Русский охотничий рог

Охота: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 1772
Комментарии: 0

На потолке избы, в отжившем хламе,
Увидел я помятый старый рог.
Попробовал...
И как во мраке пламя
Звук вспыхнул ярок и тревожно строг.

Вновь затрубил я.
Мощен и печален
Был затянувший «до» глубокий бас.
Я взял октавой выше,
И в металле
Победа, торжествуя, раздалась.

В.И. Казанский

 

Многие-многие столетия, а может, и тысячелетия (точнее сказать трудно) насчитывает история сигнального рога. Из чего его только не делали… Из рогов животных, из морских раковин, из дерева, из бересты, потом стали делать из металлов: из серебра, меди, латуни, нержавейки, «в безвыходном положении» делали даже из картона и пластика.

Самые известные старинные сохранившиеся рога сделаны из слоновьих бивней и покрыты искусной резьбой. Они назывались Олифанты. В легендах говорится о невероятной силе звука рога Олифанта. Но современный рог из латуни намного превосходит по тембру и громкости костяной рог.

Использовали рога для подачи звуковых сигналов при военных действиях и, конечно, на охоте. Позднее их стали использовать и моряки, и почтовики, и железнодорожники – все, кому нужно было подавать сигналы для оповещения. Но в большинстве областей человеческой деятельности звуковые сигналы рога постепенно были вытеснены современными средствами связи. Осталось только изображение рожков на гербах почтовых и пожарных ведомств, пылятся рожки в музеях, где посетители не могут сразу и понять, что же это за экспонат. Но в кое-каких сферах жизни они по-прежнему используются.

Как только рожки начали делать из металла, появилась возможность компактно закручивать трубу достаточно большой длины, а следовательно, изменять ее акустические свойства. Рог стал громче, ему уже можно было задать звучание и извлекать не одну, а несколько нот. Жан-Батист Люлли ввел охотничий рог в состав музыкального оркестра, что, наверное, и положило начало европейской охотничьей музыке, а охотничий рог стал прародителем многих современных духовых инструментов.

Что же такое охотничий рог, рожок или горн? Это пусть примитивный, но музыкальный инструмент, который может быть сделан из разных материалов в виде конусообразной или прямой трубы, звукоизвлечение на котором производится при вибрации губ сигнальщика, при продутии воздуха через сжатые губы, которые прижаты к мундштуку. Если же вместо мундштука к рожку приделан язычок, который вибрирует и издает только один тон, то назвать этот инструмент рогом язык у меня не поворачивается, а просится только название «дудка», «гудок» или «дуделка».

Наиболее часто охотничий рог имеет вид закрученной медной, латунной или сделанной из иного металла трубки с раструбом с одной стороны и сменным мундштуком с другой. Это и есть так называемая натуральная валторна. Такие рожки разных размеров чаще всего используют на охоте в Европе. При умении из такого рожка можно выдуть несколько нот и сыграть достаточно сложную мелодию. Сигналы, которые используют европейские охотники, в основном используются при проведении загонных охот. В России для охоты с гончими, а иногда и при проведении загонных охот также испокон веков использовались разные рожки и «гудки», среди которых встречаются исконно русские охотничьи рожки, русские роговые сигналы. О них и поговорим.

Развитие русского охотничьего рога, конечно, связано в первую очередь с комплексной псовой охотой, явлением, которое в России обросло множеством традиций, породило новые породы собак, лошадей, новую моду. Псовая охота вдохновляла литераторов, художников и музыкантов, изменила образ жизни многих поколений и стала уникальным культурным пластом мирового значения… Во времена расцвета псовой охоты и сложилась в России своя форма охотничьих рожков и появилась своя система сигналов специально для псовой охоты, на которой охотничий рог был непременным атрибутом каждого участника. Это было средство связи и оповещения. Сигналы, которые подавали участники псовых охот, красочно описаны в произведениях Е.Э. Дриянского, Л.Н. Толстого, А.С. Вышеславцева, Н.Н. Каразина и других. Вот примерный их набор: «Напуск гончих», «По лисице», «По волку», «Направо», «Налево», «Вызов гончих», «Сбор», «Метать гончих», «Зверь взят», «На драку» и другие.

Сигналы не были везде одинаковыми. «Старинные русские сигналы играются обыкновенно более или менее протяжно, во весь дух, начинаются низкою нотою и с нее переходят на высокую. Сигналы польские, наоборот, начинаются нотою высокою, а немецкие отличаются большею виртуозностью и короткостью, сухостью нот и походят на военные», «сигналы эти, заучиваемые охотниками по слуху, трубящиеся больше по преданью, переходя из охоты в охоту, из местности в местность, иногда изменяемые по прихоти и произволу владельцев охот, в последнее время достигли такого разнообразия, что при охотах съезжих, а также для охотников посторонних ориентироваться бывает очень мудрено. Эта путаница увеличивается еще и тем, что в нашу русскую охоту с течением времени заносились сигналы из Польши, Остзейских губерний и с запада, и здесь, переделываемые на свой лад доморощенными доезжачими, становились совершенно уже никому не понятными... Желая достигнуть единообразия в этом деле и восстановить сигналы старинные, вполне русские, редакция («Природы и Охоты») воспользовалась X очередною собачьей выставкою и присутствием на ней опытных доезжачих и охотников, проверила сигналы разных охот, выбрала из них только вполне русские, и положила их на ноты», – писал Л.П. Сабанеев.

В XVIII веке в России был создан оркестр, состоящий из охотничьих рожков:

«По заказу Нарышкина придворный капельмейстер и валторнист Ян Мареш видоизменил эти инструменты: одни стали меньше, другие – больше, а третьи остались прежними. Рога, которые для охоты делались из меди, начали изготавливать из листовой латуни, а их длина разнилась от десяти сантиметров до трех метров. Теперь каждый из них уже имел свой определенный тон. Мареш согласовал их по полутоновому звучанию и создал единый роговой оркестр. Основная сложность игры в таком оркестре заключалась в том, чтобы хорошо считать паузы и вовремя сыграть свою ноту. Для записи произведений рогового оркестра использовалась специальная система нот. Репертуар оркестров получился удивительно богатым – играли и Гайдна, и Моцарта, и Глюка.

Императрица Елизавета, услышав изобретение Нарышкина, пришла в полный восторг и приказала немедля организовать роговой оркестр при дворе. Роговые оркестры быстро завоевали популярность у русской аристократии. Нарышкины и Голицыны, Салтыковы и Разумовские наперегонки создавали свои оркестры. За короткий период в Санкт-Петербурге и Москве их было создано несколько десятков. Свои роговые оркестры имели также Егерский и Конногвардейский полки. Ни одно значимое событие не проходило без их участия. Использовались они и как инструмент внешней политики – в прямом смысле этого слова. Эффект звучания рогового оркестра считался залогом успеха при ведении переговоров с иностранными делегациями.

Мода на уникальные, характерные исключительно для России роговые оркестры просуществовала около ста лет, но потом сошла на нет.

Принципы игры на русских рогах имеют свою специфику и мировой музыкальной практике неизвестны. Каждый музыкант на одном инструменте в определенное время издает только одну ноту – натуральный тон. Оркестр создает слегка колеблющуюся звуковую картину, которая поддерживается акустикой зала. Неоднократные попытки возродить русскую роговую музыку за последние 150 лет не приводили к успеху».

И вот в наше время в Петербурге энтузиасты организовали «Мастерскую охотничьих роговЪ» и не просто воссоздали охотничий рог XIX века, а смогли организовать производство всех видов рогов и рожков, которые использовались в русской псовой охоте. Эти инструменты не только копируют форму, но и имеют такой же оригинальный мундштук, как в старые времена. В ассортименте мастерской есть несколько отличающихся по размеру полукруглых рогов, которыми пользовались борзятники, рога в виде «козьей ножки», которыми пользовались выжлятники, тоже нескольких размеров, а также прямые. Для охоты в наших холодных условиях можно использовать, помимо металлических как пластиковые, так и выточенные из лосиного рога мундштуки.

«Козья нога» или полукруглый рог борзятника не так сильно собирает влагу, как «валторна», поэтому его не нужно продувать перед подачей сигнала в холодное время года. Такой рог обладает особым звуком. Даже самые взыскательные и консервативные гончатники будут удовлетворены сочным звучанием. А уж имея настоящий русский охотничий рог, несложно разобрать ноты, послушать записи и научиться сигналам, которыми пользовалась русская охота 200 лет назад

Как бы ни развивался технический прогресс, охотничий рог пока продолжает оставаться важным инструментом при охоте с гончими. Именно на звук рога приучают гончатники своих собак возвращаться с гона. (По рации же не объяснишь собаке, куда идти.) Для этого каждый раз при кормлении подают сигнал. Живущим в квартирах в любую погоду приходится выходить кормить на улицу, чтобы закрепить навык и «покормить с рогом». Поэтому если рано утром по темноте или вечером вы в городе услышали мощный раскатистый призыв охотничьего рога, то, скорее всего, это гончатник кормит свою собаку.

Помимо классической охоты с гончими можно по примеру европейских коллег использовать сигналы рога и на загонных охотах. Подавать сигналы перед началом и в конце загона, обозначать специальным сигналом, какой зверь в загоне (например «волк»), трубить «сбор», «зверь взят» и прочее. В некоторых хозяйствах даже при наличии раций (которых не всегда хватает на всех участников охоты) пользуются сигналами рога. Помимо традиционного колорита четко поданные сигналы рога информативны и более практичны, потому что исключают шум на номере в отличие от рации.

Будем надеяться, что как у наших предков в XIX веке, так и у нас в XXI рог будет продолжать звучать на охоте.

«Управившись с делом, охотники подали один за другим три сигнала ловчему, что «зверь принят». Минут десять после того борзятники из различных пунктов извещали в рога о том же... На нашей стороне приняли восьмерых. На правой стороне затравили волчицу с тремя молодыми и двух переярков. Наконец подали позыв «Охотникам на съезд!» Рог ловчего гудел уже близ опушки. Когда мы уже подъехали к тенетам, Феопен только что вылез из трущебы и, стоя на лугу, гудел в рог без умолка; подле него собралась уже небольшая кучка собак; остальные одна за другой валились с различных сторон…»
Е. Дриянский, «Записки мелкотравчатого».

1772

    Похожие статьи