С гончими по копытам? Можно и так

Гончие и борзые
Дата публикации:
Комментарии:
С гончими по копытам? Можно и так

Интересное мероприятие прошло под Минском в мае. Довольно неуклюжее и громоздкое название – второй открытый чемпионат Республики Беларусь национальных пород гончих – так и не смогло отразить сути события. Недоумение некоторых охотников можно выразить словами одного моего знакомого, который сказал по поводу этого мероприятия следующее: «А назови-ка мне хоть одну „не национальную“ породу гончих».

Действительно, название не слишком удачное. Почему-то у белорусских охотников есть тенденция пытаться в одном наименовании отразить всю суть предстоящего мероприятия, вместо того чтобы спокойно расписать это в Положении. Из-за этого названия получаются неуклюжими и тяжеловесными. Собственно, эту самую суть непросто отразить и в нескольких предложениях, но я попробую. Смысл чемпионата был в том, чтобы собрать, вместе испытать и сравнить специфические породы гончих исторического славяно-балтского региона, работающие по копытным.

Чем же эти гончие отличаются от привычных для нас пород, таких как русская или, скажем, англо-русская? При внешней схожести они отличаются довольно сильно, причём об экстерьере мы сегодня не будем говорить вообще. Речь пойдёт только об области применения и о стиле работы этих собак. Основное и главное отличие этих гончих от привычных для нас пород – это то, что применяются они при охоте на копытных. Если для классических русских пород интерес, а тем более склонность к работе по копытным является пороком, то в нашем случае это достоинство.

С гончими по копытам? Можно и так

В Ершовке под городом Воложином, что в 30 километрах от белорусской столицы, собрались представители трёх стран – Беларуси, Латвии и Литвы – со своими национальными гончими. Участвовали беларуски ганчак и, соответственно, латвийская и литовская гончие. Очень ждали поляков с их огаром польским и украинцев с карпатским (гирским) гончаком, но, увы, не дождались. Чемпионат проходил в двух дисциплинах: вольерный кабан и кровяной след. Возвращусь к тому, с чего начал – к особенностям работы собак. Дело в том, что в Центральной и Западной Европе привычная для нас охота с гончими на зайца и лисицу не практикуется вообще. Именно копытные здесь – основной объект охоты с этими собаками.

Черта, разграничивающая разное отношение к гончим на охоте, проходит примерно по белорусско-литовской и белорусско-польской государственной границе, далее по Центральной Украине и размывается в Прикарпатских областях. Много лет назад эту линию провели практически официально: она чётко пролегала по границам СССР, и использование гончих на охоте регламентировалось правилами охоты в Советском Союзе.

С гончими по копытам? Можно и так

Вообще, в среде охотников, воспитанных советской школой – да-да, даже охотничья молодёжь из стран, которые входили в состав СССР, это охотники «советской школы», – бытует совершенно строгое понятие гончей собаки. Это та собака, считают они, с которой охотятся на зайца и лисицу и про которую очень подробно можно почитать в пыльных подшивках журнала «Охота и охотничье хозяйство» середины минувшего века. Но это лишь отчасти так.

«Гончая собака» – это понятие настолько общее, что, скорее всего, экстерьерное. Собак, которых мы называем этим словом – за неимением других слов, – отличает довольно большое количество охотничьих специализаций. Скажем, набирающие у нас популярность баварские гончие – это, строго говоря, уже совсем не гончие, а то, что в русском языке обозначается словом «ищейки». К этой же категории можно отнести бладхаунда и бассета, которых уже основательно посадили на диван. Другие гончие Западной Европы – известные всем гончие св. Губерта, различные французские породы (в каждой провинции есть как минимум пара), среди которых наиболее известны гасконские – это уже практически травильные собаки, применяемые для парфорсной охоты. То есть пород гончих и видов охот, для которых их применяют, – тьма.

Поэтому пора уже современному российскому охотнику принять, что русская гончая и англо-русская гончая – это лишь те частности, которые подходят именно для русского варианта охоты с гончими. Кстати, есть мнение, что этих собак может потеснить суперпопулярный нынче бигль, на которого в последнее время обратили внимание не только «шоушники», но и охотники тоже.

С гончими по копытам? Можно и так

Ну а породы собак, похожие по применению на те три породы, что «схлестнулись» под Минском, можно перечислять долго. Тут и словацкий копов, и посавская гончая, истрийские с боснийскими гончими, балканская гончая, карпатский (гирский) гончак и прочая, и прочая. Проще говоря, подавляющее большинство европейских гончих предназначено для работы именно по копытным и всех их испытывают именно по тем правилам, по которым состязались собаки под Минском.

Назревает резонный вопрос: зачем «городить огород» и привлекать гончих к той охоте, для которой у нас традиционно используются лайки? Его я задал руководителю латвийской дружины Андрису Заринсу.

– Эти породы по-разному работают и по-разному оцениваются, – рассказал Андрис, – но вы задаёте совершенно некорректный вопрос. А ответить на него можно элементарно: «Мне так больше нравится». Зачем, скажем, брать фокстерьера, если есть прекрасный ягдтерьер? Зачем лично вы возитесь с итальянской легавой, если можно взять курцхаара? Кстати, насчёт лаек. До недавних пор у меня были две собаки: русско-европейская лайка и латвийская гончая. Это была идеальная пара для работы по кабану и лосю. Собаки изумительно дополняли друг друга. Гончая не лезет на рожон, лайка же делает броски и хватки.

С гончими по копытам? Можно и так

Капитан команды Литвы Ричардас Барзянис рассказал, что, несмотря на то что их клуб, объединяющий охотников – любителей литовской гончей, ещё довольно молод, они стараются не пропускать никаких мероприятий, которые проходят в сопредельных странах. Более того, сами устраивают пару чемпионатов в год. Он, как и большинство участников мероприятия, посетовал на то, что в Литве практически сошли на нет загонные охоты – из-за АЧС. Следовательно, собаки, работающие по кровяному следу, востребованы гораздо меньше, чем в прошлом. Поэтому и испытания по крови в Литве проводятся довольно часто – как минимум три таких мероприятия за лето: это делается для того, чтобы охотничьи собаки за период вынужденного простоя не теряли своих рабочих навыков. Поэтому его особенно волновало, как сработают собаки литовской команды именно по этой дисциплине.

Есть и другие проблемы, связанные с АЧС. Из-за этой беды, захлестнувшей без малого весь континент, в Литве сейчас запрещены все вольеры с кабаном. Испытывать и притравливать молодых собак попросту негде, для этого нужно ехать в другие страны.

Как посетовал Ричардас, одной из главных проблем литовской гончей является то, что на волне национального самосознания этих собак в больших количествах стали брать «на диван», то есть их заводят люди, очень далёкие от охоты. И как следствие собак пускают на племя без проверки рабочих качеств. Поэтому подобного рода мероприятия для литовской гончей очень важны. А вообще, если не иметь нормальных условий для подготовки охотничьей собаки, то её скоро вообще не будет, считает Ричардас. «Спортсмена нужно готовить, учёного нужно готовить, солдата нужно готовить – и охотничью собаку тоже нужно готовить», – подытожил свой рассказ глава литовской делегации.

С гончими по копытам? Можно и так

Мой вопрос о том, насколько в Литве популярна «традиционная» охота с гончими на зайца – я имел в виду ту охоту, что распространена у нас, – поставил Ричардаса в тупик. Но потом он понял, о чём я спрашиваю, и ответил, что такой охоты в Литве не было и нет. Однако его поправил коллега, который сказал, что слышал о том, будто так ещё охотятся кое-где в восточных регионах страны, на границе с Беларусью, но литовских гончих для такой охоты не используют никогда. Как же в Литве и других странах Балтии охотятся на зайца? В основном, «котлом» – это один из видов загонной охоты, нетрудоёмкий, но требующий изрядной дисциплины и согласованных действий участников.

У представителя «классической» советской школы обязательно возникнет вопрос: по каким же правилам состязались эти собаки? Как рассказал «отец породы» беларуски ганчак Владимир Лазаренко, существуют международные правила испытания гончих по вольерному кабану. Оцениваются многие параметры, в частности скорость поиска зверя, послушание собаки, а также особенности её работы по зверю. Собака не должна нападать на кабана, ей нужно просто его облаивать, делать хватки гончей запрещено. Хорошо, если собака работает очень активно, с бросками, полностью связывая зверя и не давая ему уходить. Но неплохо также, если она с голосом его преследует. Самое главное, чтобы собака не отвлекалась и тем более не оставляла зверя, чтобы она работала активно и вязко.

С гончими по копытам? Можно и так

– Проще говоря, нам нужно, чтобы собака при встрече со зверем отвлекла его внимание на себя и подняла шум. Кроме того, мы же всё-таки гончатники, поэтому мы ценим голос, – пояснил он.

Кстати, о беларускам ганчаке – самой молодой породе, лишь недавно признанной Белорусским кинологическим объединением – мы уже писали несколько лет назад, причём много и подробно.

Спросил я у В. Лазаренко и о том, какая из трёх представленных пород, на его взгляд, более всего отвечает требованиям современной европейской «копытной» гончей. Причём попросил не привязываться к выступлениям тех или иных собак, потому что любые состязания – это отчасти и лотерея тоже. Как ни странно, он не стал нахваливать свою породу, которой отдал буквально половину жизни, а ответил следующее:

– На мой взгляд, на сегодняшний день наиболее оформленной, ровной и оптимально работающей собакой является всё-таки латвийская гончая. Возможно, потому что работа над ней началась раньше, чем над остальными породами: первый стандарт этой породы был представлен в 1971 году.

С гончими по копытам? Можно и так

Ну а теперь официальные результаты чемпионата.

Первое место заняла сборная литовских гончих, получив 429 баллов в обеих дисциплинах.

Второе место осталось в Беларуси у команды беларускага ганчака, команда завоевала 313 баллов.

Третье место увезли в Латвию латвийские гончие. Они завоевали 280 баллов.

В индивидуальном зачёте:

Пары
I. Литва, вл. Ричардас Бардзенис – диплом 2-й степени.
II. Беларусь, вл. Виктор Ермаков – диплом 2-й степени.
III. Латвия, вл. Александрс Нанелеис – диплом 3-й степени.

Одиночки по кабану
I. Литовская гончая Norma, 83 балла с дипломом 2-й степени, вл. Гинтарас Неймантас.
II. Литовская гончая Voltas, 78 баллов с дипломом 2-й степени, вл. Рамунас Данкевичус.
III. Латвийская гончая Грекс, 71 балл, с дипломом 2-й степени, вл. Анатолий Новиков.

Кровяной след
I. Литовская гончая Norma, 73 балла с дипломом 2-й степени, вл. Гинтарас Неймантас.
II. Беларуски ганчак Арган, 68 баллов с дипломом 2-й степени, вл. Юрий Савенков.
III. Литовская гончая Gilze, 67 баллов с дипломом 2-й степени, вл. Рамунас Данкевичус.

С гончими по копытам? Можно и так

– Вы не разочарованы результатом? – спросил я у Владимира Лазаренко.

– Я считаю, что это отличный результат, – сказал он. – В прошлый раз мы заняли первое место, если бы и в этом году забрали золото, то лично мне было бы немного неудобно перед иностранными участниками состязаний. Ну а оставлять за собой последнее место – это хозяевам чемпионата совсем нехорошо.

Русский охотничий журнал, август 2019 г.

1357

Похожие статьи