Состязания лаек по белке в Ханты-Мансийском автономном округе

Лайки
Дата публикации:
Комментарии: 0

Если бы статью читали только специалисты или люди, умудрённые опытом проведения испытаний и состязаний по белке, то она была бы значительно короче, суше, что ли. Но читать будут все – любители и профессионалы, владельцы лаек и не только, – поэтому начну издалека, с некоторыми пояснениями и отступлениями. Также попытаюсь объяснить, какие цели мы перед собой ставили и ставим, какие задачи и для чего они современному собаководству вообще и лайководству в частности.

За последние четыреста лет основным предназначением лаек была добыча пушнины. Конечно же, с лайками всё это время добывались лоси, кабаны и медведи, глухари и тетерева, утки и линные гуси, но только лишь для пропитания хозяев и членов их семей. А добыча пушнины на громадных лесных просторах Руси-России была не только средством пропитания, но и заработком, уплатой налогов, а для автохтонного населения Сибири – «ясачных людишек» – уплатой ясака, т. е. подати, собираемой натурой, в виде пушнины, или переведённой уже на деньги.

Исторически сложилось и, естественно, так заложено в генах основных породных линий и семейств, что первичной для охотничьих лаек является работа по пушным зверькам, боровой дичи. Для правильной, грамотной работы с породой это необходимо учитывать и понимать. В понятие «племенной работы с породой» помимо охоты на пушного зверька входит целый комплекс необходимых мероприятий: это отбор лучших работников-производителей, это подбор пар из отобранных работников для получения качественного потомства, его нагонка и натаска. Также в этом перечне не следует забывать про полевые испытания. Наиболее массовым и доступным видом испытаний по пушнине являются испытания по белке. И, как апофеоз проведённых испытаний – состязания лучших.

Тюменская область и, особенно, центральная её часть – Ханты-Мансийский округ – родина одной из наиболее распространённых и популярных в настоящее время пород охотничьих собак – западносибирской лайки. Созданная на основе различных древних аборигенных отродий (в основном так называемых «хантыйских» и «мансийских»), она и в настоящее время широко используется охотниками-любителями и охотниками-промысловиками. До недавнего времени добыча пушнины была основной статьёй дохода местного промыслового населения. В годы перестройки, в связи с падением спроса на дикую пушнину, особенно на белку, на первый план вышли «зверовые» охоты. Найденная собакой медвежья берлога или добытый лось снимали на время вопрос о заработке семьи промысловика. Но большинство местных таёжников охотились комплексно, добывая боровую дичь, пушного зверька и крупного зверя. Среди охотничьих лаек ценились и ценятся не только универсальные по рабочим качествам, но и «зверовые» и «мелочники» (или «пушные») – лайки, специализирующиеся на добыче мелких пушных зверьков. Ушли в прошлое лихие времена перестройки. Постепенно растёт и спрос на «дикую» пушнину. За шкурку соболя уже дают хорошие деньги, при желании можно найти покупателя и на шкурки белок, норок, колонков. В связи с этим не иссякает интерес к лайкам, хорошо работающим по белке, соболю, кунице, норке, боровой дичи.

Сохранить среди западносибирских лаек заводского разведения не только их уровень породности, но и высокие рабочие качества, выявить лучших «работников» по белке, оценить плюсы и минусы в селекции – вот цели и задачи, которые ставили и ставят перед собой организаторы испытаний и состязаний лаек по белке.

Расскажу, как проводятся эти состязания и испытания у нас в регионе. Системно, постоянно, у нас они стали проводиться с 1988 года. Тогда секция охотничьего собаководства Нефтеюганского ООиР решила проводить собственными силами областные состязания лаек по белке. За всё время были проведены три областных (1988 г., 1990 г.,1991 г.), одни окружные (1995 г.) и одни межокружные (1999 г.) состязания лаек по белке. Все они проводились на территории Нефтеюганского района. Лишь в 1999 году межокружные состязания были проведены в окрестностях города Ханты-Мансийска. После 1999 года место состязаний не менялось. Менялся статус состязаний (областные, окружные, межокружные, межрегиональные, региональные с открытым чемпионатом), но идея и сама суть и предназначение их не менялись никогда.

Состязания и испытания все годы проводились в участке естественного леса на границе двух районов, Нефтеюганского и Сургутского, в урочище «Городской остров». Лес здесь состоит в основном из кедра, сосны, ели; имеется немного берёзы и осины. Высота деревьев достигает местами 25–30 метров. Относительно несложные участки редки, в основном участки с достаточно тяжёлыми для работы лаек массивами ели, крупного кедра. Территория очень удобная для проведения состязаний именно по белке. Здесь полностью отсутствует бурундук, чрезвычайно редки копытные, боровая дичь, зайцы беляки, медведи, т. е. любые помехи состязаниям. Участок ограничен железной и автодорогами, что исключает блуждание участников. Также удобен подъезд. Одновременно здесь могут работать, не мешая друг другу, четыре экспертные комиссии. Значимость этих состязаний лаек по пушному зверю важна ещё и потому, что на части российской территории трудно их организовать: мало белки.

Лучшим временем проведения оказался период с конца августа до середины сентября. В эту пору «бабьего лета» белки активно кормятся на павшей кедровой шишке, мало таятся. А хозяева собак лишь готовятся к промыслу, мысленно уже в тайге и рады любой возможности вывезти питомцев «в поле».

За тридцать лет проведённых испытаний и состязаний здесь почитали за честь работать и работали многие заметные эксперты России и даже Украины. Четыре раза Главную экспертную комиссию состязаний возглавлял эксперт-кинолог всесоюзной категории Николай Борисович Полузадов. Охотник-практик, учёный-охотовед, он знал не понаслышке все тонкости судейства и работы лаек. Трудно сказать, как сложились бы состязания без его огромного опыта, энциклопедических знаний и простого человеческого участия. Авторитет Николая Борисовича среди лаечников был непререкаемый. Слово его было решающим в любом споре. По-своему, тактично, деликатно, но твёрдо он ликвидировал любую искру загорающегося конфликта. Ни разу у нас не было хоть сколько-нибудь серьёзных разногласий между участниками или экспертами. Время берёт своё, и сейчас, к великому сожалению, он оставил этот мир. Но добрая память об этом прекрасном человеке жива. Живо и дело, которому он посвятил большую часть своей жизни. Задача состязаний была ещё и в воспитании экспертов, создании школы экспертов-полевиков по белке.

Состязания и испытания лаек по белке, при всех нюансах, очень важны для селекционной работы. Здесь определяются голос, чутьё собаки, её поиск, т. е. функциональные качества, присущие только лайке, составляющие саму её суть, передающиеся по наследству, которые на привязанном звере или звере, находящемся в ограниченном пространстве, невозможно оценить.

Уже сейчас заметны ухудшения породных качеств лаек. Стали довольно часто встречаться слабые и, единично, малопородные голоса со скупой отдачей. Ухудшение голосов у части западносибирских лаек – тревожный симптом. Звонкий, доносчивый голос – неотъемлемая часть лайки, её характерная особенность. Недостаточно причуять, найти и просто облаять белку. Необходимо, чтобы охотник услышал собаку издалека и чётко ориентировался на её частый лай. Слабый, скупой голос не будет услышан и, следовательно, работа собаки пропадёт впустую. Многие лайки «зверовых» линий и направлений просто не поднимают голову вверх, обследуя лесной массив. У части лаек почти полностью утеряна важнейшая особенность ориентации на местности, иначе говоря, «не работает возврат». Даже у замечательных по своим рабочим задаткам линий частично утеряно желание поиска следа и зверя, подменённое на поиск перевиденного зверя и преследование его.

Продолжается процесс доместикации лайки, превратившийся в «урбанизацию». Большинство лаек находится у городских охотников, которые эпизодически выходят на охоту в выходные дни. Собаки мало двигаются, происходит угасание наследуемых рабочих качеств. Изменился рацион питания лаек в сторону углеводистого, в ущерб белковому, что влечёт изменение состояния нервной системы, шёрстного покрова. Западносибирская лайка, созданная многими поколениями коренных жителей Севера, национальная гордость России, сейчас распространена на всех континентах мира, следует беречь её как святыню и оберегать от мичуринских прививок современных селекционеров.

К субъективным факторам, негативно влияющим на развитие породы, относятся мероприятия с подсадными видами, где правила написаны так, что возможно выявить только злобность и смелость, а другие качества лайки игнорируются. Некоторые эксперты не понимают сложившегося положения дел, пишут всё новые и новые правила, допуская в них всё новые послабления к работе, оказывая лайкам «медвежью» услугу.

Упуская ненужные подробности в деле испытаний, остановимся на некоторых интересующих нас пунктах правил испытаний лаек по вольерному кабану:

«Собака или пара снимается с испытаний, если:

  • не уходит в поиск от ведущего в течение 3 минут;
  • при обнаружении зверя не проявляет склонность к работе, не преследует уходящего зверя в течение первых (?!) 5 минут;
  • работает по стоячему (!) зверю без голоса в течение первых (?!) 5 минут.

Если собака (пара) сразу взяли зверя по месту и молча держат его, ей предоставляется 5 минут на работу (для проверки отдачи голоса). Если в течение 5 минут собака (пара) не отдала голос, она остаётся без диплома».

Что это за лайка, если она ушла в поиск через 179 секунд после команды ведущего? Какой врождённой охотничьей страстью она обладает? Просто «выдающегося» чутья собака, если за 9 минут 59 секунд прочесала 4 га леса и (о чудо!) всё-таки нашла зверя. А после того как обнаружила зверя, но не проявила склонности к работе по нему, не преследовала уходящего зверя 4 минуты 59 секунд, и далее работает по стоячему зверю без голоса почти пять минут. Или крепко взяла «стоячего» кабана «по месту» и почти пять минут висела на нём. От такой «работы» стоящий кабан поневоле превратится в стоячего зверя. А от таких «правил» лайка превращается в некоего бульмеделяна, бульлаяна в общем, в чёрт-те что! Вообще, это правила испытаний лаек? ЛАЯЧЬЯ работа? Нет! Это что угодно, какая угодно, но только не работа лаек. В любых правилах не должно быть пункта «работает без голоса». Лайка без голоса не работает. Лайка работает облаивая. Либо это не лайка.

Лайка жаждет работу. Она живёт ради работы. Стремительно уходит в быстрый поиск. Азартно ищет. Найдя зверя, облаивает его. Облаивает звонко, часто, доносчиво, породным голосом. Стронутого с места зверя либо хватает по месту, либо всем своим поведением и действиями стремится остановить, удержать до подхода хозяина. Бывает, что хватает мощно, приёмисто, злобно, пытаясь остановить. Остановив, опять его облаивает. И так до отстрела. Это если говорить о работе по крупным зверям. Таким как медведь, кабан. Хватки и излишняя злоба в работе по лосю не требуются. Но в любой «работе» лайки требуется сообразительность, чутьистость, вязкость и нестомчивость, хорошая ориентация на местности, звонкий голос и контакт с хозяином. В общем, всё как на таёжном промысле. Все современные породы лаек сформированы в условиях промысловой таёжной охоты, и без неё мы быстро потеряем своих умных, верных и надёжных остроухих помощников. Развиваться, не теряя уже приобретённого, помогают нам испытания и состязания по вольным видам диких пушных зверей, в частности – белке.

Следующие региональные состязания по белке намечены в 2019 году. Будем надеяться, что они состоятся!

Русский охотничий журнал, декабрь 2018 г.

1300

Похожие статьи