Кубок Южного Урала по снайпингу

Стрельба из нарезного оружия
Дата публикации:
просмотров: 448
Комментарии: 0

Всё начиналось год назад. Пять мужчин рядом с моим столом в Алабино готовили «замес»: вешали мишени, стелили коврики, читали правила. Я закончил пристрелку нового Blaser R8 6,5×55 и смотрел на таинство действа с интересом: лицо одного из них видел накануне в передаче об охоте.

Разговорились: Алексей Ким, фанатичный стрелок и популяризатор снайпинга, горный охотник, интереснейший собеседник. «Пропал казак»: через шесть минут я был записан в Федерацию высокоточной стрельбы России и участники этого самого «Алабинского хардокса», комфортного формата воскресных пострелушек.

Начинать осваивать новый спорт в 55 лет? В глазах известного инструктора и законодателя снайпинга в России Дмитрия «Гуся» Строгонова я вижу откровенный скептицизм. И он оправдан: современный снайпинг отличается от представления обывателя. Снайпер не лежит часами, выжидая: стрельба на скорость, смена позиций, из неустойчивых положений. За 30 сек. сменить три позиции и поразить 3 гонга на 400 м – это требует быстроты, физической подготовки и высокой техники. Дмитрий вздохнул – и мы принялись за дело. Полгода – подбор железа, оптики, тренировки. Кубок Южного Урала – третьи мои соревнования после зимнего «Скаута» и «Волжской Дали» весной. Это не откровение: хотите научиться стрелять – приезжайте на соревнования. Неважно, какой карабин и какая на нём стекляшка: в тире за год не научитесь ничему похожему, не проведёте так интересно пару стрелковых дней.

На Кубок ЮУ попал как на электричку в студенчестве: бежишь к платформе Новодачной, зелёная гадина свистнула и трогается. Добрый человек придержал дверь, она запнулась, остановилась – ты вскочил. Запись на Кубок длилась пару часов, и я опоздал, но в последний момент г-н Ващук решает принять всех желающих, о чём и сообщил мне любезно по телефону. Поехали.

«Велика Россия, а...»

…А стрелять стрелкам негде. Вот тулятся и жмутся кто где может. Всё решают личные отношения с начальником части, полигона и т. п.

Дикость: мы – страна, пережившая тяжелейшие войны. Мужеством народа добывшая победы. А правительство боится своего народа. Построить стрельбище нельзя, больше пяти стволов – нельзя. Почему, купив шестой карабин, я, гражданин и патриот, становлюсь социально опасным?

Еду на машине из Уфы в Стерлитамак, смотрю на красивую нашу землю. Какую сложную задачу решили наши предки: завоевать, обустроить и сохранить такую Родину. Наполеон говорил: «Дайте мне армию казаков, и я захвачу мир». Я не поклонник шума вокруг казачества, но эта уникальная русская культура наследственного военного воспитания во многом определила военные успехи и территориальную экспансию Российской империи. Стрелковая культура – важнейшая составляющая патриотического воспитания и обороноспособности страны. Как сейчас в Швейцарии, Германии, в Америке: стрельбищ много, они полны молодёжи, приезжают и стреляют семьями. А я по закону не могу даже сына обучать из своего карабина в тире. Почему чиновник запрещает мне учить своего сына защищать Родину? Я видел, как стреляла привезённая рота в Алабино: стоя – лёжа по пять патронов в одну мишень без пояснений и контроля результата. А не дай бог им в бой – куда они попадут? Они смогут только погибнуть. Бесславно и бесполезно. Опять повторим первые годы ВОВ, с напрасными потерями и неумением?

Господа в правительстве Российской Федерации, возродить и преумножить традиции стрелковой культуры – ваш первостепенный долг. Нет денег в стране на развитие стрелкового спорта – разрешить частные стрельбища, упростить законодательство. Энтузиасты найдут способы и решат эту государственную задачу .

«Понаехали тут...»

Приезд в Стерлитамак был омрачён глупой позицией директора гостиницы «Гранд Отель Восток». Я по очереди побеседовал со всеми сотрудниками и с ней самой: перепуганная необразованная женщина запретила проносить оружие в номера. Предлагала оставить у них в камере хранения! Или в машине на стоянке. И то и другое – административка. И не предупредили об этом, когда за день я подтверждал бронирование.

Лишняя забота свалилась на организаторов.

«Видел я вашу Италию – сапог...»

Вот сапог-то и не было. А дождь прошёл, пока я ехал из гостиницы на полигон. По скользкому склону вверх в ботиночках на тонкой подошве. По приходу – оторопь: где? Здесь?!

Башкирия покрывает Италию, как бык овцу. Вот так же Саратовский полигон покрывает Стерлитамакский. В Саратове было меньше стрелков, но были задержки и долгие ожидания. Здесь основной рубеж шириной метров 60 да внизу пистолетный тир на 10 стрелков. Я представил, сколько будем ждать смены мишенной обстановки и очереди на упражнения. Познакомился с Юрием, пообщался с участниками.

Стерлитамак – красивый город. Широкие чистые улицы, много зелени. Вкусно кормят. Спать.

«Утро красит нежным...»

Утро красило жёстким осенним дождём. Только приехали, построение и открытие, быстро получили номера и повязки цвета своего сквода (группы) – накрыло грозой. Опытные стрелки достали «вторые шкурки» и облачились в непромокаемые костюмы. Соревнования полезны и с точки зрения посмотреть на оборудование: кто что использует, как использует и что носит.

Дальше началось колдовство организаторов. Все скводы были разведены судьями: два остались на основном рубеже, один – вниз в пистолетный тир, а «белые» ушли в холмы, и дождь растворил их горбатые от рюкзаков фигуры. «Белым» досталось жёстко.

Организация удивила качеством и продуманностью. 50 человек участников, 4 сквода, четыре рубежа, 21 упражнение и ещё «Дуэль» в конце.

Никаких задержек и срывов. Секрет успеха в стрельбе нескольких упражнений с одной позиции и заранее проведённый хронометраж: организаторы потратили много сил и добились нужного результата. Сам не могу сказать и не слышал ни одного слова от участников о плохой организации.

Мой сквод сразу стрелял с основного рубежа три упражнения: «холодный выстрел» – 300 м в круг 10 см с «холодного ствола»; «перенос ЦВС» – три выстрела на 300, 400 и 500 м за 15 сек. и «жетон» – нужно попасть на 70 м в стандартный армейский жетон, не зацепив края. Брифинг, подготовка, стрельба. С грозой пришёл сильный ветер. Кондиции меняются ежесекундно, попадают не все. Судьи следят за техникой безопасности и временем. Упражнения знакомые, задержек нет, и вот мы уже под дождём спускаемся в тир. Забиваемся под навес и недоумеваем: до мишеней камнем добросить можно. Но приходит судья и показывает нам наверху на дистанции под 400 м гонги. Нужно отжаться за 15 сек. максимальное количество раз и за минимальное время поразить два гонга. До этого не приходилось стрелять снизу вверх – интересно и поучительно.

Закончив второе упражнение (стрельба со сменой позиции перед каждым выстрелом), поднимаемся вверх, навстречу идёт другой сквод. Как организаторы смогли так точно промерить хронометрию, для меня загадка.

«А доедет ли это колесо до...»

Колесо соревнований покатилось без скрипа.

Улыбнулось солнце, заинтересовалось и решило посмотреть за нами. Степь засветилась, пошёл мираж: мишени плавают в потоках тёплого воздуха, меняют очертания. Снова другие условия, ветер крутит, даже признанные эксперты часто в недоумении выходят с рубежа. Стрелять сложно и интересно. Брифинги, короткие перерывы. Скводы встречаются в «падоке» – на травяном склоне перед основным рубежом, идут обсуждения, впечатления. Что-то среднее между казармой спецназа и общежитием мехмата: «поправки, углы, возвышение, время подлёта, деривация и боковой снос». Стоят винтовки, снаряжаются обоймы и открыты приложения калькуляторов.

Формула стрельбы боком, и ни слова о женщинах – удивительно увлечённые мужчины! Если в семье муж снайпер, жена может не беспокоиться и смело отпускать его по всей России: пока он с винтовкой, брак в безопасности.

«Нас водила молодость в сабельный поход...»

После обеда уходим в рейд. На мой взгляд, это главный бриллиант в короне первого дня. Идём долиной, поднимаемся на крутой холм, с двух сторон поджатый глубокими оврагами. Встречает жизнерадостный судья и оптимистично информирует о нашем счастливом будущем: первый гонг на 240 м с крутого склона рядом с вершиной, он же с самого низа долины стоя с рук и бегом назад, чтобы сверху лёжа стрелять по синим гонгам на 480 м и 918 м. 6 мин на всё, перепад высот этажей десять и ветер сзади от 6 до 10 м/с. порывами обтекает холм и сливается впереди, ударяясь в склон, на котором стоят гонги 480 м. Дальше перевальчик, за ним поперечная долина и снова склон на 900 м. Что там с ветром?!

«Ответный залп на глаз и наугад...»

В снайпинге у каждого стрелка есть только одна надежда. Капризная и ветреная удача. Иногда даже эксперты не понимают, почему летит мимо. Моя удача была в том, что стрелял я четвёртым. Сидел и смотрел в бинокль, куда ложатся пули у стрелявших раньше. Оказалось: на первом гонге ветер слева сзади, на 480 м он дует справа вверх по склону так, что 10 см поправки ниже расчётной не хватило компенсировать подброс, а на 918 – на вынос влево под два метра. Представьте: мишень размером 40×40 см, а целитесь на 1,8 м левее. Не прочитать его мне никак, стреляй я первым. Но подарила удача шанс, а с ним и третье место в отдельном зачёте упражнения «Рейд».

Счастье – это идти по весенней траве вниз по склону после такой стрельбы.

«Какая боль, какая боль... 6:0»

Неустойчивые положения – сплошная боль. После рейда начались неустойчивые, и у меня пошли нули. До этого попадал все, но неустойчивые – моя пята Ахиллеса. Придётся их полюбить. В современном снайпинге значение стрельбы из неустойчивых положений растёт экспоненциально. Дистанции на ЮУ доходили уже до 400 м, положения стоя с опоры, с колена, стоя с рук, положение на выбор, но винтовка лежит на боку, и после бега. Я промахиваюсь, а коллеги лупят так, что гонги с цепей слетают.

С вечерней прохладой тихой поступью приходит усталость. Нули в упражнениях множатся. При стрельбе «винтовка лёжа на боку» я ветровую поправку прибавил к возникающей от нестандартного положения винтовки. Вместо того чтобы отнять: мозги тоже устают считать и решать задачи, задаваемые организаторами. Глупых стрелков не бывает. Чтобы отстрелять по 10 упражнений в день, нужно тренировать выносливость. Это ещё один вывод с этих соревнований.

Окончание дня. Гостиница, душ, столик на улице и ощущение от первого глотка пива, сравнимое с оргазмом. Подтягиваются ребята, стол разрастается методом почкования, и уже 20 человек делают недельную кассу кафе. Камиль Абязов приносит оленину и балык, весёлый разговор и кусачие шутки. Мы стали неинтересны солнцу, и оно побежало дальше, бросив на город покрывало мерцающих звёзд.

«Туча, пришедшая с моря, накрыла ненавистный прокуратору город»

Эта туча накрыла утро второго дня. Опять ждали дождь.

За основным рубежом в поле ходили два стрелка из Саратова и мерили ветер. Моя главная задача здесь – учиться, подошёл к ним. Поумничал с поднятой метеостанцией, спросил для виду. Дмитрий Коньшин, мужчина в плечах шире внедорожника, прострелил меня взглядом видавшего виды человека, всё понял и просто объяснил: «Так же, как вчера». Провёл могучей рукой, как мазок на холст положил: «Вот так по балочке раздувает и дальше вверх по склону задувает на лес. Выше тоже овраг, там ещё одно усиление». Наглядно и просто. Я физик-океанолог в прошлом, обмен импульса между атмосферой и океаном был моей профессией. Три атлантических экспедиции, пара открытий. Мужчина прочитал мне лекцию о влиянии рельефа на структуру ветра одной фразой. Век живи...

Отношения в сообществе стрелков – отдельная тема. Не все готовы делиться секретами. Могут промолчать, даже дать заведомо неверную информацию. Но есть закономерность: чем сильнее стрелок, чем выше его уровень, тем охотнее помогает такому новичку, как я. Прекрасные стрелки, офицеры-десантники и закадычные друзья Саша Кравцов и Валера Шиц; спокойный, как удав, мастер спорта Дмитрий Боронин; находчивый и упорный ярославец Алексей Чернобровкин; Сергей Иванов из Иркутска, феноменально читающий ветер и много лет стреляющий без метеостанции; быстрый и точный чемпион Саша Литвиненко и рассудительный Сергей Емельянов – вам всем огромное спасибо от нас, начинающих стрелков. Если бы не ваша щедрая помощь, подсказки и советы, наш прогресс растягивался бы на годы.

«Ветер, Ветер, ты могуч, ты...»

Ты был главный герой этих соревнований, Господин Хозяин Ветер. «Белая жемчужина» второго дня – стрельба на 1000 м по белому гонгу 30 см. Вверх по склону два флага трепетали горизонтально: ветер опять до 10 м/с. слева, по ходу пули два оврага с усилением.

С первого выстрела попал только Алексей Ким. Весь «падок» взорвался от восторга! Ещё только два стрелка со второго! То же самое на 775 м: двое с первого и шесть со второго. Из пятидесяти лучших в России!

У меня на предыдущем упражнении «по сетке» осечка, и патрон при выбрасывании «разувается»: пуля остаётся в патроннике, а гильза вылетает. Не видя этого, я следующим патроном забиваю пулю в нарезы. Судья снимает меня с упражнения, но даёт шанс: пока стреляет напарник, я должен исправить и быть готов на 775 м. Мечусь по рубежу: «Шомпол, у кого есть шомпол!» – есть для .338, не лезет. Нервы – канаты от причала к судну на отжимном ветре, аж звенят! Безвестный, интеллигентного вида стрелок, имени не знаю твоего, надеюсь увидеть на следующих соревнованиях – откуда и зачем у тебя хлипкий скручивающийся шомпол из набора, тоненький настолько, что влез в мой калибр 6 мм?

Падаю на коврик с последним выстрелом соседа – как остановить сбитое дыхание и грохот сердца? Судья даёт отсчёт. Первый выстрел пришёл слева выше гонга, вижу фонтанчик взлетевшей земли: перевынес на ветер. Делаю поправку по сетке, и мне кажется, что даже сердце остановилось; концентрируюсь только на вкладке и палец-спуск, выстрела не слышу, карабин толкает в плечо. Я вижу, как качнулся гонг, судья произносит «попадание», и со звуком лопнувшей струны моё сердце продолжило бег. Вот это эмоции!

«Судьи кто?»

Простые приятные люди. Кто-то даже не стрелок. Но судейство было объективное, доброжелательное и правильное. Не считали за труд повторить, перепоказать, объяснить. На большие расстояния стояли камеры, много камер: любые сомнения рассеивались просмотром повтора. После каждого упражнения стрелок расписывается в протоколе: таким образом исключались дальнейшие ошибки и недоразумения. Судьи были с нами под дождём и ветром, их пекло солнце. Каждый отвечал за себя, они – за всех. Я не слышал нареканий на судейство. В упражнении «цейтнот» у меня утыкание, пока поправил, ушло время, и вторым на 680 м я опоздал на 0,02 сек. А я попал! Спрашиваю: «Неужели за 2 сотки не засчитаете?»

«Нет, должна быть чёткая грань», – ответил Судья. Да так обидно мне с самого детства не было! Этого попадания не хватило, чтобы войти в десятку по итогам, но судья прав. Потому что я думаю о себе, а он отвечает за всех. Атмосфера соревнования определяется организаторами.

Сам Юрий Ващук – личность в высшей степени неординарная: очень доброжелателен, абсолютно спокоен, отличный организатор – казалось, что процесс идёт сам, без его вмешательства. Он только подруливал где надо. Привлёк столько спонсоров, много номинаций для награждения – это позволило раскрыть сильные стороны многих стрелков, добавило азарта и спортивного интереса.

«Вот и всё, что было...»

Вот такой он, Кубок Южного Урала. Хорошо организован, хорошо проведён. Богат эмоциями, организаторскими находками и красивыми выстрелами. Спасибо Юрию Ващуку и его команде, судьям и спонсорам: они проделали громадную работу и подарили настоящий стрелковый праздник. Спасибо жителям Стерлитамака и работникам Уфимского аэропорта. Всем стрелкам, приехавшим сюда со всей России, от Якутска до Калининграда. Растёт уровень: Кубок ЮУ показал, что на ограниченном пространстве можно провести массовое соревнование на высоком уровне. Понравилась атмосфера, сложность упражнений и даже переменчивая погода добавила азарта и колорита. Снайпинг развивается, появляются новые даты и места в календаре соревнований, приходят новые талантливые стрелки. Мы начали заявлять о себе на мировых соревнованиях. Александр Кравцов и Валерий Шиц выиграли Italy Skirital Sniper Comp 2018, а там были лучшие снайперские команды со всей Европы. России срочно нужно много частных стрельбищ и более либеральное законодательство: снайпинг – это спорт. Красивый и азартный, он нуждается в молодёжи. И молодёжь нуждается в снайпинге: мужчина должен уметь стрелять.

Русский охотничий журнал, август 2018 г.

448