Охота: история и традиции
Дата публикации:
просмотров: 286

Нужен ли на сафари пистолет?

Комментарии: 0

С одной стороны, вроде бы, куда же без него? «Поскольку мы собирались постоянно ходить без сопровождения, – пишет Агнес Херберт, осуществившая вместе с кузиной на стыке XIX и XX веков первое женское сафари, зафиксированное в литературе, – казалось совершенно необходимым носить на поясе пистолет или револьвер; будучи постоянно под рукой, такое оружие обеспечивало бы чувство защищенности». С другой стороны, такие авторы, как, например, сэр Альфред Пиз, прошедший пол-Африки с «бюджетными» сафари в XIX веке и один из пионеров колонизации Кении, называют короткоствольное оружие «бессмысленным и небезопасным лишним грузом». Кому же верить? 

Статистика показывает, что пистолеты и револьверы упоминаются примерно в половине доступных мне источников об африканских охотах и путешествиях XIX– начала XX века (около 75 названий), правда, по большей части всего один раз – в списке взятых с собой вещей. Описания реального употребления короткоствольного оружия встречаются крайне редко.

«На охоте за львом или леопардом, особенно без поддержки оруженосца, – пишет майор Суэйн, только по Сомалиленду совершивший семнадцать экспедиций, – может возникнуть ситуация, когда <...> нападающий хищник доберется до охотника, винтовка будет выбита у него из рук, но пистолет, висящий на поясе, всегда будет под рукой». Звучит убедительно, но в доступной мне литературе описан лишь один подобный случай.

Некто Балпетт отправился добирать подраненного льва в сопровождении двух шикари и оруженосца. Лев неожиданно набросился на группу и сбил Балпетта с ног. Оруженосец прицелился в зверя из запасной винтовки Балпетта, но выронил оружие, потому что ему в руку попала пуля, выпущенная неизвестно кем (подозревали грумов, оставленных караулить лошадей). Первый шикари наклонился, чтобы подобрать винтовку, но лев оглушил его ударом лапы по голове.

В строю остался только второй шикари по имени Джама Аут, вооруженный лишь револьвером .38 калибра. Он засунул руку с оружием прямо в пасть зверя и, не обращая внимания на то, что лев буквально пережевывал его предплечье, сумел выпустить все шесть пуль. Лев был убит, а рука Джамы Аута так и не восстановилась полностью – что не мешало ему, впрочем, впоследствии сопровождать других спортсменов, со слов одного из которых до нас и дошла эта история.

Джама Аут (в центре) с питоном

Сюда же можно добавить случай, рассказанный Рейнсфордом в книге «Земля льва» со слов Блейми Персиваля (известного как первый охотинспектор Кении). Блейми ехал верхом на лошади, за ним погнался лев и почти было догнал, но в последний момент Блейми удалось прекратить атаку, выстрелив из пистолета. О результатах выстрела не сообщается – скорее всего, лев был даже не ранен, только испуган. Любопытно, что практически идентичный случай излагает в своей «Книге льва» Пиз, только у него участником истории был брат Блейми Филип, позже ставший знаменитым «белым охотником», и Филипу удалось отпугнуть льва просто громким криком (Филип имел при себе винтовку, но воспользоваться ею на полном скаку не сумел).

Сазерленд и его бультерьер

Удачнее заканчивались столкновения с леопардами. Один германский поселенец, стреляя по паре леопардов из дробовика, заряженного картечью, свалил самку и подранил самца, который скрылся в кустах. Пока немец пытался добрать его, самка пришла в себя и набросилась на стоявших рядом слуг. Услышав крики, поселенец вернулся и покончил с леопардихой выстрелом в голову из пистолета. Еще одного леопарда убил из пистолета Джеймс Сазерленд, защищая свою собаку. Знаменитому охотнику на слонов потребовалось четыре выстрела; правда, боясь зацепить любимого пса, некоторые из них он вынужденно делал по неубойным местам. Добавлю, что в обоих случаях использовался «Маузер С96».

Из толстокожих животных короткоствольное оружие применялось только по бегемотам. Так, каноэ с участниками экспедиции Грогана и Шарпа (пересекшей Африку от Кейптауна до Каира) настойчиво преследовал гиппопотам; Гроган выстрелил в него из револьвера, после чего зверь прекратил преследование. Бронсон в книге «На закрытой территории» рассказывает, что во время охоты на уток с лодки увидел бегемота и дал по нему несколько выстрелов из пистолета .38 калибра. Бегемот с ворчанием ушел под воду, оставив кровавый след, и несколько раз подныривал под каноэ, угрожая перевернуть его и вывалить команду в кишащую крокодилами реку. Затем зверь скрылся; Бронсон остался в убеждении, что сумел добыть бегемота из пистолета.

Одной из ситуаций, когда использование револьвера или пистолета просто-таки напрашивается, является охота «заскакиванием» верхом на лошади. Такая охота была широко распространена как в Южной Африке, так и на американском Западе, где ковбои практиковали использование револьверов. Однако попытка членов экспедиции Теодора Рузвельта добыть привычным по Западу способом бородавочника окончилась провалом – подранок «отчаянно атаковал», пока кто-то не принес винтовку.

Большинство описаний использования короткоствольного оружия на конных охотах относится к категории курьезов. Так, лорд Хиндлип стрелял по ориксу из револьвера .38 калибра, но обнаружил, что пули даже не пробили шкуру. Общеизвестно, что кожа орикса в районе лопаток отличается такой толщиной и прочностью, что использовалась для изготовления щитов. Однако столь же малоуспешной оказалась и попытка добыть бубала – удачно «нашедшая дырочку» между позвонками пуля, выпущенная с дистанции порядка 10-12 ярдов, перебила животному позвоночник, но два выстрела почти в упор, которыми Хиндлип пытался добить антилопу, оказались безуспешными – пули застряли в мускулатуре шеи.

Другой любитель конной охоты, Пил, однажды разрядил по бубалу весь барабан револьвера, но взять зверя удалось только традиционным арабским способом, заарканив и прирезав кинжалом. А при следующей попытке дострелить антилопу того же вида револьверная пуля срикошетила от шкуры и попала Пилу в руку! Успешной такая охота бывала лишь на абиссинскую газель – животное весом менее 50 килограммов.

Впрочем, малые размеры зверя еще не гарантируют охотника от конфузов. Капитан Мосс пишет, как пытался выкопать из норы земляного волка (животное размером с некрупную собаку). Добравшись до задней лапы, он выстрелил туда, где должно было быть тело зверя, из пистолета .32 калибра. Зверь обмяк; считая, что тот мертв, Мосс выволок его за лапу на поверхность, где «волк» сразу же ожил, тяпнул бравого капитана за руку и благополучно сбежал. Более удачно закончилось дело у Агнес Херберт: подранок земляного волка вцепился ей в руку, которой та раздвигала ветки кустов рукой, пытаясь его найти; другой рукой охотница выхватила пистолет и покончила со «страшным хищником».

Охота на слона с лошади. Рисунок Сэмюэля Бейкера

Можно отметить также несколько попыток применить короткоствольное оружие в охотничьих целях, но без расчета добыть зверя именно из него. Так, в хрестоматийных описаниях конных охот арабских племен на слонов неизменно упоминаются пистолетные выстрелы как основное средство спровоцировать толстокожих на атаку. Похожая идея пришла в голову двум спортсменам, увидевшим крупного носорога, стоявшего на самой границе заказника: один должен был обстрелять зверя из пистолета, а второй – уложить нападающего зверя из винтовки. Правда, по размышлении зрелом, спортсмены от этого плана отказались. А сэр Сэмюэль Бейкер, которому старый агрессивный бегемот мешал воспользоваться бродом через реку, послал слугу пугнуть гиппопотама выстрелом из пистолета. Однако, получив пистолетную пулю, бегемот набросился непосредственно на «загонщика», который едва избежал гибели.

Здесь, конечно, возникает вопрос, насколько адекватным было используемое оружие. К сожалению, большинство авторов не приводят точных данных о его характеристиках и даже типе. Чаще других – 5 раз – упоминаются самовзводные револьверы калибра .38 long (к слову, Хиндлип списывает свои неудачи на то, что его револьвер данного калибра был заряжен менее мощными патронами .38 short), затем – старый добрый «товарищ маузер» (4 раза). Кроме того, три раза упоминаются двуствольные пистолеты 12-го калибра, известные у нас как «хауда». Это оружие лучше всего иллюстрирует основную дилемму короткоствола на экзотических охотах: с одной стороны, 36-граммовая круглая пуля с начальной скоростью около 250 метров в секунду оставляет, хотя бы на бумаге, неплохие шансы даже против толстокожих; с другой стороны, масса в два с лишним килограмма и почти полметра длины – не самые подходящие показатели для комфортного постоянного ношения.

Конечно, польза от пистолетов и револьверов не исчерпывалась охотой. Их было удобно применять для подачи сигналов (выстрел из револьвера – точно не по дичи, значит – сигнальный). Из них получались прекрасные подарки местным вождям и султанам. Тому же Хиндлипу «кольт» принес больше всего пользы, когда возникла необходимость пополнить иссякшие запасы продовольствия у местного населения. Не знаю, о чем вы сейчас подумали, но дело было так: вождь, прослышав о дефиците съестного в караване, прислал продукты как бы в дар – ожидая, естественно, что лорд отдарится предметами не меньшей ценности. Револьвер его более чем удовлетворил. Многие путешественники, в частности граф Телеки, брали с собой чуть ли не ящики короткоствольного оружия именно с этой целью.

Что касается пресловутых «стычек с дикарями», то, насколько можно судить по моей подборке литературы (ориентированной все же на охоту, а не на внутривидовые конфликты Homo sapiens), наблюдается любопытная тенденция. Те, кому удалось успешно отбиться от агрессивных групп местного населения, во всех случаях использовали длинноствольное оружие. А те, кто применял пистолет или револьвер на поражение, во всех случаях живыми из схватки не выходили. Более-менее успешным оказывалось лишь использование короткоствольного оружия по методу Аль Капоне, для придания большего веса доброму слову.

Оригинальным образом здесь отличился Уильям «Карамоджо» Белл. С его слов, в самом начале его странствий среди народа карамоджо у него возник конфликт с несколькими воинами, которые без позволения рылись в его багаже. Приставив к «маузеру» кобуру-приклад (sic!) Белл тщательно прицелился и метким выстрелом выбил копье из рук одного из воинов, а затем с максимальной скоростью разрядил обойму, поднимая фонтанчики пыли у ног воинов. Воинам это очень понравилось, они окрестили пистолет «бом-бом» и разнесли весть о чудо-оружии по «телеграфу джунглей». В каждой новой деревне, куда прибывал Белл, его настоятельно просили провести показательные стрельбы, доставлявшие местным жителям неподдельную радость. Другие путешественники добивались схожего эффекта при помощи патефона и демонстрации карточных фокусов.

В заключение замечу, что ни в одной из книг, ставших объектом анализа для этой колонки, мне так и не удалось найти иллюстрацию, на которой был бы изображен человек с пистолетом. Точнее всего ответ на вопрос «нужно ли короткоствольное оружие на сафари» сформулировал, наверное, Дж. Маккатчеон: «В некоторых ситуациях мощный револьвер, может, и пригодился бы, но по нашему опыту он все равно будет без дела валяться в лагере».

286