След в след: добыча и собака

Собачий мир
Дата публикации:
просмотров: 790
Комментарии: 0

Да, именно в такой последовательности – добыча и собака. Ведь без собаки на охоте может и не быть добычи. И неважно, это след лисицы на поле или метки белки на стволе дерева, капли крови в отпечатках копыт раненого кабана или огромный след лося у торфяного болота – везде нужна собака. А выбор породы и обучение компаньона – краеугольный камень успеха на охоте в будущем.

Организация обучения собак в Латвии

В Латвии есть одна центральная организация – Латвийская кинологическая федерация (ЛКФ), входящая в состав Международной кинологической федерации (FCI), – и множество других организаций, среди которых есть и активные клубы, объединяющие владельцев охотничьих собак.

Есть около десятка притравочных станций с искусственными норами и загонами для работы с кабаном, которыми заведует как ЛКФ, так и другие организации и отдельные владельцы. На норах используются лисы, енотовидные собаки и барсуки. Латвийская ассоциация охотничьей кинологии практикует оценку качеств рабочей собаки в условиях реальной охоты. Это относится и к работе в загоне, и к кровяному следу, и к норе. Клубы, входящие в состав ЛКФ, также проводят испытания и тренировки в искусственных условиях.

И те и другие занимаются обучением собак поиску зверя по горячему следу, по крови и по волоку.

Экзамен по кровяному следу сдан!

Самый важный след – кровь

Самая важная задача собаки на охоте – это поиск по кровяному следу. При упоминании этого термина, конечно же, приходит на ум лось, благородный олень, наконец, кабан или косуля, но эти навыки пригодятся и в поиске подранка зайца и пушного зверя. Даже раненая утка в состоянии пройти 200 метров от места падения… или проплыть. Собака может даже искать птицу в траве, водной растительности и на спокойной воде, но это больше относится к универсальным легавым.

Все собаки – хищники, и научить идти по кровяному следу можно любую собаку. Без обучения хорошо это делают только исключительные экземпляры. Другие учатся этому в процессе охоты и за несколько лет достигают хорошего уровня, но высший пилотаж – поиск спустя много часов, на следующий день, через день, после дождя – на инстинктах невозможен.

В Латвии есть несколько клубов, которые активно занимаются обучением по кровяному следу. Латвийский клуб охотничьих собак (FCI) регулярно проводит тренировки для всех желающих, независимо от породы собаки. Конечно же, речь именно об охотничьих породах: таксах, терьерах, лайках и легавых.

Клуб баварских гончих (ЛКФ) раз в год проводит трёхдневный лагерь-практикум с участием экспертов из Швеции, где правила испытаний по сложности сравнимы с теми, что приняты в Германии.

Знакомство с енотовидной собакой. Ягду 4 месяца

Первый день посвящается теории и ознакомлению со способностями участников. Для этого прокладываются элементарные и недлинные следы – 100–150 метров с парой поворотов под тупым углом. На второй и третий день идёт работа по следам разного уровня сложности. Длина искусственного следа может и не быть слишком большой, самое главное – это его сложность. Для опытных участников делаются следы со множеством поворотов, петель, возвратов без крови, с пересечением канав, поваленных деревьев и заболоченных мест. Эксперты работают с каждой собакой и владельцем отдельно, поясняя поведение собаки, обучая владельца работе с гончей по крови. На этих занятиях собаки и владельцы учатся работать с поводком, ибо в поиске подранка нельзя торопиться. На охоте это тоже удобно. Собака не торопится, ищет тщательней и не убегает. Конечно, если речь о лайке в свободном поиске, то она будет облаивать найденную добычу и хозяин найдёт её по звуку, или можно использовать ошейник GPS, но работа в связке удобней и безопасней, особенно, если речь идёт о кабане.

Кровяной след прокладывается натуральный кровью, капающей из бутылки от минеральной воды спортивного типа, с закрывающимся отверстием. По одной капле на каждый второй шаг человека, делающего след. В той же руке он держит шпагат, на конце которого привязано копыто кабана, оленя или лося. Можно использовать и ногу косули. В конце следа ногу оставляют и по нахождении позволяют собаке с ней поиграть и даже принести хозяину. Наиболее хорошо с этой задачей справляются баварские и ганноверские гончие, а также талантливые таксы и гончие, например бигли и эстонки.

В Латвии есть несколько собак, известных широкому кругу охотников, прошедших обучение в этом тренировочном лагере, хозяева которых часто вызываются на поиск раненого животного. Рекордсменка на этом поприще – баварка по кичке Мисси, на счету которой около 250 найденных животных. Самый длинный пройденный ею след был около 6 километров. Результат – отличный трофей благородного оленя.

След кабана

Не зря всегда акцентируется важность ознакомления гончей или лайки с кабаном в контролируемых условиях. Если на первой своей охоте собака погонит косулю, а в Латвии их очень много, то велика вероятность, что она только этим парнокопытным и будет интересоваться. Поэтому перед началом карьеры охотничьей собаки важно приехать на притравку в загоне по кабану. А там и горячий след, и гарантированно кабан, и возможность контроля работы собаки.

После такого знакомства или обучения на протяжении какого-то времени необходимо дать собаке возможность поработать по следу кабана в реальных условиях. Например, на посевах зерновых летом. Если правильно подготовиться, проверить, есть ли свежие следы, а может, удостовериться, что на поле есть кабаны, и дать собаке пойти в поиск, найти и выгнать кабана, да ещё и под выстрел, будет у вас хороший кабанщик.

Марис Димантс и Мисси

След куницы

Лайки обучаются и испытываются по кунице. Тельцем добытого животного делается волок, который заканчивается у дерева или на его стволе. Примерно в двух метрах над землёй прикреплена клетка с живой куницей. Собака должна быстро и точно пройти след и облаивать зверька, пока не подойдут хозяин или ведущий и эксперт по полевым испытаниям.

По горячему следу енотовидной собаки

Это относительно новый вид тренировок и испытаний, который ввели литовцы. Суть ясна – найти зверька по свежему следу. Делается это так. Енотовидную собаку в сеточной клетке протаскивают по лесу на 200 метров, с парой-тройкой поворотов, и прячут в густом кустарнике, под корнями вывороченного дерева или в зарослях папоротника. Собака должна найти клетку и облаивать до прихода владельца и эксперта. Тренировки проводятся по тому же сценарию.

Влияние системы

В Латвии своя специфика охоты, а следовательно, и к работе собак имеются особенные требования. Можно сказать, что Латвия – лесная страна, так как 52% территории покрыто лесом. Больше половины этих площадей некогда были посажены с целью вырастить ресурсы для последующих поколений. Последние десять-пятнадцать лет ведётся интенсивная вырубка старых лесов и посадка новых. Как это связано со спецификой охоты? Очень тесно. Лесное хозяйство Латвии, которым заведует государственная компания «Латвияс валстс межи» (Латвийский государственный лес), ведётся очень рационально. Для эффективной работы требуется упорядоченная инфраструктура: лесные дороги, мелиорационные системы, технический парк. Практически все леса разделены на кварталы по 500–1000 м в длину. Лесные дороги и просеки позволяют добраться до любой точки. Конечно, не везде, но довольно большая часть лесов Латвии выглядят именно так. Это означает постоянное присутствие человека в угодьях, чёткое структурирование лесных территорий и надзор, что само по себе неплохо, ибо уменьшает возможности браконьерства. В то же время система создания охотничьих угодий каждого конкретного кружка, основанная на договорах с владельцами земли, а это могут быть как частные лица, так и фирмы, и государство, способствует образованию мелких наделов.

Есть кружки, которые заключают договоры о сотрудничестве и охотятся вместе, но в основном каждый сам за себя: планируют охоту, подкорм животных, поддержку инфраструктуры. В Законе об охоте Латвии имеется статья, определяющая, что такое браконьерство. Так вот, перемещение по территории другого охоткружка с оружием, готовым к употреблению, приравнивается к браконьерству. Также поиск подранка в соседском лесу без согласования с руководством того кружка не приветствуется. В основе такого строгого подхода – забота о популяциях животных, но об этом в другой раз.

Территории кружков имеют чёткие границы и редко превышают 10 000 гектаров. Поэтому и собаки должны уметь работать в пределах периметра загона, не убегать на несколько километров, а бросать уходящего зверя за линией охотников и отправляться обратный в загон, на поиски другого объекта.

Все эти обстоятельства сильно влияют на охотничье собаководство, выбор пород и традиции охотников с собаками.

Породы

Чёткой статистики пород охотничьих собак в Латвии нет. В нашей стране существует единый регистр, в котором зарегистрировано уже 130 000 собак. Все они по закону прошли микрочипирование. К сожалению, охотничьи собаки не имеют статус рабочих, как служебные, собаки-поводыри или канистерапевты. Поэтому чётких данных о количестве собак, используемых на охоте, и разделении по породам нет. Кинологические организации, в свою очередь, не имеют информации о собаках, активно работающих на охоте. В своих выводах о популярности пород приходится руководствоваться собирательной информацией из разных официальных источников, наблюдениями и опытом.

Ягдтерьер

Универсальный солдат – очень популярная в Латвии порода. Ягдтерьеров в Латвии много. Есть потомки советских линий, а есть ввезённые из Германии собаки, которые отличаются стабильной психикой, уравновешенным характером, пытливым умом и тягой к послушанию. Есть и другой импорт, который пополняет местный генофонд качественными кровями. Немецкий охотничий терьер в Латвии в используется как в загоне и по крови, так и в норах, на охоте на пернатую дичь и на пушнину.

Лайка

В Латвии используются лайки всех четырёх основных пород, но финский шпиц встречается редко, так как на индивидуальные охоты с лайкой ходят немногие, а в загоне рыжика легко спутать с лисой. Охотники опасаются брать собак этой породы.

Лайки идут в загон. По одной, смычком или по несколько собак одновременно. Ценятся собаки, способные остановить одиночного кабана, рассеять стаю и выгнать на линию охотников. Отдельные собаки используются по кровяному следу, на охоте на водяную дичь и пушнину.

Латвийская гончая

Собаки национальной породы тоже очень популярны среди латвийских охотников. Это голосистая гончая, которая равно хорошо работает в загоне и по кровяному следу, легко поддаётся обучению, азартная, с приятным характером.

Таксы

Таксы, естественно, среди лидеров популярных пород. Универсальная собака, которой могут помешать только глубокий снег или непролазный бурелом.

Бигль

Собака очень популярна в нашей стране, но, как и во многих западных странах, в большинстве своём это собака-компаньон. Однако довольно много биглей и на охоте. В основном они используются в загонах в одиночку или в компании с другими собаками, а также в поиске подранков.

Эстонская гончая

Несмотря на то что эта порода создавалась для охоты на зайца и лису, в Латвии это успешные загонные собаки.

Баварская и ганноверская гончая по крови

Обe эти гончие появились в нашей стране сравнительно недавно, но уже имеют репутацию отличных следовых и завоёвывают всё большую популярность именно как специализированные собаки.

Конечно, есть у латвийских охотников компаньоны других пород, например, довольно часто на охоте можно встретить фокстерьеров, ямтхундов и других собак. Бывают и успешно работающие помеси. И всё больше охотников убеждаются, что породистая собака, прошедшая обучение, гораздо полезней, чем просто собака охотничьей породы, которая «сама в лесу научилась».

Мисси с хозяином у найденного трофейного оленя

Культура охоты ведь включает в себя не только ношение дрейшпице (Dreispitzhüte – тип немецкой охотничьей шляпы) со значками и создание благоговейного настроения посредством сигнала охотничьего рожка. Культура охоты – это также и скрупулёзная работа с породистыми собаками, разведение и обучение согласно стандартам породы и реалиям охоты в каждой стране и регионе. Любите своих собак, обучайте, тренируйте, ведь от этого зависит не только добычливость ваша, но и здоровье, и сама жизнь вашей собаки.

Русский охотничий журнал, февраль 2019 г.

791

Похожие статьи