Соревнования по снайперской стрельбе «Волжская даль»

Стрельба из нарезного оружия
Дата публикации:
Комментарии: 0

Мы едем на Волгу, в город Саратов, на соревнования «Волжская даль».

Для меня вопрос о роли личности в развитии снайпинга в России решён в пользу личности. Я уже знакомил вас с такими значимыми фигурами, как Дмитрий «Гусь» Строганов и Юрий Геральдович Ващук. Каждые соревнования несут на себе печать характера организатора. В этом смысле «Волжская даль» не исключение. Среди гражданских соревнований они выделяются самыми суровыми условиями. Две бессонные ночи и два дня нужно стрелять и думать, решать задачи. Посему позвольте представить вам организаторов. Сергей «Инопланетянин» Помошников, феноменальный стрелок, врач и перфекционист. Ник «Инопланетянин» присвоил ему Сергей Емельянов. Рассказывая о Сергее, он произнёс: «На второй день соревнований Помошников стрелял как инопланетянин – попадал всё. В упражнении, где я заработал 40 очков, он выбил 230!» А Емельянов не восторженный новичок: в тяжелейшей борьбе он обошёл в этом году всех стрелков и стал № 1 в рейтинге RuSniper – он лучший стрелок России в дисциплине «Снайпинг» 2018 г. Сергей Помошников – спокойный интеллигент. Мы беседовали с ним о подготовке к соревнованиям, и я погружался в какое-то ощущение дежавю: Сергей напомнил моих бывших коллег, учёных-экспериментаторов. И к тренировкам, и к подготовке оружия, и к соревнованиям он подходит крайне тщательно, учитывая факторы, коими любой другой пренебрёг бы. Поэтому и стреляет как из бластера. И его напарник – Михаил Михайлович Жданов. Дядя Миша одновременно похож на балтийского матроса и сибирского старовера: доверием к нему проникаешься сразу и навсегда. Основательный и обстоятельный, он и тренирует, и сам стреляет очень хорошо. В большой степени его заслуга, что саратовская школа – одна из самых уважаемых.

В этом году загруженность полигона не позволила провести полноценные соревнования. Будет пристрелка в пятницу и длинная суббота с заходом в ночь, всего четырнадцать упражнений. Полигон встречает два по десять: мороз –10 С и ветер 10 м/с. Все знакомы, все рады друг другу. Особенно приятно, что судьи прежние – обладают достаточным опытом, это гарантирует объективное и профессиональное судейство. Присутствие великой реки накладывает отпечаток на характер: организаторы и судьи спокойные, радушные – атмосфера на «Волжской дали» одна из лучших.

Сегодня пристрелка и первое упражнение на лучшую группу из пяти патронов. У меня всё новое, не опробованное в соревнованиях: новый калибр .300 Norma Mag. и новый прицел S&B 5-45. Патрон позволяет разогнать 15-граммовую пулю до 930 м/с, а 45-кратный прицел даёт возможность видеть пробоины до 500 м – сильный аргумент в умелых руках. Но меня больше волнует обратная сторона этой медали: сильная отдача при выстреле и узкое поле зрения прицела.

Сергей Емельянов побеждает в квалификации, собрав лучшую группу и подтвердив тезис Дмитрия Строганова: кто хорошо стреляет «школу» – тот хорошо стреляет всё. У него первые очки в таблице.

Холодной и твёрдой, будто кованной из нержавейки полосой клинка, закрыл закат стрелковый день. Мы садимся в стылые машины и едем в гостиницу: бытовая составляющая здесь вполне приличная. Большой мотель и круглосуточная столовая закрывают наши потребности во сне и еде, 20 минут дороги не кажутся обузой

Следующий день начинается два по двенадцать: за бортом машины –12 С, а с восходом анемометры меряют порывы до 12 м/с. В таблицу упражнений Сергей Помошников вложил весь свой опыт российских и международных соревнований. Если оценивать соревнования, то наряду с другими критериями я бы обязательно учитывал фактор новизны. Вот по нему эта «Волжская даль» на первом месте. Работа без брифингов, новый холодный выстрел, упражнения GPS и определение цели в тепловизор, стрельба из движущегося автомобиля – было чему поудивляться. К сожалению, в субботу утром снялся Александр Литвиненко.

– Саша, за что любишь или выделяешь «Волжскую даль»?

– «Волжская ночь» – только здесь есть ночные соревнования. Когда мы с Сергеем (Литвиненко и Помошников стреляют в паре на международных соревнованиях) приехали в Венгрию, мы там впервые столкнулись с ночной стрельбой и слили всё. Поэтому Сергей и начал у себя проводить ночь. Так нигде больше не постреляешь!

– Из чего стреляешь, Саша?

– У меня Tikka под патрон 6XC. Почему она? Винтовка достаточно точная, затворная группа очень быстрая: быстрые перезаряжания необходимы в снайпинге. И терпеливая: не было ни отказов, ни капризов. И что важно – берёшь из коробки и стреляешь, не надо лечить «детские болезни».

Александр Литвиненко. Стрелок № 1 сезона 2017, 18-й в рейтинге RuSniper (на фото справа)

Начало стандартное: холодный выстрел. Но в интерпретации «Волжской дали» это крайне интересное упражнение: два выстрела на 350 м и один на 300. Секрет в том, что холодный ствол стреляет чуть по-другому. И здесь стрелку придётся учитывать как изменение характеристик самого ствола после первого выстрела, так и изменение дистанции и ветровую кондицию: справа задувает под 10 м в секунду. На подготовку 2 минуты. Все заняли позиции на рубеже, и треснули первые выстрелы.

Дальше наш сквод идёт в тир для стрельбы накоротке. 25 м с руки – пара выстрелов в вымпел, 50 м с колена в два шарика и на 100 м в три медные трубки: 3, 2 и 1 см. Очень интересно: в одном упражнении проверка классических навыков обращения с винтовкой. Я беру тут реванш: после неудачного «холодного» вгоняю два в одну пробоину в вымпел, пробиваю шарики и большую трубку.

Переход на главный рубеж, и ложимся на следующее упражнение: где-то в поле четыре гонга обозначены буквами и цифрами. Каждому стрелку называется его персональная комбинация последовательности стрельбы – мне достаётся начинать с самого дальнего. Я вижу попадание слева от гонга – промах, можно поправить, но перехожу на следующий: в напряжении соревнований я забыл о двух патронах на мишень. Забегая вперёд, скажу, что стрельба без брифингов не нашла понимания у большинства стрелков: держать в голове правила 14 упражнений невозможно. Прочесть пред стрельбой не всегда есть время.

Солнце пригрело воздух и разогнало ветер. Команды азартно лупят по гонгам и перемещаются по стрельбищу. Всё весьма динамично. Мы уходим снова на левый рубеж и стреляем очень интересное упражнение: пристрелка по гонгу на 500 м, пять патронов в бумажную грудную на 600 и два выстрела по гонгу на 900 м. У каждого полигона есть свой секрет. У саратовского после 500 м начинается пологий подъём вверх, и при сегодняшнем ветре уже к 600 м заметен ветровой подброс пули. Я не знал об этом и, попав первым выстрелом в центр гонга, стрелял в бумагу точно по калькулятору: все попадания положил на район головы силуэта. Низкое зимнее солнце не позволило использовать всю мощь оптики для корректировки: при кратности больше 15 заметно бликовала наружная подсвеченная линза. Кто бы подумал, что зимой понадобится противосолнечная бленда. Стреляем 900 м. Первый выстрел ложится выше и левее: сказывается ветер. Переношу точку прицеливания в правый нижний угол гонга и обрабатываю спуск – карабин толкает плечо и возвращается на место. Долгие полторы секунды я жду, затаив дыхание, и вижу в прицел, как качнулся стальной лист от тяжёлого попадания. И ещё только через 3 с приходит звук удара. Всё-таки 900 м – это очень далеко.

Сразу после этого упражнения меня выдёргивают на «нежданчик» – неуказанное в брифинге упражнение. На высоте метра три над землёй на расстоянии 730 м мне указан гонг – и время пошло. Я только что попал на 900, расчётный ветер 10 м/с, уверенно стреляю по этим данным – и промахиваюсь. Размышляя потом над этой ошибкой, я пришёл к выводу, что забыл о высоком земляном вале, экранирующем ветер на первых 150 м левого рубежа. Именно это привело к уменьшению ветрового сноса и недооценке его скорости: первая треть траектории вносит значительный вклад в ветровой снос.

Быстрый обед в тепле: на этих соревнованиях всё проходит быстро и без затыков. После обеда у нашего сквода два интереснейших упражнения: стрельба по грудной мишени на 30 м из движущегося «Дефендера» и по координатам GPS. Все упражнения, конечно же, обсуждаются стрелками. Про «Дефендер» что только не звучало: и не наша дистанция, и «я бы из пистолета, если понадобится». Но мне приходилось стрелять из винтовки с кузова двигающейся «шишиги», и я знал, что это абсолютно жизненная ситуация. Внутри тесного багажника болтает сильнее, чем кажется снаружи, и время на стрельбу пролетает быстрее. Плюс спортивная винтовка весит 6–8 кг. Из всего состава соревнующихся попали двое. Нас сразу окрестили «браконьерами».

«Дефендер» также послужил базой для упражнения «Стрельба с крыши». На крыше машины установлен небольшой багажник. Мы поочерёдно залезали на него по лестнице и лёжа стреляли на 550, 600, 400 м. Было тесно, и бортики добавляли неудобства, но сверху отлично виден весь полигон, освещённый ярким солнцем. Ещё бы шорты и пробковый шлем – и прямо сафари при –12 С.

Упражнение GPS – следующее: сквод изолирован в столовой. Вызывают по одному – нужно пробежать 300 м к столу, получить координаты цели, найти её и произвести 2 выстрела до попадания. Упражнение новое и крайне интересное. Получив координаты, я быстро ввожу их в приложение, получаю азимут и расстояние. У меня в поясе лежит компактный 10-кратный бинокль, и я готовился использовать его. Но поле как на ладони, я принимаю решение искать сразу в дальномер, чтобы слегка экономить время, и не нахожу цель. Спрятанный в срезе щита для мишеней белый незаметный гонг потерялся на фоне снега, а я потерял очки на упражнении.

В завершение дневной программы организаторы предложили необычное задание на знание своей винтовки и сообразительность. В стене сделано несколько отверстий диаметром до 10 см. Нужно через них поразить гонг на 300 м, не зацепив стену. К стене нельзя подходить ближе чем на 1 м. Смысл упражнения в том, что между линией прицеливания и траекторией пули всегда есть расстояние, и в зависимости от высоты прицела и дистанции до цели оно разное в разных точках траектории. При вылете из ствола в зависимости от высоты прицела оно может доходить до 7 см – и нужно быть осторожным, чтобы не чиркнуть стену. Красиво выступил Александр Никитин. Он подошёл на минимально разрешённый 1 м, встал на колено и точным выстрелом с колена из тяжёлой винтовки калибра .338 Lapuaс с могучей отдачей поразил гонг на 300 м. Никто не решился повторить: большинство укладывались на расстоянии около 7–10 м и стреляли с сошек. При этом пробитие контрольных листов вокруг отверстий не было редкостью.

Закончилась дневная часть, укладываем винтовки в пирамиду. Винтовка для снайпинга – это произведение инженерного искусства. Она сразу выделяется среди других своей функциональной красотой. Дистанции всех олимпийских видов стрельбы заканчиваются там, где снайпинг только начинается. На этих соревнованиях мы стреляли от 25 м до 1100 м. В классической стрельбе фиксированы не только дистанции, но и точки опоры винтовки или ружья, позиция стрелка. Значит, легче построить винтовку под фиксированную задачу. В снайпинге дистанции и упражнения ограничены только фантазией организаторов. Приходится стрелять стоя и лёжа, боком и с опорой на препятствия, в дождь и мороз, в ветер, когда песок забивает затворы. И винтовка должна направить пулю в цель из любого положения в любую погоду, не внеся никаких ошибок в замысел стрелка. Ложа «снайперки» должна обладать термоустойчивостью, стабильно гасить отдачу при самых экзотических опорах и нести на себе необходимое оборудование: сошки, насадки и прочее.

Из чего стреляют – пристрастия самые разные. Приятно, что могу открыть список изделием российских оружейников – «Орсис» Т500. Получилась удачная и точная винтовка с алюминиевой ложей. Америка представлена весьма скудно, несмотря на огромное количество производителей и изделий: санкции закрыли к ним доступ. В первую очередь это Remington 700. «Ремов» много, в разных исполнениях, с композитными и алюминиевыми ложами, с тюнингом и без. Надёжная и функциональная винтовка завоевала сердца многих стрелков. Из европейцев самая популярная винтовка – Tikka TRG. По простоте и надёжности чем-то напоминает «Рем»: такая же двухупорная затворная группа, очень быстрая и эффективная. Выпускается как с композитной, так и с алюминиевой ложей – лучшие материалы для «снайперки». Финляндия представлена также винтовкой Sako TRG – более сложной и дорогой, с трёхупорным затвором. Очень ценится Mannlicher – лаконичная и высококачественная винтовка. Blaser LRS выделяется уникальной затворной группой и качественными стволами. Есть ещё Accuracy International AXMC – английская винтовка, стоимостью как Керченский мост.

Считается, что для снайпинга достаточно точности винтовки в одну угловую минуту. Но из разговоров со стрелками я сделал вывод, что все стараются довести точность винтовки и боеприпаса до, как минимум, 0,3 МОА. То есть на расстоянии 100 м три пули должны укладываться в круг 9 мм между центрами попаданий.

На ужине объявили результаты дневной части соревнований. На первом месте Камиль Аблязов, второй – Сергей Емельянов. Я на шестом – для меня это высокий результат, учитывая состав участников и ветровые условия. За окном медленно натягивался дырявый полог сумерек – к окончанию ужина темнота стала плотной и колючей от мороза.

Стреляем «ночь». Как гурманы в предвкушении гастрономических изысков листают меню, стрелки читают брифинг: стрельба в полной темноте, под свет прожектора, осветительную ракету, по слабоосвещённым целям, «перенос» до 1005 (!) м и неустойчивое с башни БТР. Начинаем со «слепого выстрела»: прицеливание в мишень на 100 м под свет прожектора, выключение и через 3 с в полной темноте сигнал «огонь». Нужно 3 с вслепую удерживать прицел в мишени – ни малейшего отклонения. Дальше два гонга на 300 м под проход луча прожектора. Серые от дневных попаданий гонги едва видны в оптику, но это уже классическое упражнение для «Волжской дали», и попадают многие. Потом идём к БТР – нужно по сигналу в темноте занять позицию за башней и поразить два гонга на время. Смысл упражнения: стрелок интуитивно, не видя позицию и не изучив её заранее, должен занять устойчивое положение и успешно отстреляться. После БТР у нас «Тепловизор». По команде подхожу к столу и получаю задачу. Впереди в поле слабо мерцают 5 целей. Две из них ещё и подогреваются. Нужно определить тёплые цели и поразить их. Секрет в том, что в «теплик» картинка плоская, трудно определить расстояние до цели и её реальный размер без ориентиров. Да ещё и местность в прицел и тепловизор выглядят по-разному – очень интересное и полезное упражнение.

Наш сквод завершает стрельбу. Остались очень дорогое по очкам «перенос на далеко» и «ракетница». Я стреляю хорошо и начинаю чувствовать лёгкий мандраж: есть надежда подняться в итоговой таблице. Ветер с закатом подстих, дистанции прострелянные – уверенно занимаю позицию на перенос. Первый выстрел в гонг 600 м – промах. Беру больше ветровую поправку – промах. «Картина маслом» повторяется на 884 и 1005. С ощущением пустоты внутри поднимаюсь и ухожу с рубежа. Стою возле пирамиды и смотрю на лагерь, перебираю в голове возможные ошибки. В ночной стрельбе стрелок не имеет возможности увидеть попадание пули в грунт в случае промаха и не может внести корректировки. В этом её прелесть и сложность. Соревнования идут своим чередом. Перемещаются стрелки, похожие на странных существ: по правилам безопасности они сами, винтовки и рюкзаки увешаны «светлячками» – мерцающие огоньки и тёмные силуэты, свет прожектора и вспышки выстрелов создают ощущение эпохи освоения дальнего космоса.

Детальный осмотр винтовки показал, что открутился ДТК. Затянутый накануне от руки, он честно выдержал стандартные 50 (настрел за тренировку), а потом отпустился и провернулся в горизонтальное положение. Это сильно изменило отдачу винтовки и привело к промахам в «переносе». Винить, кроме себя, некого: в стрельбе не бывает мелочей!

Последнее упражнение – «Ракетница». Это в кино долго -долго лежат «наши», уткнувшись в землю, пока горит ракета. 3–4 с длится её яркое свечение, и за это время нужно найти и поразить цель. С каким-то иезуитским наслаждением я попадаю в последний гонг на этой «Волжской дали».

В тёплой столовой объявляют результаты и награждают победителей. Камиль Аблязов – первое место, Сергей Емельянов – второй, Максим Прянишников на третьем. По результатам ночи я на 8-м и на 7-м в окончательном зачёте.Мы выходим на улицу, и финальным выстрелом победитель зажигает салют. Красивое завершение красивых соревнований!

Соревнования удались – лучшее из прошлого и много нового. Динамичные и хорошо организованные. Приятный полигон и ветровые условия заставили решать нестандартные задачи. Для Сергея и Михаила организация таких соревнований – общественная работа. И два раза в год они откладывают в сторону профессиональные и семейные заботы и тратят своё время и деньги на соревнования. Огромное им за это спасибо от нас, стрелков, настоящих и будущих. Потому что помимо всего соревнования – это популяризация снайпинга, современного, динамичного и сложного вида стрельбы.

Русский охотничий журнал, февраль 2019 г.

1212

Похожие статьи