Огонь против львов

Охота: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 528
Комментарии: 0

Эта история произошла в 1912 году во время сафари в Британской Восточной Африке.

Стояла очень жаркая погода, запасы воды были на исходе, поэтому Эр Шелли (Интереснейший человек! Он был инициатором идеи охоты на крупных и опасных животных в Африке с собаками, я обязательно расскажу о нём в одном из ближайших номеров журнала) и Джеймс лорд Стаффорд граф Гоуэр герцог Сазерленд, представитель одной из знатнейших английских фамилий, решили покинуть базовый лагерь и отправиться на поиски воды. Они взяли с собой двух следопытов и несколько вьючных мулов.

Прошло два дня, но поиски, увы, были безрезультатными. К вечеру второго дня было решено отправить одного из следопытов в лагерь за помощью, но от этой идеи отказались, так как даже абориген, не имея запаса воды, вряд ли дошёл бы до лагеря. У них не оставалось иного выхода, кроме как продолжать поиски воды. Надежду на благоприятный исход сулила и уверенность следопытов в том, что они обязательно найдут воду. Однако вера мало-помалу угасала, уступая место безысходности и даже обречённости.

Наступил новый день, и, несмотря на испепеляющую жару, поиски нужно было возобновлять. Казалось, всё живое укрылось от палящего зноя в тени. Измученным охотникам вдруг почудилось, что на горизонте появилось нечто, напоминающее по силуэту человека, но разглядеть, кто всё-таки идёт в их сторону, было невозможно из-за марева. Шелли сказал, что если человек, идущий к ним, несёт копьё и щит, то это, по всей вероятности, масай. Если же у него в руках окажется лук, то тогда это будет воин племени вандеробо, представители которого часто использовали на охоте отравленные стрелы. В любом случае, подумали охотники, абориген должен знать, где можно найти воду.

Спустя некоторое время, когда абориген приблизился на некоторое расстояние, охотники увидели в его руках лук. Вандеробо, с некоторой тревогой в голосе сказал Шелли. Абориген подошёл и с удивлением посмотрел на охотников. Шелли попытался заговорить с ним на суахили, но ответом ему было молчание. И молчание явно затягивалось. Следопытов, сопровождавших охотников, такое поведение явно встревожило. Их обеспокоенность передалась и охотникам.

Шелли снова обратился к нему на суахили и спросил, знает ли он, где вода. Абориген отрицательно покачал головой, но при этом неотрывно смотрел на нож, висящий на ремне Шелли. Перехватив этот взгляд, Шелли вынул нож из ножен и, подав его рукояткой вперёд, сказал, что подарит ему и нож, и ножны, если он приведёт их к воде.

Устоять против такого предложения было невозможно. Абориген повернулся и жестом предложил следовать за ним. Караван направился на юг и через некоторое время путешественники оказались в местности, абсолютно незнакомой не только для Шелли, но и для следопытов. Их провожатый вёл их всё дальше и дальше. Наконец он остановился и показал на глубокий овраг. Охотники приблизились к склону оврага и увидели на его дне озерцо чистой воды.

Охотники спустились вниз, набрали воды, напоили мулов. После краткого отдыха Шелли предложил вернуться в базовый лагерь, но лорд Стаффорд сказал, что, так как уже начало смеркаться, лучшим решением будет отправиться в обратный путь на следующий день с утра, а пока можно отдохнуть вблизи источника воды.

Людям свойственно высокомерно считать себя венцами творения и хозяевами собственной судьбы, но сам деле они лишь жалкие рабы обстоятельств, происходящих в мире помимо их воли. То, что произошло в дальнейшем, является блестящим подтверждением этого тезиса. Откуда ни возьмись на вершине склона оврага, словно привидения, в надвигающихся сумерках возникли три силуэта львов. Один за одним они спустились к озерцу и стали утолять жажду, после чего не спеша поднялись вверх по склону. Охотники, скрытые от львов чахлым кустарником, молили небо о защите. Да, оружие у них было, а вот патронов, чтобы справиться с тремя львами, ощущался явный недостаток.

Уже совсем стемнело, когда охотники решили разбить лагерь. К счастью, им удалось найти сухие дрова, и они развели костёр. Пламя костра освещало лишь небольшой участок, где стояли палатки, а дальше была непроглядная темнота африканской ночи. Откуда-то оттуда, из темноты, время от времени издалека доносилось рычание львов. Затем оно начало приближаться и стало совсем близким. Казалось, что львы находятся на границе света и тьмы.

Через час стало понятно, что львы окружили их со всех сторон. И очевидно, они были явно нацелены на то, чтобы поживиться экспедиционными мулами. Охотники подбрасывали дрова в костёр, надеясь, что пламя если уж не отпугнёт хищников, то, по крайней мере, не позволит им напасть.

Львы медленно, но верно сжимали кольцо вокруг людей, очевидно, чувствуя, что их всё больше охватывает отчаяние. Тогда Шелли решился на безумный, но, наверное, единственно возможный в такой ситуации поступок. Он приказал всем взять в одну руку по горящей ветке, а в другую – оружие, и по его команде разом пожечь высохшую траву, чтобы отогнать хищников. Сухая трава занялась как порох. Ветер моментально раздул пламя, но не превратил его, как на то рассчитывал Шелли, в огненный вал.

То здесь, то там языки пламени, порой достигавшие трёхметровой высоты, выхватывали из темноты силуэты львов. Было совершенно непонятно, почему они не боятся огня. Более того, львы даже стали понемногу сжимать кольцо вокруг охотников. Развязка становящейся всё более безвыходной и безнадёжной ситуации просматривалась со всей пугающей и жестокой очевидностью.

Вдруг один из следопытов стал внимательно вглядываться куда-то вдаль, затем вытянул руку, явно показывая на что-то, и произнёс: «Свет, господин!» Да, там, у самой линии горизонта, километрах в шести от места, где готовилась было разыграться трагедия, появилась крошечная светящаяся точка, которая медленно приближалась к ним.

Спустя некоторое время стало отчётливо видно, что к ним двигается не один человек с фонарём, а несколько. Никаких сомнений, что к ним на помощь шли те, кто остался в базовом лагере. Во главе спасательной экспедиции была леди Стаффорд. Рядом с ней был Дункан, главный распорядитель охоты в шотландском имении лорда, неизменно сопровождавший его во всех поездках.

Отправляясь на сафари в Африку, лорд взял с собой жену. Это противоречило устоям и традициям того времени. Считалось, что женщины не могут переносить тяготы и лишения, неизбежно сопутствующие таким поездкам. Более того, многие были уверены, что присутствие женщины на охоте – а на сафари и подавно – сулит неудачу. Возможно, так оно и было, но не бывает правил без исключений. И леди Стаффорд как раз и была таким счастливым исключением. Она великолепно ездила верхом, в меткости стрельбы превосходила многих мужчин. Леди была предметом восхищения и обожания не только в светском обществе: в ней души не чаяли слуги как в поместьях, так и нанятые на время сафари аборигены.

Когда многочисленный спасательный отряд подъехал, то аскари первым делом отпугнули львов, конюхи занялись мулами, а слуги разбили лагерь. Леди Стаффорд сказала, что они совершенно случайно узнали о том, где находятся лорд и Шелли, от встреченного ими охотника, которому Шелли подарил свой нож в качестве знака благодарности за то, что он привёл их к источнику. Именно нож привлёк внимание леди Стаффорд, поэтому она и стала расспрашивать аборигена. А когда в ночи они увидели языки пламени, то сразу поняли, что лорд и Шелли, по всей вероятности, попали в беду, и поспешили на выручку.

На следующий день Эр Шелли, лорд и леди Стаффорд вернулись к обсуждению планов ближайших охот, которое было прервано отъездом лорда и Эра Шелли на поиски воды.

Русский охотничий журнал, 2018 г.

528

Похожие статьи