Практика дальнего выстрела на охоте

Стрельба из нарезного оружия
Практика дальнего выстрела на охоте

Дальняя стрельба на охоте начинается где-то с 250-300 м.

На такую дистанцию порой приходится стрелять по оленю, косуле, кабану. Если же вести речь о горной охоте, то дефиниции будут следующие: дистанция – 600+ метров. Устойчивая стрельба (случаи, как известно, всякие бывают) – это попадать на этой дистанции, скажем, 6 из 8.

Со всей ответственностью должен сказать, что точный выстрел на 250 м даже с сошек, не говоря уже про треногу, – это искусство. Убойное место у зверя – круг максимум 20 см. Даже если считать, что технически выстрел выполнен идеально – ничто не дернулось, не поехало, не шелохнулось, палец на спусковом крючке двигался плавно, то все равно остается проблема точности определения расстояния и внесения баллистических поправок (мы ведь про охоту, а это зачастую означает сумерки или вообще темноту, дождь, дымку, ветер).

Начнем с матчасти. Комплекс, который нужен для охоты, состоит из винтовки, кронштейна, прицела и патрона.

Винтовка для дальней стрельбы

Нужна такая, которая стабильно (пока ствол не перегрелся – т. е. мы говорим о группе в 3-4 выстрела) попадает в пол-угловой минуты на 100 м. При наличии головы на плечах, рук, растущих из правильного места, и определенного количества времени «научить» так стрелять можно почти любую винтовку. Но «из коробки» я могу поручиться, пожалуй что, только за Blaser.

Что касается калибра, то выбор его определяется в первую очередь поражающей способностью. В отличие от стрелков по бумаге на охоте задача не просто попасть, а убить. И нехитрые вычисления показывают, что даже у популярного .300 Win Mag (не говоря уже про 30-06 или .308) на дистанции под километр с этим будут проблемы. Я для себя выбрал .338 Lapua Mаgnum, но даже у него на километре остается энергии, дай бог, 1200 Дж. Несколько лет назад появился и, похоже, входит в моду 7 STW, основанный на поясковой гильзе патрона 8 mm Remington Magnum, у которой незначительно уменьшен диаметр корпуса и упрочнено дульце. В Штатах он получил отличные отзывы охотников, добывающих им оленей на дистанциях, значительно превышающих 300 м. Но у меня практики охоты с этим калибром нет.

Практическим путем я пришел к винтовке Christensen. Возникает естественный вопрос: почему не столь высоко оцененный мной несколькими строками выше Blaser? По двум причинам.

Во-первых, в отличие от бенчреста на охоте (особенно на горной) винтовку надо на себе таскать. Ведь это последнее, что отдаешь егерю. Дальнобойная отлаженная винтовка – существо нежное: упал, долбанул о камень – и до свидания, охота.

Обычная винтовка в калибре .338 Lapua Mаgnum с прицелом и всеми навесками весит под 10 кг. «Кристенсен» в два раза меньше. Ощутимо. Но даже это не самое главное.

В горах часто бывает так: внизу – снег, сверху – яркое солнце. Охотник стреляет не сразу. Какое-то (порой достаточно долгое) время уходит на то, чтобы присмотреться, выбрать трофей, оборудовать стрелковую позицию, замериться. Винтовка в это время лежит. Нет, конечно, не на снегу – на рюкзаке, на подстилке. Наконец, охотник стреляет. А потом рассказывает: «Странная история: что-то сломалось. Я на 600 м стабильно в кирпич попадаю, а тут пуля в 4 не сантиметрах – метрах, легла».

Все просто: снизу – холод, сверху – тепло, происходит температурный изгиб ствола. Микронный, конечно. Но вы будете смеяться – его хватает, чтобы на полукилометровой дистанции пуля отклонилась на эти пару (!) метров. А у «Кристенсена» тоненький стальной стволик замотан в слой карбонового волокна. А оно прогревается, в отличие от самой стали, равномерно. И никакого изгиба нет.

Еще одно достоинство карбонового волокна: на изгиб оно намного крепче стали. Если на стальной ствол попой наедет лошадь – кранты. А с карбоном – не факт. В остальном Christensen ничем не лучше и не хуже других уважаемых винтовок.

Пули для охоты на большой дистанции

Пуля нужна с высокой поперечной нагрузкой, поскольку до встречи со зверем ее ожидает противник по имени «ветер» (на полукилометровой дистанции даже ветерок 2-3 м/сек. сносит 250-грановую пулю .338 Lapua Mаgnum на 50-70 см, а у .300 Win Mag это будет, соответственно, уже 1-1,5 м).

Далее пуля должна быть экспансивной на том расстоянии, на котором она попадет. А поскольку скорость в этой точке будет уже маленькая (у .338 Lapua Mаgnum – порядка 500 м/сек. на километре), то нужны пули мягкие, типа A-Max. Что касается меня, то я стреляю пулями Scenar (они не столь известны, но у них отличный баллистический коэффициент – ими стреляют практически все снайперы в России и странах СНГ). В Южной Африке я этой пулей на 900 м убил иланда (почти тонна!), и пуля приобрела вид нормального грибка. Правда, на дистанции до 400 м Scenar просто взрывается при соприкосновении, не заходя глубоко в тело. Какой-нибудь орикс, конечно, все равно ляжет, а вот буйвол может обидеться – со всеми вытекающими последствиями.

На короткой дистанции надо использовать другие, твердые пули (Barnes, например), но вдали он просто прошьет. Впрочем, как известно, ничего всерьез универсального в природе не бывает.

Кронштейн для оптики в условиях горной охоты

Быстросъемные поворотные кронштейны, совершенно замечательные для любой нормальной охоты, в горах в абсолютном своем большинстве непригодны. Дело в том, что вся нагрузка на переднем быке, задний хвост кронштейна направляет, но ничего не держит. На серьезных калибрах это создает серьезную же проблему. Есть исключения – тот же оригинальный (только не MAC) блазеровский кронштейн, есть крепеж для Sako TRG. Но все же, как 100 лет назад изобрели планку Вивера, так ничего лучше до сих пор и не придумано. Не зря же и сегодня снайперы ничего другого не пользуют. У меня тоже стоит виверовская планка Badger – одна из самых качественных. Кольца – зажимные, не быстросъемные.

Оптический прицел

За все, как известно, приходится платить. За использование легкой винтовки в тяжелом калибре – тоже. На тяжелые бенчрестовские винтовки можно ставить все что угодно – качественных прицелов делается много разными производителями. Но с Christensen – другая история. Винтовка легкая, дульный тормоз очень эффективный, в результате – для стрелка отдачи нет, винтовка быстро летит в сторону плеча и так же быстро – обратно, т. е. в результате работы дульного тормоза она как бы стоит на месте. Для стрелка. А вот для прицела получается очень неприятное резкое двухвекторное движение, которое очень быстро убивает «нормальные» прицелы. В этом экстриме, к сожалению, ни Swarovski, ни Zeiss не работают. Даже Hensold (тот же Zeiss, только не гражданский, а военный) продержался у меня где-то порядка 400 выстрелов. А вот Schmidt&Bender PM-2 – живет.

Прицел для такой охоты годится только тактический. Про выносы «на глазок» – это все те же охотничьи байки. Я очень скептически отношусь к применению для сверхдальней стрельбы прицелов с баллистической сеткой. Во-первых, это хоть как-то может работать только во второй фокальной плоскости, а многие люди даже не знают, в какой фокальной плоскости у них прицел сделан. Во-вторых, надо помнить, что сетка работает только при одном увеличении. Том, на котором она пристреляна. Дальше – нелинейные изменения.

Вот «Дедал» недавно выпустил прицел с баллистической сеткой. Я в беседе с руководством начал на эту тему иронизировать, так мне говорят: «Смотри внимательно, Юрьич! Видишь, вверху над сеткой стоит маленькая цифра 12? – Так вот, в инструкции написано черным по белому: работает при 12-кратном увеличении. А если кто инструкций не читает, то это его проблемы».

Но даже, допустим, это все соблюдено. По тактическому барабанчику ты можешь выставить точность до 25 м. А на сетке какой шаг? Куда вы там будете целиться?

О практике дальнего выстрела

Самое главное – это опыт, большой практический настрел. «Большой» для меня означает хотя бы несколько тысяч осмысленных выстрелов. При дальней стрельбе на охоте нужно одновременно контролировать параметров этак 25. Человеку просто не под силу, если это должен делать осознанно он сам, а не его моторика.

Главная проблема – ветер. Все бенчрестовские танцы с флагами хороши на соревнованиях, когда вот оно – поле, одно на всех, вот они – флаги. А в горах флаги не повесишь. Да, есть ветромеры. Но меряешь ты скорость ветра у ствола, а за 300-400 м в ущелье он может быть совсем другой. К тому же в горах обычно все голо, никаких примет. Я в своей практике, пожалуй, только один раз – это было на охоте в ЮАР – мог наблюдать в трубу, куда непосредственно рядом с объектом прицеливания клонится по ветру трава с приметной метелкой на конце, и переложить это наблюдение в дистанцию выноса. В сухом остатке: на практике ветер нельзя померить, чтобы правильно его оценить, нужна «чуйка». А это не что иное, как практика.

Так вот, одновременно ты думаешь, как там ветер, ждешь, когда кончится порыв. Обязательно нужно замерить угол относительно горизонта, т. е. либо пользуешься дальномером с угломером, либо вешаешь угломер на прицел. Параллельно следишь за бараном, потому что даже если он не идет, а просто пасется и медленно перемещается, то нужно понимать, что пуля будет лететь полторы секунды и прилетит все равно не туда, где баран есть, а туда, где он был. Все это время ты держишь палец на спуске и должен быть готов выстрелить в любую долю секунды, сохранив при этом плавность движения пальца. Если большая часть этого не происходит на автопилоте – пиши «пропало»: что-нибудь, да будет не так. А одного «не так» достаточно для промаха.

Очень важный фактор – упор. У меня на винтовке стоят «харрисовские» длинные сошки. Если не получается лечь (это, конечно, идеальный вариант), садишься на пятую точку в позе эмбриона. Эта известная стрелковая поза при всей ее внешней неуклюжести обеспечивает довольно неплохую развесовку. Увы, в горах не всегда удается не только удобно лечь, но и сесть и использовать сошки. Чаще – пристраиваешься буквой «зю», задница упирается в острый камень. Как-то приспосабливаешь рюкзак в качестве упора… Главное в этом случае – должна быть связка переднего и заднего упора.

За свою охотничью биографию я выстрелами на дистанцию более 500 м добыл штук сорок зверей (речь о копытных – сурки меня как-то не вдохновляют). Сколько-то на горных охотах в Испании, на Кавказе. Но в основном, конечно, это упомянутая выше Южная Африка. Ранчо «Рателфонтейн» – абсолютно лучшее из всех известных мне мест для охоты с дальней стрельбой, где есть и физическая, и ценовая возможность добыть не один-два, а пару десятков трофеев. Там на 30 с лишним зверей ушло 53 патрона. Несколькими тамошними результатами (все в присутствии свидетелей!) я по-настоящему горжусь.

Самый запоминающийся выстрел был на 550 м. Сэйбл (антилопа мало что дорогая, но эта была еще и совершенно выдающихся трофейных качеств) стоял, высунув голову из-за камня. Мне нужно было попасть примерно в сигаретную пачку. Чиркнет пуля по камню, ранит антилопу осколками – кровь. И либо мы будем ходить за подранком до конца дней, либо я заплачу за неполученный трофей. А попаду по рогам – трофей испорчу.

Стрельба через небольшое, но ущелье, т. е. ветер там наверняка другой. Траву, правда, гнущуюся по ветру, было видно. Я, кажется, никогда в жизни так тщательно не считал. Целил примерно на полметра правее. Психологически, кстати, очень трудно заставить себя стрелять в пустое место. Я себя заставил. И после этого (как, вероятно, читатель догадался) успешного выстрела решил, что имею теперь право публично делиться опытом дальней стрельбы на охоте.

614
Adblock detector