Экспедиционно-сплавные охоты

Западная Сибирь
Дата публикации:
Комментарии: 0

Каждый раз, когда наступает весна, появляются проталины, пригревает солнышко, а в небе появляются перелетные птицы, меня неудержимо тянет на охоту – в тайгу, в путешествие. Тяга к странствиям живет в каждом из нас. Иногда она просто рвется наружу, требует своего – и тогда нас уже ничто не может остановить...

Наш тюменский край богат разными климатическими зонами: это почти степь на юге, а на севере – непролазная тайга, рям, болото, бор, сотни тысяч озер, несметное количество самых различных рек и речек. Это ли не рай для охотника, путешественника?

Вот уже несколько лет, как я открыл для себя тему охот в глухой тайге на огромных таежных озерах, тему путешествий на лодках с моторами по глухим таежным речкам, которых у нас с избытком. Это самый северный район юга Тюменской области (граничащий с Ханты-Мансийским автономным округом), который славится своей труднодоступностью и практически полным отсутствием дорог и, соответственно, бессмысленностью почти любой техники.

В створе могучей реки Иртыш и сибирской реки Конда, в нижнем течении и между ними, существует так называемое Заболотье, в котором проживает почти полностью изолированное от внешнего мира малочисленное и низкорослое татарское население. Редкие деревушки отрезаны от мира (у них по сей день отсутствует электричество), и сообщение с ними устанавливается только зимой, по замороженным зимникам.

Чуть севернее из огромных болот и таежных рямов вытекает множество таежных интересных речек, которые текут через озера. При этом на разных участках между озерами речки имеют разные названия.

Наши путешествия удачно совпадают с открытием весенней охоты, поэтому мы в полной мере предаемся нашему страстному увлечению – охоте: добываем себе на пропитание птицу, ловим рыбу и отдыхаем душой и телом.

С 2007 года я совершил с компаниями единомышленников уже несколько удачных сплавов по таким речкам, располагаясь лагерями в живописных и ранее-то не сильно обжитых, а сейчас и подавно забытых людьми местах.

Но не все подобные путешествия были удачными. Одной весной нас остановил очень малый уровень воды в бескрайних и безграничных болотах – по озерам, через которые протекала речка, было просто невозможно пройти на лодке. Пришлось нам по спутниковому телефону призывать помощь, чтобы выбраться оттуда. Но с каким огромным удовольствием мы насмотрелись на массовый ход несметных косяков крупного язя, шедшего напролом, даже плашмя и боком, в верховые озера на нерест.

Зато все последующие путешествия оказались радующими глаз и душу охотника-путешественника. Там нет никого и ничего. И даже нет ненавистной мобильной связи, которая связывает тебя в сегодняшнем мире различными обязательствами. Вот и очередной маршрут проработан, а с лодкой нам очень помог коллега-охотник из поселка на берегу Иртыша – без нее на своих ПВХ-шках было бы тяжко продираться по узким местам, заваленным упавшими в воду отжившими свой век березами, соснами, кедрами и осинами. Цель нашего путешествия – охота на боровую и водоплавающую дичь в глухой тайге и рыбалка.

Погода по прогнозу ожидалась благоприятная: в меру тепло и в меру холодно. Утрами мох в ряму и проблескивающие в нем «стеклышки» покрывались льдом и изморозью.

Прошли большой остров на могучей сибирской реке Иртыш – я всегда с почтением, уважением и трепетом отношусь к этой огромной реке. За ним находится устье нашей речки (далее она меняет названия несколько раз). Дело в том, что она течет из озера в озеро и между ними имеет разные имена.

В первый день мы прошли намеченный путь и стали искать место под лагерь. И хорошо, что нашли к вечеру – далее не нашлось бы подходящих мест. Поставили палатки, развели костерок, чуток уставшие налили по 100 граммов и перекусили.

В ночь я долго не мог заснуть. Место там глухое и следами медвежьими истоптано. Мне все мерещился медведь, который бредет к нашему стану. На другой день мы все-таки повстречали в этой глухомани рыбаков – они, плывя на лодке, встретили большого старого седого медведя, который бежал метрах в трех от них по мягкому мху.

Замечу, что в ту сторону плавать никто не любит, потому как наша речушка на протяжении более десятка километров сплошь завалена на дне бревнами и лесом. Сколько моторов угробили там местные ребята – никому не известно. До этого места, когда уходишь из поймы в тайгу, речка так начинает петлять, что кружится голова, – почти в каждом повороте насчитывает 130-150 градусов, а иногда и все 180!

После многих и очень кривых километров рямовой речки, утопающей во мху, мы наконец-то вышли к очень большому и красивому таежному озеру. Наша экспедиция зашла на лодках на это озеро, край которого виднелся далеко на горизонте.

И вот здесь мы испытали легкие проблемки – при входе в озеро оказалось, что воды маловато, к берегам подойти чуток проблематично, а в следующих речках, впадающих в этот таежный водоем, дела с водой обстоят еще хуже. Судя по различным признакам, уровень воды сейчас почти на метр ниже, чем в другие годы! И это весной.

Выяснилось, что мы прошли за два присеста почти весь предполагаемый путь. То есть мы забрались уже достаточно далеко и глубоко, чтобы совершать радиальные вылазки в разных направлениях и без дальнейшего подъема вверх по речке. На озере мы нашли преотличные сооружения рыбаков, прилетающих сюда только на вертолете. А именно: добротную избушку человек на 4-5 и хорошую баньку.

Вот тут и закончилась гонка, никуда спешить не надо. Начались отличные охоты, короткие вылазки, отдых.

Охотам всегда уделялось первостепенное значение. Это и удовлетворение древнего инстинкта наших предков, но также и добыча пропитания. На речках и озерах немало пролетной утки – ведь это направление на бескрайний север Тюменской области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа и часть Таймыра.

Мы всегда брали с собой утиные чучела, строили на берегу таежных озер скрадки-шалашики и добывали птицу, которой летит великое множество. В таких местах птица теряет осторожность, и с огромным удовольствием рассматриваешь разные породы и виды уток, которые охотно подворачивают к твоему шалашу с чучелами. Видны даже их удивленные глаза, когда они табуном садятся вплотную к тебе и только потом чувствуют обман. На этих озерах часто после удачных выстрелов большая стая нырковой птицы взлетает, дает небольшой круг и еще раз садится к тебе – и опять совсем рядом, близко.

Уже прошло немало времени, а я часто вспоминаю те утренники, когда встречал зорьку там, далеко в тайге. В памяти остается навсегда – как в утренней тишине высоко в небе идет большая стая хохлатой чернети и вдруг, заметив с высоты своего полета утиные чучела, решает пойти на посадку. В утреннем морозном воздухе вдруг раздается шипящий свист и гул от пикирующей на огромной скорости стаи. Скорость птиц настолько велика, что на некоторое время теряешь их из виду! В этот момент вжимаешься в холодный и мокрый мох с одной мыслью – только бы не заметили и сели именно к тебе! А вот и они – с небольшого полукруга стая заходит на посадку и, широко растопырив лапы, садится прямо к скрадку, даже ближе чучел. Вот охотничье счастье и улыбнулось тебе!

В этом году у моих товарищей случилась интересная история. Рано утром, после рассвета, когда они коротали утренние часы в шалаше, совсем рядом, на расстоянии ружейного выстрела, на берег озера вдруг вышел огромный медведь. Они, затаив дыхание, смотрели на близкого зверя и не в состоянии были быстро решить – а что же делать в такой ситуации? Медведь ведь только недавно вылез из берлоги после длительной спячки в сибирской тайге. И что у него на уме – никто не знает. Несколько минут показались вечностью – зверь же решил уйти, полюбовавшись на гладь озера.

Немало охотились на боровую птицу – тетерева на току. Именно в тех таежных местах тетерева развелось очень много, иногда тока насчитывают по сотне и более птиц. Эти очень зрелищные мероприятия краснобровых красавцев располагаются прямо на берегу озер. Найти их не составляет особого труда – стоит лишь проявить наблюдательность. После того, как птицы после утренней битвы разлетятся, чтобы передохнуть до следующей утренней зори, мы ставим шалашики прямо на берегу озера. И на следующее утро в полной темноте приплываем на лодке прямо к скрадку, убираем средство передвижения подальше в сторону и, пока еще не зарделась утренняя заря, начинаем ждать токовика. А уж после него начинается подлет множества косачей. Их подруги подлетают и садятся поодаль на низкие рямовые березки и сосенки, начиная наблюдать за извечным концертом, который устраивают ради них кавалеры. С одной стороны – косачи с песнями и плясками, с другой стороны – утиный гомон, свист крыльев, лебединая перекличка пролетающего на север большого клина этих белых красавцев. Где-то далеко в небе идет невидимый косяк гуся, но мы сегодня любуемся чернышами, их боем. После выстрелов косачи часто совсем не улетают с тока – у них голова занята другим, да и людей и выстрелы охотничьих ружей они не видели тут уж давно.

Для пропитания ловили и разнообразно готовили разную рыбу –язя, леща, щуку, окуня, сорогу, очень крупного желтого и серого карася.

Чего мы только ни готовили – супчик из дикой уточки (селезня, конечно же), варили ароматную и вкуснющую уху из огромных карасей (таких карасиков я давно не едал), коптили различную рыбу в коптилке. Тут же топором настрогали из ольхи стружки, запекали в фольге монстра-окуня и дичь, жарили на сковороде чебачков и много-много икры карася, ловили золотых рыбок и просили исполнения желаний. А еще ели в ряму клюкву – она такая спелая, сочная, вкусная и сладкая! И это после зимы.

Так как человека тянет всегда и постоянно в неизвестное, невиданное, то и нам хотелось залезть во все речки и побывать в других расположенных в этой округе озерах. Но, мелкие и неширокие, они не давали нам пройти, куда хотелось бы.

Слишком незаметно и быстро пролетело время, наступила пора двигать потихоньку обратно, в сторону дома. Утро на обратном пути встретило нас стихающим ветром и замерзшим мхом. Когда-то все хорошее кончается. Кончился и наш замечательный поход.

Увидели новые места – красивые, интересные, замечательно поохотили птицу, пообщались у костра на тему общих интересов – отлично! А что еще человеку надо? Только ждать лучших времен!

В таких путешествиях отдыхаешь полной мерой. Наохотишься вволю, насмотришься самой разнообразной непуганой дичи. Еще ведь в поездках присутствуют и элементы экстрима. Надо постоянно держать ухо востро. Но резкая смена обстановки цивилизованного быта, переход на самообеспечение оказывают благотворное влияние, происходит отключение от всех тех забот и проблем, с которыми сталкиваешься ежечасно, ежедневно и от которых получаешь постоянный стресс. Охотясь и путешествуя, забываешь про все на свете – ведь там только ты и дикая, первозданная природа!

Русский охотничий журнал, март 2015 г.

1751

Похожие статьи