Лайки
Дата публикации:
просмотров: 605

С лайкой за соболем на Алтае

Комментарии: 0
С лайкой за соболем на Алтае

За работой западносибирской лайки по соболю на Алтае я наблюдал в течение более 30 охотничьих сезонов. В это же время были собраны и обобщены наблюдения других охотников с лайкой за соболем.

Тайга на Алтае очень трудна для охоты с собакой. Из хвойных пород деревьев преобладают пихта, лиственница, кедр, из лиственных – осина, береза, в подлеске – черемуха, рябина, калина, акация, шиповник, много валежника и бурелома. Особенно трудны для передвижения южные склоны, густо поросшие акацией, шиповником, а все это переплетено хмелем. От собак соболь здесь идет низом. Собака с трудом преодолевает заросли, осыпая на себя снег, лежащий на кустарнике, засыпая соболиный след. И даже хорошо работающая лайка нередко бросает свежий след зверька на южных склонах или пытается обрезать по более чистым местам.

Для охоты за соболем в горной тайге Алтая, пересеченной множеством ручьев и речек с большими перепадами высот, лайка должна быть хорошо подготовлена физически, иметь крепкое телосложение и быть рослой. Рослая собака быстрее догоняет гонного зверька, с ней можно дольше охотиться, пока не выпадет глубокий снег. Наиболее продуктивный период охоты с лайками за соболем на Алтае – с открытия сезона (15 октября) и до 1-15 декабря в зависимости от сроков выпадения и глубины снега. Собаки, хорошо ищущие соболя по чернотропу, встречаются очень редко и ценятся охотниками-промысловиками, но охота с такой собакой может быть добычливой лишь при высокой плотности зверька.

В первый охотничий сезон молодые (то есть в возрасте около года) собаки самостоятельно работать начинают очень редко. Чаще молодые собаки «копируют» поведение старых рабочих опытных соболятниц. Но при высокой численности соболя бывает, что накоротке сами загоняют зверька на дерево или случайно находят в дупле, валежине. Иногда кобели в первый сезон охоты совсем не проявляют интереса к соболю, но впоследствии при правильной натаске становятся прекрасными работниками. Привезенный мною из Иркутской области щенок восточносибирской лайки от промысловых собак, кобель по кличке Буська, в возрасте 10 месяцев не обращал внимания на соболя, загнанного в дупло или на дерево другими собаками, укладывался поблизости и начинал вылизывать свою роскошную «шубу». За месяц охоты мы ни разу не слышали, как он облаивает белку или соболя, все попытки притравить его были безуспешны. Не проявлял он интереса ни к лосю, ни к медведю, ни к мелочи типа колонка, норки, то есть был бесперспективен. Но в следующем сезоне заработал – без какой-либо подготовки и натаски. Интересна была работа этой собаки. Она работала только по соболю, и если раздавался ее басовитый лай, я знал, что это соболь – у нее не было пустых полаек. При высокой плотности белки Буська мог работать и по ней, но предпочтение всегда отдавал соболю.

Еще позднее начал работать по соболю кобель западносибирской лайки Рубин С.А. Шафранова – его натаскивали с рабочими собаками два сезона, но все безуспешно. А в возрасте трех лет Рубин начал работать по соболю и прекрасно это делал до глубокой старости. Поэтому делать выводы о возможностях работы молодой собаки по соболю в первый сезон рано. Бывают случаи, когда лайка, до трех лет не бывавшая в тайге, в первый сезон начинает работать по соболю и в дальнейшем – при правильной натаске и приобретении опыта – становится хорошим помощником. Тут важно старание хозяина и его усилия по натаске, немаловажно знать родословную собаки и склонность ее предков к работе по соболю.

В работе по королю пушнины у каждой собаки свой стиль, зависящий от темперамента и опыта. Есть группа лаек, которые по совсем свежему следу гонят соболя, взлаивая от возбуждения, что, конечно, неправильно, садят зверька на дерево и облаивают. Большинство собак идут по следу молча и лают только когда зверек найден – это правильно. Опытные лайки, если не уверены, что соболь на дереве или в убежище (дупло дерева, камни, валежины с дуплами и пустотами), отдают проверочный голос, и если зверек ничем себя не выдал, еще раз обрезают след. Если выхода нет, начинают облаивать дерево или «запуск», куда заскочил соболь.

По наблюдениям за работой восточносибирских лаек в угодьях Иркутской области опытный соболятник, эксперт и заводчик лаек С.В. Богатов сделал вывод, что существует как бы две группы лаек по стилю работы – «летуны» и «ползуны». Лайки группы «летуны» работают по следу соболя быстро и энергично, переходя при движении с рыси на галоп, быстро загоняют зверя, но для этой группы соболиный след должен быть достаточно свежим. Вторая группа лаек, «ползуны», может работать и по остывшему следу, а то и распутывать след соболя, который оставлен очень давно и уже не имеет запаха. При температуре воздуха -25-30˚ запах на следу соболя исчезает (вымерзает) через 30-40 минут.

Распутывая след соболя, лайки тоже ведут себя по-разному. Малоопытные собаки тыкаются мордой в каждый соболиный следок, и если зверек ушел в бурелом или валежник, долго распутывают след, пролезая под валежником и по бурелому. Если молодая собака вернулась, бросив след, охотнику приходится идти самому и помогать собаке обрезать выходной следок соболя. Иначе работают по соболю опытные лайки. Такая собака идет по следу быстро, не копаясь в набродах и жировках, труднопроходимые места обрезает, где легче, срезает все петли следа и поэтому быстро находит или по свежему следу загоняет зверька.

Молодую собаку, поработавшую несколько раз с более опытной, в дальнейшем лучше натаскивать одну – она должна понять, что от нее требуется. Бывает и такое, что молодая лайка сама не ищет соболя, а привыкает работать у более опытной на подхвате – когда та найдет соболя, присоединяется к ней и облаивает. Поэтому нужно сделать так, чтобы молодая лайка самостоятельно загнала, нашла несколько зверьков. Для натаски молодой собаки подойдут два метода. Первый, который описывался выше, – молодая учится работать у старой. Второй метод – вытропить вместе с молодой собакой и добыть несколько соболей – более трудоемкий, но дает хороший результат. Соболь найден, и хорошо, если он в дупле или валежине – в этом случае надо дать возможность молодой лайке хорошо его потрепать, потом зверька забрать, а собаку похвалить и дать лакомство.

Плохо или хорошо, что лайка работает только по соболю? У нас были собаки, которые отличались своей универсальностью, работали по большинству видов, начиная от рябчика и кончая лосем. При охоте с такой лайкой за соболем она отвлекается на другие виды зверей и птиц, что понижает производительность охоты. Как правило, охотники-соболятники приучают своих собак работать только по соболю, всячески поощряя за это, и с первых выходов в тайгу наказывают щенка за работу по другим видам. Особенно стараются отучить работать по копытным, и совсем плохо, если щенок начинает гонять зайцев. Если собака начинает азартно работать по лосю, кабарге, маралу, численность которых в отдельных местах на Алтае еще высока, то с утра лайка уходит за копытными и в лучшем случае возвращается к обеду, а то и вовсе уходит на соседнюю охотничью избушку. Теряется лучшее утреннее время охоты на соболя. Большинство охотников выходят на охоту рано утром, когда соболь еще кормится, следы свежие и собака работает более азартно, быстро распутывает след и находит зверька. Некоторые охотники выходят на охоту по-темну – тогда необходимо иметь хороший фонарь. В процентном отношении добыча соболя с лайкой на Алтае распределяется примерно так: в утренние часы, с 7 до 11, добывают 50% зверьков, с 11 до 15 – 20% и с 15 до 18 – 30%.

Все ли зверьки, которых лайка гоняет, бывают добыты? Нет. Причин несколько: ухудшение погоды (когда собака идет по следу, и начинается сильный снегопад), зверек пуганый, уже «знаком» с собакой, убегает в каменистые россыпи или на южные склоны, прячется в корнях деревьев, где его трудно взять, недостаточная профессиональная подготовка охотника, слабые рабочие качества собаки (основное), плохая физическая подготовка охотника-соболятника и собаки.

Старые опытные лайки, с которыми охотишься на одном и том же охотничьем участке несколько лет, хорошо знают угодья и иногда после долгого ненастья самостоятельно рано утром уходят на охоту. Если собак нет утром около избушки и они не идут на зов, надо слушать, искать – они нашли где-то соболя. В нашей практике был случай, когда две собаки ушли по следу соболя вечером, нашли его, загнали на отдельно стоявшую большую пихту и облаивали всю ночь. Но такие вязкие лайки встречаются редко.

Какая погода наиболее благоприятна для работы лайки? Прежде всего пороша, закончившаяся к 4-5 часам утра, неглубокий снег, не очень сильный мороз до -15˚. На промысле надо использовать любую возможность выхода на охоту, так как соболь, как и все куньи, активно кормится во время снегопада, особенно в теплую погоду. Если снег с ветром или дождь прекратился днем, к вечеру зверек обязательно выйдет кормиться, а по свежему следу лайка быстро его найдет. Опытные лайки-соболятницы во время поиска проверяют все места, где зверек может спрятаться на дневку, – валежины, дуплистые деревья, пни, россыпи камней, и часто, особенно по чернотропу, находят соболя в тех местах, где добывали его в прошлом сезоне.

Кстати, нужно очень внимательно осматривать дерево или группу деревьев, на которые лает собака. Соболь может умело затаиваться. Приведу пример. Во время снегопада собаки ушли по свежему следу, но полузанесенному. Долго его распутывали, часа через полтора залаяли, охотник подошел на лай, осмотрел высокую и густую пихту – ничего нет. Затем поднялся по склону, чтобы лучше просмотреть крону дерева, и увидел соболя. Он лежал, свернувшись калачиком на одной из толстых нижних веток, припорошенный снегом, и никак не реагировал на лай. Особенно склонны к затаиванию самочки. Самцы ведут себя более агрессивно – ворчат, уркают, перепрыгивают с ветки на ветку, чем и выдают себя. Даже сильно напуганный зверек старается спастись бегством по земле, в редких случаях перепрыгивает по деревьям, в отличие от лесной куницы.

Охотники-соболятники на Алтае предпочитают охотиться с одной-двумя рабочими лайками. Если и берут молодняк для натаски, то на охоту с ними ходят поочередно, так как при большом количестве они мешают друг другу, затаптывают соболиный след. Трудно бывает определить, в какую сторону ушли собаки, если их долго нет. Хороши в этом случае собаки, работающие не вместе, а отдельно и не подваливающие на голос другой. Практика показывает, что за один день охоты с опытной собакой максимально можно добыть трех соболей. Но с верховой лошадью производительность увеличивается, и бывало, что охотник за один день добывал до пять соболей. Таким образом, охота с лайкой за соболем может быть продуктивной даже в сложных условиях горной тайги Алтая.

Немаловажный вопрос – кормление лайки во время промысла. Если она находится в хорошей кондиции, то в первую неделю охоты ест очень мало. Кормят собаку всевозможными кашами с добавлением жира или свежей рыбы, но оптимальное кормление – конечно, мясом. Сейчас появилась масса всевозможных сухих кормов для собак, поэтому отличным вариантом будет вечером каша с рыбой или жиром, а утром сухой корм в небольшом количестве. Кормление лайки на промысле должно быть хорошим, так как физические затраты велики.

Экономический интерес у охотников при добыче соболя в последние годы возрастает – так, в Республике Алтай в охотничий сезон 2015-2016 годов средняя цена за бездефектную шкурку соболя алтайского кряжа составляла 5000 рублей, а цена на некоторые шкурки «головка» и «подголовка», темных соболей, доходила до 8500 – 9000 рублей. Снова появилась потребность в лайках, хорошо работающих по соболю. Но, к сожалению, у лаек очень мало полевых дипломов. В Алтайском крае (предгорные районы) и в Республике Алтай добывают с лайками за охотничий сезон более 3000 соболей, а дипломов нет ни одного. Впрочем, за последние два десятка лет полевые дипломы по соболю получили восточносибирские лайки в Иркутской области – 9 дипломов и 10 дипломов заработали западносибирские в Ханты-Мансийском округе и в Хакасии. Конечно, проведение полевых испытаний по соболю намного сложнее всех остальных, но тем и ценнее должен быть диплом, заработанный по «королю» пушнины.

Русский охотничий журнал, май 2016 г

606