охотничьи собачьи жетоны. Регистрировать охотничьих собак на территории Речи Посполитой, затем Царства Польского во времена вхождения его в Российскую Империю и, в конце концов, начиная с 1918 года, на землях Польской Республики начали довольно давно. По некоторым сведениям – с XVIII века.

Самый ранний жетон в моей коллекции датируется 1922 годом. Регистрация собак проводилась ежегодно, причем каждый год выдавался жетон новой формы, чтобы контролирующим лицам даже при беглом взгляде на собаку было заметно, уплачен ли налог. Речь идет уже не о собачьем налоге, который платили все владельцы псов без исключения, а об охотничьем.

Подобного типа жетоны свидетельствовали о том, что хозяин заплатил ежегодный налог на право пребывания с собакой в охотничьих угодьях, расположенных на территории той или иной гмины или повята. Гмина – это административная единица, меньшая, чем воеводство, а повят – еще более мелкая административная единица: несколько повятов входили в одну гмину.

Точно такое же административное деление существовало и в западных областях современной Беларуси и Украины, которые до 1939 года входили в состав Польши.

В некоторых гминах были распространены также регистрационные жетоны и для дворовых собак – это решалось управой, но они отличались внешне.

Обратите внимание, что на охотничьих жетонах почти всегда изображен силуэт легавой. Но иногда – и других пород собак, например, бультерьера. По изображенным силуэтам собак, относящихся к той или иной группе пород, легко можно определить, с какими из них в основном охотились на территории, ныне входящей в состав Беларуси. Видно, что в основном это были легавые – большей частью островные, которых держали «для души», и отчасти бультерьеры старого типа – обратите внимание на силуэт собаки на фото 2 (второй слева жетон в верхнем ряду), а также другие травильные породы, которых использовали при охоте на копытных с холодным оружием. Этот вид охоты до сих пор практикуется в Чехии и Словакии. Лично мне показалось странным то, что ни разу не попадались жетоны с силуэтами борзых. Возможно, в XIX – начале XX века белорусско-польская шляхта держала лишь незначительное количество этих собак.

Находят охотничьи собачьи жетоны чаще всего в поймах рек, издавна облюбованных легашатниками. Поражаешься порой, насколько обширны были угодья, в которых водилась болотная и полевая дичь. Сопутствующие находки в этих местах – латунные гильзы (как от охотничьего гладкоствола, так и от боевого оружия), монеты и нередко то, что на жаргоне коллекционеров называют «кониной» – металлические детали от конской упряжи.

Изредка такие жетоны находятся на местах фольварков и господских домов – это говорит о том, что простые крестьяне легавых не держали.

Еще один тип жетонов выдавался животным, находившимся на службе государства. Они тоже редки в коллекциях. На территории Беларуси иногда находят немецкие военные собачьи жетоны времен двух последних войн – они принадлежали псам, проходившим военную службу. К сожалению, ни одного такого артефакта нет в моей коллекции, и мне неизвестно, у кого они есть.

Знаете, в чем прелесть находок из земли? В их непредвзятости и неподкупности. В том, что они о многом нам говорят.

Это не архив, который можно закрыть, сделать «для служебного пользования» или сжечь. Это не газета, которая пишет разные умные слова (нередко в угоду кому-то). Это тем более не учебник истории, который переписывается раз в 10 лет.

Находка из земли – это факт. Нет, это даже «фактище».

Ну вот вам примеры очень интересных жетонов, которые я специально сфотографировал отдельно от других. Обратите внимание на гродненский регистрационный жетон 1942 (!) года.

О чем он говорит? А о том, что на территории современной Беларуси, точнее в Гродно и районе, в разгар войны, в 1942 году регистрировали охотничьих собак. Это нигде не написано. Это можно обнаружить, только найдя невзрачную цинковую пластинку. Мы специально сфотографировали этот жетон в боковом свете – цинк очень плохо сохраняется в земле, и только осветив пластину таким образом, можно прочитать, что на ней написано. Точно такой же жетон польской сельской гмины Бельск (единственный из приведенных здесь артефактов не из моей коллекции). Обратите внимание – того же типа, что и гродненский, следовательно, делали их централизованно, по разработанному эскизу.

К чему я подвожу? Да практически к святотатственному заявлению. Не кажется ли вам, что регистрация охотничьей собаки – это последнее, что нужно сделать, уже после того, как все окажутся при деле, после того, как заработают предприятия, крестьяне начнут трудиться на полях, а дети – ходить в школу?

Собственно, об этом начинают сейчас писать, но все эти письмена наталкиваются на истерику обвинителей в «переписывании истории». Вот так, друзья мои. В 1942 году на территории оккупированной Беларуси регистрировали собак и, возможно, ходили с ними на охоту! С охотничьим ружьем. Прямо в лес. Я предполагаю, конечно, что ходили туда далеко не представители местного населения.

Косвенно это подтверждается еще одной находкой, которую отыскали в земле в 50 километрах западнее Минска. На ней написано «Berlin» и дата – 1941 год. Я сначала было подумал, что это бирка военной или полицейской собаки Третьего рейха. Но «пробив тему», очень удивился.

Это оказался немецкий регистрационный жетон охотничьей собаки. Да и в силуэте на аверсе этого медальона угадывается нечто, похожее на легавую или гончую. Неужели какой-то «турист» из Западной Европы к нам со своей собачкой пожаловал в 1941 году? Скорее всего. Но, к сожалению, теперь точно узнать об этом практически невозможно.

Ну и напоследок вот вам моя загадка, отгадки которой я не знаю. На последнем, шестом, фото вы видите три жетона. Это, безусловно, собачьи жетоны, но какой категории собак их вешали на ошейник и что они означают, я так и не смог разузнать. Хотя тот, что по центру, скорее всего – декоративный медальон, который мог висеть на шее у какого-нибудь панского пуделя, так как был найден на территории, где раньше стоял господский особняк. Погадайте на досуге!

975