Белогрудка с приправой из тигра

Юг Дальнего Востока
Дата публикации:
просмотров: 680
Комментарии: 0

Впервые я увидел гималайского медведя на охотничьей выставке в Москве – трофеем.

Профессиональный таксидермист студии В. Сухарева изобразил его, стоящего в полный рост на задних лапах, так естественно, что, казалось, в следующее мгновение медведь повернет остроносую морду с большими округлыми ушами и прорычит что-то одному ему понятное на медвежьем языке. После увиденного я «заболел» гималайским медведем и для себя решил, что обязательно заполучу его трофей.

После выхода на компанию «Сталкер Групп» и детальной проработки предстоящей охоты с целью получения желаемого трофея гималайского медведя было решено: 10 сентября я вылетаю в город Хабаровск к принимающей стороне в лице руководителя охотхозяйства Валерия Митрошина.

Утром в аэропорту Хабаровска меня встречает Валерий, происходит, как говорят в таких случаях, знакомство, я получаю багаж, оружие и, разместившись в джипе Валерия, мы выдвигаемся в район охоты – на охотничью базу, расположенную недалеко от реки Камэн, в 15 километрах от поселка Долми.

Из-за прошедших бурных дождей дорогу размыло, и мы вынуждены были оставить джип и сделать привал. Я остаюсь в лесу около машины, а Валерий пешком отправляется за другой техникой, на которой мы должны продолжить наш маршрут. Через некоторый промежуток времени раздается шум мотора, и перед моим взором предстает появившийся из тайги вездеход на огромных воздушных колесах. Машина впечатляет – таких я еще не видел. По словам Валерия, это единственная техника, на которой мы можем добраться до базы, а в последующем выдвигаться в район засидок для охоты на приваде, которую, кстати, доставить можно только с помощью вездехода с местным названием «Зверь», хотя хозяин вездехода называет его ласково: «Дрынчик».

База № 1 расположена в лесном бору, на берегу реки, где, как оказалось, водятся форель, хариус и ленок. На базе два охотничьих дома для проживания, отдельно стоящая баня и столовая в одном из домиков. Все достаточно компактно и комфортно. Чувствуется, что охотхозяйство ухожено и любимо. В вольере три охотничьи собаки.

Располагаемся, обедаем и через некоторое время решаем проверить карабин – делаем пристрелку. Как оказалось, правильно решили: первый выстрел – и пуля легла ниже, пришлось корректировать прицел. Наконец все завершилось, пристрелка произведена.

Вместе с Валерием делаем небольшую экскурсию на вездеходе по стационарным засидкам – он показывает мне места, где завтра с утра предстоит охота. Вечер, ложимся спать, чтобы рано утром приступить к охоте – к той охоте, ради которой я летел эти долгие 7 часов и еще 5 часов ехал на джипе до базы.

Утром просыпаемся – рассвет чуть брезжит. Карабин и вся необходимая амуниция с собой, так что на вездеход — и в путь. Едем по почти темному лесу. Дорога проглядывается слегка. Все – остановка, вездеход оставляем, продолжаем движение пешком. Впереди засидка, открываем тихо дверь, пробираемся, устраиваемся на лавке, оружие наизготовку – ждем. Перед нами поляна, в конце поляны – кусты, около кустов расположена привада, на которую должен выходить зверь (в данном случае медведь). За кустами лес и из этого леса по уже натоптанной тропе медведь выходит к приваде. Сидим тихо, постоянно просматривая всю округу и прислушиваясь к каждому лесному шороху и крику птиц. Так продолжается несколько часов – а зверя нет как нет. Решаем сворачиваться и уходить.

Вечером, в 17.00 часов, мы готовы отправляться на вечернюю охоту. Погрузив оружие и вещи в вездеход, выезжаем. На этот раз нас везет Павел. Он высадит нас с Валерием у засидки, а сам уедет, чтобы потом утром вернуться за нами. Мы решаем сидеть вечер и ночь, хотя, как показывает практика, медведь в основном выходит или вечером, или под утро. Принимаем решение совместить ночь и утро, чтобы не делать лишнего шума, катаясь взад-вперед на вездеходе.

Время идет, вокруг тихо, ни крика птиц, не треснет деревце, потревоженное перемещающимся зверем. Начинает темнеть, и тут слышится шорох со стороны кустов около привады. Небольшое движение в кустах, медленно поднимаю карабин, готовлюсь к появлению медведя. Вдруг в проеме кустов появляется «на штык» голова медведя, какое-то мгновение он смотрит в упор на меня, видна белая полоска на его шее, я готовлюсь к выстрелу, но «белогрудка», словно что-то почуяв, пятится назад и в доли секунды исчезает из лаза между кустами. Что его спугнуло – не известно, но, просидев еще несколько часов, мы так и не смогли услышать или увидеть его снова. Вскоре приехал Павел, и мы без трофея отправились на базу.

Днем отдыхали, а вечером отправились на лабаз, на поле рядом с которым имелись на краю привада с рыбой, а в середине поля, у стоящих двух стогов сена, в корыте, сделанном из ствола дерева, – искусственный солонец. На эту засидку к приваде с рыбой выходил медведь, а к стогам и солонцу наведывались изюбры и косули. До утра зверь не вышел. Утром, ближе к 7 часам слева из леса к солончаку вышел козел. Он долго ходил вокруг солонца, потом подошел и стал торопливо лизать соль. Видно все было как на ладони, стрелять было можно, но козел оказался не трофейным – рожки были маленькими, и я, естественно, не стал стрелять.

Утром следующего дня решили поохотиться «с подхода». В тайге поспели ягоды на – черемухе Маака, кустарнике «киш-миш» и похожие на маленькие киви плоды актинидии коломикты. «Белогрудка» стал похаживать в тайгу лакомиться растительной пищей, причем почему-то облюбовал деревья и кустарники недалеко от дороги. Он забирался на дерево, наломав веток, устраивал себе что-то вроде вороньего гнезда, только намного больше диаметром, устраивался в нем и, подтягивая к себе ветки с ягодами, лакомился ими, сидя прямо в импровизированном гнезде. Тихо, след в след, мы шли по дороге со взведенными карабинами, прислушиваясь к различным шорохам и шуму деревьев. Проходив порядка трех часов, мы вернулись на базу без результата. «Белогрудку» не видели, к тому же стал накрапывать дождь, и мы заторопились на базу.

Утро не принесло погоды. Валерий принял решение выдвигаться в район базы №2. Территориально это тот же Лазовской район, недалеко от удыгейского поселка Гвасюги. Вездеходом по имени «Зверь» перевезли все вещи и оружие к оставленному в тайге джипу, отогнали назад на базу вездеход и на джипе тронулись в путь. Во второй половине дня добрались до базы. Два отдельно стоящих зимовья, баня на берегу реки и расположенные вокруг засидки, сделанные как лабазы – с устройством скамьи в кроне деревьев наверху, внизу приготовленные для медведя привады. К этим привадам в основном выходили медведь-«белогрудка» и бурый медведь, на местном наречии «буряк». В тайге работали лесорубы, и две дороги, расположенные перпендикулярно друг дружке, были хотя и заросшими, но вполне пригодными для перемещения на джипе. Лесовозы ходили по основной дороге, а примыкающие к ней использовались нами для доступа к засидкам. Как ни странно, но этими же дорогами пользовались и различные звери (в частности тигры, чьи следы мы заметили в первый же день приезда).

Тигры здесь находятся постоянно, но охотникам неудобства они не доставляют и к привадам практически не выходят, охотятся самостоятельно, успокаивал меня Валерий, видя, с каким внутренним напряжением я рассматриваю следы тигра на дороге. Конечно, в это хотелось верить, но трава и стоящие вдоль дороги деревья были настолько густы и высоки, что поневоле приходилось крутить головой на все 360 градусов, как только я оказывался на дороге или на тропе по пути к привадам, а оказывался я там постоянно, потому что джип можно было использовать не везде. Однажды мне стало совсем не по себе, когда мы пошли обновить приваду, оставив джип в стороне, а через 40 минут возвращаясь, увидели, как по нашим следам только что прошел тигр. Я понял, что тут разгуливать даже и с оружием небезопасно. Валерий старался всячески меня успокаивать, говорил, что тигр никогда не нападает на человека и вообще старается избегать его. Статистика утверждает обратное. В Приморском и Хабаровском краях известны десятки случаев нападений тигра на человека. Они квалифицируются как нападения тигра на человека – в результате полученного тигром ранее огнестрельного ранения или неожиданно провоцирующего поведения человека в отношении тигра. Поэтому и тигр, и человек (особенно охотник) должны избегать встречи, своим поведением не провоцировать друг друга на нападение.

Несмотря на сложности, наша охота продолжалась.

Впереди нас ждало испытание, о котором даже в страшном сне, мне казалось, не могло быть и речи. За время, проведенное на базе № 2, мы обновили приваду на двух засидках и стали готовиться к проведению успешной охоты на «белогрудку», так как и погода восстановилась, и зверь стал посещать наши привады. В тот вечер мы решили выехать пораньше и ночь и утро посвятить охоте. План был таков: на джипе вчетвером подъезжаем максимально близко к приваде (благо в этом месте дорога позволяла подъехать прямо к засидке), мы с Валерием выходим и быстро поднимаемся по лесенке, прибитой к дереву, на лабаз. Константин и Павел разворачиваются здесь же у привады и уезжают, а утром, около 10 часов, приезжают за нами.

Когда мы подъехали к месту засидки, ничто не предвещало опасности. Погода была теплой и тихой, в лесу еще светло, на поляне у привады тишина. Джип останавливается, мы выходим из машины, и вдруг Валерий говорит почему-то шепотом: «Посмотрите туда» – и показывает глазами перед собой. Из травы перед нами, в каких-то пяти метрах торчит голова тигра, несколько секунд он с интересом (в его глазах я не видел ни страха, ни испуга) смотрит на нас и мгновенно исчезает. Мы с Валерием хватаем рюкзаки и карабины, бросаемся к лестнице и мигом взлетаем наверх. Ребята прыгают в джип и, лихо развернувшись, исчезают из вида. Наступает тишина, мы сидим на лавке лабаза тихо как мыши, и каждый думает: а что же будет дальше? Внезапно внизу в кустах справа от себя вижу мелькнувшую огромную башку тигра и шепотом говорю об этом Валерию. Он посмотрел, сказал, что это куст, попросил дать ему бинокль, который висит у меня на шее. Я подаю ему бинокль, и в этот момент башка тигра снова появляется между кустами, она видна и без бинокля – и это не тот тигр, которого мы видели у машины. Это совсем другой тигр или тигрица – гораздо крупнее первого. Тут же слева появляется еще один тигр, он демонстративно выходит на открытое место и подходит к приваде, совершенно не скрывая своих намерений полакомиться. Из кустов напротив появляется еще один и тоже направляется к приваде. Теперь все становится на свои места. Тигрица (которая еще не вышла из кустов) и два тигренка, находящихся у привады, – это тигриная семья. Только тигрята – это мягко сказано, на самом деле это два вполне взрослых зверя, на которых смотреть нельзя без дрожи, не то что назвать их детьми.

Представление начинается. Тигрица пока в стороне, открыто она не выходит. А эти басурманы продолжают демонстративно позировать, словно не замечая нас, сидящих на лавке лабаза и судорожно сжимающих карабины в руках (не дай бог в горячке уронить оружие вниз). Затем один из тигров подпрыгивает, хватает зубами пакет с подвешенной привадой и разрывает его, привада сыплется вниз, второй хватает остатки пакета и уносит в сторону, где разрывает на куски. Вся эта подготовка и само пиршество длятся недолго, затем тигры уходят, а тигрица остается где-то в кустах и на поляне не показывается. Прошло, наверное, полчаса или минут сорок, когда мы услышали движение тигрицы позади нас – она проходит под лабазом и направляется к дороге, поминутно зовя тигрят. У нас передышка. Только сейчас мы начинаем осознавать свое положение, которое пока нам еще полностью не ясно. Как, зачем тигры появились здесь, что они хотят предпринять и какова наша роль в этой ситуации? Тигрица продолжает звать тигрят, потом умолкает и наступает тишина. Проходит несколько часов, под нами темно, в двух шагах ничего не видно. Слышим осторожное движение, как будто кто-то движется к нам со спины, от леса, под лабазом и прямо к середине поляны, к приваде. Абсолютно ничего не видно, движение как бы приостановилось. Валерий включает подствольный фонарь на своем «Вепре», и мы видим безмятежную картину: тигрица и два тигренка спокойно стоят в центре поляны и никуда не собираются убегать. Так продолжается несколько секунд, затем тигрица ложится на землю, а тигрята устраиваются поодаль. Я все называю их тигрятами, а ведь это настоящие тигры – и по размерам, и по облику. В общем, «картина маслом», представление продолжается.

Привада их уже не интересует ‚ так как к ней они не подходят. Лежат безмятежно, спокойно, не нарушают тишину. Сколько времени так продолжалось, я уже и не помню‚ только вдруг тигрята поднялись и направились к лесной дороге. Тигрица тоже поднялась и двинулась к основанию лестницы нашего лабаза. Все это время Валерий сопровождал ее лучом фонаря: тигрица на свет не реагирует, подходит к лестнице, кладет лапы на ее основание и вдруг, фыркая, отскакивает – наверное, почувствовала человеческий запах. Затем отходит в сторону, ложится на землю и замирает, на свет все еще не реагирует совершенно. Валерий берет полиэтиленовую банку с водой и бросает в тигрицу – тишина, она опять не реагирует. Смотрю на время – три часа ночи, на поляне одна тигрица и два охотника на лабазе.

Вдруг со стороны дороги раздается истошный крик барсука, тигрица поднимает голову и собирается уходить. Когда она поднялась, чтобы уходить, вдруг начала метаться по поляне, при этом страшно рычала, будто ее кто-то загонял в клетку. Рычание ее, я вам скажу, было такое, что мурашки бегали по спине, а учитывая наше подвешенное положение, ничего хорошего мы не ждали. Крик барсука продолжает звучать с перерывами – значит, тигрята поймали его и играют, периодически придушивая его, как кошка мышку. Так продолжалось полчаса, затем вопли барсука стихли, и тигрица вновь стала звать детей, перемещаясь по дороге, в течение минут 10.

Потом все стихло, а мы еще долго сидели на лабазе и молчали. Каждый думал о чем-то своем. Я – о проведенной ночи, понимая, что такое может случиться один раз в жизни.

Утро наступило неожиданно – в думах о пережитом мы и не заметили, как наступил рассвет. Конечно, и в последующие часы ночи и утром никакой зверь не вышел – после всего случившегося и бесконечных тигриных воплей ни одно животное не рискнет высунуть голову, не говоря уж о том, чтобы полакомиться на приваде. Ребята приехали, как и договаривались, в 10 часов утра, и после рассказа о проведенной ночи с тиграми, мы поняли главную загадку поведения тигров. Изучив следы у привады (вечером, естественно, мы не смогли это сделать), мы обнаружили приход днем гималайской медведицы с двумя маленькими медвежатами. Вот кого, затаившись в траве, ждала троица тигров, а мы своим прибытием поломали всю их тщательно спланированную охоту (о чем и прорычала напоследок тигрица).

На следующие сутки мы решили не выходить на охоту. После такого шума и гама, устроенного троицей тигров, о трофейном результате и речи быть не могло.

Впереди оставалось два дня охоты, к которым мы начали основательно готовиться. 18 августа в 17 часов мы с Валерием были на лабазе. Предварительно положенная привада должна была сыграть поставленную роль. Вечер был тихий, спокойный, дождя не намечалось, хотя где-то вдалеке гром нет-нет, да и давал о себе знать. Сидели тихо, вслушиваясь, и наслаждались свежестью и запахами деревьев. Справа от лабаза в лесу тихое движение – услышали одновременно, показывая друг другу жестами. Из леса показался медведь-«белогрудка», степенно, не поднимая головы, прошел под лабазом и направился к приваде. Здесь он остановился, покрутил головой, принюхался и начал трапезу. Медленно поднимаю карабин, навожу под лопатку, стреляю, медведь пытается подняться, делаю еще один выстрел – он медленно в агонии ползет, звучит добивающий выстрел , и «белогрудка» готов, лежит без движения.

Минут через 15 спускаемся с лабаза, подходим к медведю, убеждаемся, что дошел. Звучат поздравления, и переходим к фотосессии, благо еще не темно. Ребята подъехали через полчаса – они в этот раз оставались в лесу и, услышав выстрелы, поехали к нам. Разделывать «белогрудку» пришлось в темноте, при свете налобных фонарей. Погрузили шкуру в машину и со словами благодарности «местному лестному господину» двинулись на базу.

Утром Валерий приготовил медвежий деликатес – шесть часов отваривал медвежьи лапы и под приготовленным им маринадом со специями подал к столу. Блюдо очень необычное, но прекрасное на вкус, недаром китайцы считают его изысканным, да еще и полезным, раз из медвежатины. Я это пробовал первый раз и скажу вам, что да, очень и очень вкусно. Через час собрали вещи, упаковали оружие и патроны и подготовились к отъезду. Наши охотничьи будни закончились – несмотря на все приключения, охота завершилась успешно, трофей добыт.

Прощай, Хабаровский край, прощайте, тигры, спасибо Валерию с сыновьями, счастья вам и успехов в вашем трудном благородном деле – охоте.

Русский охотничий журнал, декабрь 2015 г.

680

Похожие статьи