Степная Россия
Дата публикации:
просмотров: 87

Южный трип

Комментарии: 0

С удивлением обнаружив одним прекрасным утром на капоте десятисантиметровый снежный покров, я с горечью понял, что сезон охоты по перу в Центральной России закрыт. Да, был сезон 2014 года не особо удачным – заморозки в июне и великая сушь в июле-августе погубили многие птичьи выводки. Так и не удалось поохотиться вволю, сезон прошел, а страсть осталась. А это значит – нас опять зовет дорога, зовет на юг, где дичь обильна и не пугана.

Цель предстоящей поездки – граница Краснодарского края и Ростовской области. Время – начало октября. Едем туда в первый раз – спасибо друзьям, познакомили с хозяином угодий, но глобальные неурядицы с погодой на юге России заставили его отлучиться, и поэтому первые дни нам предстоит охотиться самостоятельно, самим искать угодья и вырабатывать охотничью тактику. Началась охота с приключения: когда до базы осталось менее 10 километров, мы заблудились. Сделав по степи огромный крюк, мы прибыли на место не в шесть вечера, как собирались, а в начале десятого. Зато убедились, что птица есть. Довольно часто из-под колес автомобилей поднимались стайки куропаток, а дорогу перебегали фазаны. База представляла собой хитро сооруженный дом из трех морских контейнеров, поставленных буквой «П», обитых вагонкой, с центральной верандой и высоким крыльцом. Удобства, кухня и душ – на улице. Собаки – по просьбе хозяев – тоже.

Угодья, в которых нам предстояло искать охотничье счастье, представляли собой почти правильный квадрат, с трех сторон ограниченный реками. По берегам рек рос небольшой лес, часто встречались рощицы и заросли терновника – любимое прибежище фазана. Для куропатки оставались сенокосы, жнивье и степное разнотравье. Особенно результативными были участки, где старая, неубранная пшеница росла вперемешку с дикими травами. Во все время нашего отдыха ветер поднимался где-то к 9-10 утра, поэтому можно было не торопиться, плотно позавтракать и спокойно выбраться на охоту.

Меня интересовала в первую очередь куропатка. У нас, в Ярославской, она редкий гость, да и в Красную книгу занесена. Это наш первый выезд на охоту по этой птице. Перед отъездом даже почитал охотничью литературу, от древнего Сабанеева до современных компиляторов. Но на первой работе оконфузился. Потерял собаку из виду. Засмотрелся на красоту, задумался. Муза имеет обыкновение показываться на глаза, через пять-шесть параллелей проходить рядом. А тут я вдруг с удивлением понял, что не вижу собаку уже минут 10. Пока вернулся, пока нашел, прошло еще минут 10. Обнаружил Музу стоящей по птице за пышным кустом терна, в канавке. Вот это терпение – сразу вспомнился исторический анекдот про скелет пойнтера и скелет куропатки. Решил обойти куст и впоролся прямо в стаю. Куропатки с шумом взлетали вокруг меня, сердце билось, как автомат Калашникова в руке молодого бойца, я крутился с ружьем в этой птичьей пурге. Соответственно, и «пропуделял». Муза внимательно посмотрела на меня, покачала головой и ушла в поиск. «Впредь буду внимательнее», – пообещал я себе и ей. В начале октября куропатки уже начали сбиваться в большие стаи из нескольких выводков. Как и любые куриные, куропатка любит побегать, что приучает собаку держать ее на чутье или запирать. Разбивать стаю, как советует Сабанеев и компания, у меня не получилось. То ли за 100 с лишним лет куропатка силы набралась, то ли «разбиватель» из меня не особый. Кстати, охота по осенним выводкам куропатки – одна из немногих охот по перу, где присутствие нескольких охотников наряду с ведущим собаки повышает добычливость. После нескольких тренировок наша с Музой охота выглядела следующим образом. Если собака стает в разнотравье, посреди степи, то я делаю большой крюк, обхожу Музу на стойке и начинаю идти к ней навстречу. Потом посылаю Музу командой на подъем, она стремительно, мягким кошачьим движением подводит, стая поднимается на меня. Тут важно выбрать цель, побороть адреналин и не промахнуться. Если собака осталась на стойке, можно перезарядиться и опять послать на подъем. Часто на месте остаются две-три самых хитрых или подраненных птицы. Воспоминания об этой истинно легашачьей охоте останутся надолго.

Второй объект наших охотничьих сновидений – фазан. Цветной, яркий как жар-птица фазан дал название нашей охотничьей команде. Я довольно много охотился на него в разных ландшафтах Южной России, поэтому представлял и трудности, и примерную тактику охоты. Но в этот раз природа опять удивила меня, выдав новый, еще не виданный мной ландшафт – эдакий фазаний санаторий. Это было поле, заросшее засохшей уже к тому времени ромашкой. Высокие растения переплелись между собой в верхней части, образовав плотную крышу, которая надежно прятала фазанов от пернатых хищников, а ниже, между редкими стеблями, птицы проложили свои проспекты и улицы.

Встречался фазан и в полях, но редко. Куры стойку держали, а вот петухи устраивали длинные забеги, если была хоть малейшая возможность. В один из последних выходов Муза такой возможности их лишила. Она крепко стала в углу, где сходились кусты, степное разнотравье и кошеный газон сенокоса. Бежать на открытое – для фазанов самоубийство, а от кустов собака их отрезала. Птицы затаились в густой траве. Посыл, взлетает петух, мажу, из-под ног поднимается второй. Веду стволами, прохожу хвост, подавив желание нажать на спусковой крючок, добираюсь до ярко-рыжего, стреляю, и петух тряпкой падает в траву. Посылаю Музу на подачу – волочит, морда довольная. Отдает в руку и долго чихает от приставших к носу перышек…

Фазаны для меня были приятным бонусом к куропатке, основное время я проводил в степи. А вот коллеги-лабрадористы сразу основным объектом выбрали фазана. Несмотря на мое пристрастие к легавым, я до сих пор считаю лабрадора лучшей породой подружейной собаки для охоты на фазана. Конкурировать с ним может только хорошо поставленный и подающий спаниель. Крепкий на рану фазан-подранок иногда устраивает такие забеги, что найти и подать его может только хорошо подготовленный ретривер. Место проживания фазана – колючие кусты, камыш, ажина и тому подобное. Репьи и колючки там в подавляющем большинстве. А к плотной, жесткой шерсти лабрадора они не пристают. Только репей на самом кончике хвоста, как орден за отработанный день, – вот что принесет домой лабрадор из самых крепких мест. Правда, от манеры работать низом у них частенько травмируется морда, особенно под глазами, но с опытом это проходит. Не сравнить с исколотым животом, пахом и подмышками у легавой. В этот раз лабрадоры работали вдвоем. Умудренный опытом Эрос и молодая Апрелька, лабр рабочего разведения, уже через пару выходов научились брать фазана в клещи, не давать ему далеко убегать и быстро поднимать в пределах выстрела. Частенько они и нам помогали поймать убегающего подранка – в самом конце охотничьего дня, через несколько часов после выстрела.

Перепела мы так и не нашли: поздно прибыли, прошедший перед нашим приездом сильный циклон прогнал перепелок дальше на юг. Зато было много зайцев. Хотя охота на них была закрыта, собакам-то этого не объяснишь. Поэтому вставших по зайцу собак поощряли выстрелом в воздух и обильной похвалой. Муза моя достаточно долго их игнорировала, а тут, видимо, набравшись уверенности и опыта, отлично отрабатывала спрятавшихся косых, указывая на них твердой стойкой и поднимая их с лежки.

Неделя охоты получилась похожей на добрую сказку детства – сказку интересную, но короткую. Так что, посидев недели три дома, мы практически тем же составом сорвались опять с насиженных мест. Теперь наш путь лежал в давно знакомые места на границе Астраханской области и Республики Калмыкия. Первый раз я попал туда в далеком 2007 году, еще с молодым, полным сил лабрадором Филяном. Это была моя первая охота на дикого фазана. Филян состарился, возраст его перевалил далеко за десяток, а я почти каждый год ноябрьские праздники провожу в знакомых угодьях, с ружьем и собакой. Ландшафт на побережье Каспийского моря сильно отличается от Краснодарского края. Берега ериков и балок густо заросли камышом высотой более трех метров – природное укрытие фазаньей популяции. Колючий лох (родственник маслины и облепихи) дает диким фазанам корм, а малоснежные зимы – возможность выживать без особых потерь. Фазан держится в зарослях либо камыша, либо усеянного острыми пятисантиметровыми шипами лоха – лоховниках. Куропатки мало, зайца тоже обычно немного, так что и легашатники, и ретриверисты охотили фазана.

Я ходил в старых заросших лоховником садах, за много лет ставших уже родными. Идешь и вспоминаешь: вот тут из-под Кильки первого зайца взял, вот тут лет пять назад видели волка, тут Филян в первый приезд погнал зайца и потерялся. Фазана в этом году было много, несмотря на засушливое лето. По берегам каналов попадался жирный осенний вальдшнеп – очень ценная для меня добыча. Все складывалась удачно, если бы не сильная травма, которую получил бретон Андрея по кличке Власт (для друзей Килька) в случайной драке с соседской собакой. Вот такое, казалось бы, незначительное происшествие может сильно испортить отдых и человеку, и собаке. Поэтому все оставшиеся дни мы охотились с Андреем и Музой втроем. И опять природа нашла, чем нас удивить. Решили мы все-таки найти куропаток и попробовать взять парочку. Идем степью, вполветра, собака челночит впереди. Травы почти нет, степь, норки сусликов и редкие кусты лоховника. Останавливаюсь прикурить и вижу – далеко справа, почти около дороги сидит здоровый петух фазана. Смещаюсь в эту сторону, фазан замечает нас и неторопливо уходит в ближайший куст. Муза доходит до куста и стает. Куст большой, очень густой, метра три длиной и около двух шириной. Мы с Андреем занимаем позицию вокруг куста, пинаем корневище, трясем ветки. Тишина. Неужто перебежал, думаю я. Отзываю собаку, пускаю опять в поиск. Она быстро делает круг по окрестностям, возвращается назад и опять стает, с трудом пробившись в самую середину куста. Посылаю вперед, собака дергается, но остается на месте. Делать нечего, снимаю ружье и лезу к собаке, обдирая руки и ноги о колючие ветки. И вижу следующую картину – Муза стоит, а перед ее носом, распластавшись по земле и разведя крылья в стороны, как банкир над умирающим курсом рубля, лежит тот самый петух, даже глаза прикрыл. Через куст вижу силуэт Андрея, говорю растерянным голосом: «Андрей, так вот же он». Цветной открывает один глаз, встречается с моим взглядом и, прочтя в моих глазах свой приговор, шумно взлетает с неприятным криком. Конечно же, мы оба мажем. Такие индивиды, как этот петух, честно заработали себе право на потомство.

Вот такие две разные поездки получились поздней осенью сезона 2014 года – поездки, благодаря которым сезон интересной и результативной охоты на птицу растянулся чуть ли не до Нового года. Кроме того, юг России знаменит и другими, не менее интересными охотами – на зайца облавой, на лис, шакалов, волков и, конечно же, на водоплавающую птицу. Практически любой охотник при желании найдет свой «южный трип» и свой способ продлить сезон любимой охоты.

Русский охотничий журнал, Сентябрь 2015

87