Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

Средняя полоса
Дата публикации:
просмотров: 913
Комментарии:
Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

От редакции. Мы, «Русский охотничий журнал», считаем необходимым знакомить наших охотников с Россией региональной. И не только с экзотическими окраинами, о которых всегда с таким удовольствием пишут путешествующие охотники: Камчаткой, Чукоткой, Кавказом, Уралом, Уссурийским краем… Но и с «тихой Россией», которая располагается совсем недалеко от обеих столиц и является реальной метрополией нашей страны. Сегодня мы – о Пензе и Пензенской области.

В заголовок я вынес фразу, которой объяснял знакомым, где мне придётся провести конец лета. Оказалось, что некоторые москвичи вообще не знают о существовании Пензы как столицы одноимённой области или путают её... с Пермью. А ведь регион сравним с некоторыми европейскими странами: по площади он чуть превосходит Швейцарию, уступая ей в шесть раз по численности населения, и по этим же показателям практически идентичен Эстонии.

Пензенцы – люди добрые и не обидчивые. Они привыкли к существующему положению вещей и готовы объяснять каждому, что их город находится в самом центре Среднерусской равнины, а не на Урале.

Пензенская область входит в состав Приволжского федерального округа, гранича с Саратовской областью на юге, с Тамбовской областью на западе, с Ульяновской областью на востоке, с Республикой Мордовия на севере и с Рязанской областью на северо-западе.

Численность населения здесь медленно, но верно уменьшается, причём в сельской местности этот процесс выражен сильнее. Многие удалённые деревни перестают существовать. В то же время активно застраивается пространство вблизи оживлённых дорог. По данным Росстата, в настоящее время в области площадью 43,2 тыс. км² проживает 1,3 млн человек. Плотность населения составляет 30,72 чел./км. В городах живёт 68,5% (2018). Подавляющее большинство населения – русские (86%).

Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

Регион находится на стыке лесной, лесостепной и степной природных зон. Общая площадь охотугодий области – 4,05 млн га. Здесь зарегистрировано более 60 охотпользователей. За ними закреплено 113 охотничьих угодий площадью 2,2 млн га, большая часть которых – 1,6 млн га (40 охотхозяйств) – принадлежит Пензенскому региональному союзу охотников и рыболовов. Остальные хозяйства частные, ориентированные на копытных животных. Площадь общедоступных охотничьих угодий более 1,6 млн га. Оставшаяся территория (67 тыс. га) – это особо охраняемые природные территории.

Официально леса занимают 20% территории области. Но за последние десятилетия многие поля заросли и, числясь «землями сельхозназначения», превратились в молодой лес. Заброшенность некоторых территорий привела к тому, что в области выросла численность волка. В прошлом году только в одном из районов добыто более двух десятков «серых разбойников». А прошедшей весной пензенские охотники показывали друзьям фотографии медвежьих следов.

Леса, конечно, являются самыми лакомыми охотничьими угодьями. Находятся они преимущественно на севере и северо-востоке региона. В других местах лес тянется неширокими лентами вдоль рек, главная из которых Сура. По степени важности этой реки и для географии, и для самосознания местных жителей достаточно сказать, что область иногда называют «Сурский край».

Пойма Суры, даже в границах областного центра, уникальное место. Это полоса шириной несколько километров, где перемешаны старицы с обилием водоплавающей дичи, болота и дубово-липовые леса. Ещё десяток лет назад в этой пойме можно было встретить не только косуль и лосей, но и оленей. В прошлом пензенские организации, связанные с лесом и охотой, активно занимались расселением животных. Сохранившееся поголовье благородного и пятнистого оленя, а также обитающие в степных районах сурки – результат такой работы.

Пенза: уже не Рязань, но ещё не СаратовМинистерство лесного и охотничьего хозяйства Пензенской области расположено как раз в пойме Суры. Я оказался рядом с ним перед открытием по перу. Моими собеседниками стали охотники, получавшие разрешения. Они брали сезонки в общедоступные угодья, хотя уже имели путёвки в хозяйства общества. Честно говоря, порадовало, что мои новые знакомые тепло отзывались об обществе охотников. Удивительно, что сезонка в обществе стоит дешевле (!), чем разрешение на охоту в ОДУ. Председатель областного общества охотников Дмитрий Валерьевич Гришин на следующий день объяснил мне этот «пензенский парадокс» с ценами:

«Мы не стараемся зарабатывать на членах общества, которых после введения „зелёного билета“ стало значительно меньше. Если раньше у нас состояло 11,5 тысяч человек, то сейчас их всего 4,5 тысячи. Но мы сохранили себя и гордимся своей богатой историей!

Без общества было бы скучно жить. Кто бы проводил стрелковые и рыболовные соревнования, выставки и испытания охотничьих собак? Мы очень серьёзно относимся к вопросам собаководства и имеем собственных экспертов по всем группам охотничьих собак.

Один из способов выживания общества – торговля. У нас два оружейных магазина, но нет прежней монополии. Конечно, главные трудности начались после введения арендной платы за пользование угодьями. Мы объявили о целевом взносе в 1000 рублей. Кто-то внёс эту сумму, кто-то три тысячи, а кто-то и пятьдесят… Конечно, появление частных хозяйств заставило нас искать компромиссы. Как с государственными органами, так и с частниками…»

Пенза: уже не Рязань, но ещё не СаратовВ таком же доброжелательном духе прошла беседа с начальником отдела охотничьего надзора Минлесхоза Денисом Владимировичем Салагиным. У Министерства есть свой интернет-сайт, где можно заочно познакомиться с чиновниками и, узнав номер телефона, позвонить им.

Господин Салагин представил развёрнутую справку с фактическим материалом, использованным при написании этого очерка. Конечно, мы поговорили и об охотничьей фауне региона, и о хозяйствах, и о простых охотниках.

Что касается «простого охотника», то он недоволен всегда и везде. Так было и в прошлом, и в позапрошлом веке, когда известные личности – великие писатели, – входя в роль «простых охотников», жаловались на сокращение дичи. Сейчас происходит то же самое.

Для себя я использую некоторые правила оценки охотничьей компетенции. В частности, если охотник не имеет подружейной собаки, его мнением о численности пернатой дичи можно пренебречь. Но недовольство охотой на копытных понять можно. Пензенские «простые охотники» недовольны тем, что, когда в области было много кабана, разрешение на его добычу получить было трудно. Сейчас выдача таких разрешений не лимитируется. Но и кабана стало мало. Резкое снижение его численности – горячая тема разговоров с местными, винящими в этом «скотопромышленников». В регионе будет построено девять свинооткормочных комплексов. Санитарные зоны вокруг них необходимо освободить от кабанов. Для этого с вертолётов якобы сбрасывается «специальная отрава». Конечно, к этой версии нужно относиться критично, но она полностью соответствует планам «депопуляции кабана», озвученным в правительстве. Вторая версия – это АЧС, но местные власти скрывают эпизоотию, чтобы не вводить дорогостоящие карантинные мероприятия.

Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

Охотуправление считает информацию о массовой гибели кабана слухами, а уменьшение его популяции – своей заслугой: «Согласно рекомендациям федерального центра, плотность кабана в субъектах РФ, подверженных возникновению АЧС, должна составлять не более 0,25 голов на 1 тыс. га охотугодий. На протяжении ряда лет проводилась поэтапная работа по достижению этого показателя, в том числе и путём „массовой“ выдачи разрешений всем желающим охотникам». Вне зависимости от истинной причины происходящего, поголовье кабанов за три года официально снизилось в четыре раза.

Теперь что касается других копытных. В 2018 году численность лосей здесь увеличилась по сравнению с 2010 годом в 2,5 раза. Размер лосиного стада составляет сегодня 4500 особей. В то же время добыча вида по официальному лимиту ежегодно варьирует от 40 до 110 особей.

Для сравнения: в перенаселённом, но соизмеримом по площади с Пензенской областью Подмосковье квота на отстрел лосей уже 4 года подряд составляет 600 особей. Каковы причины низких квот на добычу копытных (и не только лося) в регионе? Делается поправка на высокую браконьерскую добычу? По мнению государственного органа, браконьерство «не носит масштабного характера. При этом ежегодно выявляется около десяти случаев незаконной добычи копытных. Изымается около двух десятков единиц незарегистрированного оружия. К административной ответственности за нарушения Правил охоты привлекается 350–400 охотников».

Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

Некоторые охотники из числа тех, с которыми удалось поговорить, считают, что уровень браконьерства значительно выше, чем официально признанный. Но охотинспекция, подвергшись на протяжении ряда лет преобразованиям и сокращениям, физически не в состоянии контролировать охоту в области. Слишком мало инспекторов на такой большой регион.

Следует отметить, что пензенские охотники стали более серьёзно относиться к требованиям избегать алкоголя при нахождении в угодьях и при транспортировке оружия. Органы внутренних дел инициировали ряд административных дел, заставивших задуматься, что лучше: лишняя рюмка «на кровях» или возможность сохранить ружьё.

В области обитает как европейская, так и сибирская косуля. Ежегодный официальный лимит на них колеблется от 80 до 150 особей. При росте численности за 8 лет почти в 4 раза – до 7500, малое количество лицензий на косулю раздражает местных охотников. «Будет как с кабаном! Когда его было полно, лицензий не допросишься. С косулей происходит то же самое!»

К чему приводит малое количество выдаваемых разрешений? Как и везде, в Пензе есть охотники, специально ищущие трофейных козлов. Предположим, они находят достойного самца, после чего обращаются за разрешением. Но оказывается, что в это хозяйство (на этот участок) выдача лицензии на косулю не предусмотрена. Что делать? Добывать трофей, взяв лицензию в другое место? Известно, что одно нарушение охоты обычно тянет за собой следующее – более серьёзное...

Пенза: уже не Рязань, но ещё не Саратов

Пятнистого оленя в области добывают в пределах 30–60 особей в хозяйствах, где налажено вольерное и полувольное содержание этих животных. На благородного оленя лимит добычи не определялся.

В регионе, по данным на 2018 год, обитало примерно 9000 бобров, 2000 барсуков, 9000 зайцев русаков, 11 500 зайцев беляков, 1600 глухарей, 50 000 тетеревов, 56 000 серых куропаток и около 90 000 водоплавающих птиц.

По итогам 2017 года охотники добыли 3000 лисиц, 4400 русаков, 1700 беляков, 335 бобров, 376 куниц. Из пернатой дичи добыто 1400 перепелов, 13 000 уток, 1100 гусей, около 300 тетеревов.

В руководстве охотничьим хозяйством области стоят профессиональные охотоведы. Они принимают решения, которые в перспективе должны сделать охоту интересней для местных и привлечь охотников из других областей. Но получится ли эти решения реализовать?

«В регионе стоит задача замещения кабана альтернативными видами животных и внедрения мер по расширенному воспроизводству „местных“ видов: косули, лося, зайца русака, зайца беляка.

Интенсификация охотничьего хозяйства области может быть решена путём создания вольерных комплексов, ориентирующихся на полувольное содержание. В таких комплексах возможно выращивание животных с высокими трофейными качествами, организация гарантированных охот и оказание сопутствующих услуг. Семь охотпользователей уже оформили разрешения на организацию вольеров общей площадью 2009 га. В этих вольерах предусмотрено разведение пятнистого оленя (Пензенский, Камешкирский, Мокшанский, Спасский, Никольский районы), а в одном из них (Лунинский район) – европейского благородного оленя.

Ещё пару лет назад на проведение коммерческих охот ориентировались полтора десятка хозяйств, однако снижение численности кабана поставило их на перепутье. Но руки у охотпользователей не опустились, и в настоящее время они подбирают альтернативные варианты развития. Кроме вольерного разведения оленей, изучается опыт по разведению фазана и интенсивному воспроизводству косули».

Пенза: уже не Рязань, но ещё не СаратовВ охотуправлении мне предоставили список из пяти охотничьих хозяйств, «на базе которых возможно проведение „коммерческих“ охот». И я смог переговорить с представителем каждого из них. Увы, в четырёх хозяйствах от возможной встречи под разными предлогами отказались. Согласились встретиться и показать свои возможности только в одном – ФЛО «Русская охота».

Знакомство с «Русской охотой» началось в одном из предместий Пензы. Здесь построен большой гостинично-ресторанный комплекс «в русском стиле». Масштаб комплекса таков, что он может одновременно принять несколько свадеб. В плане бизнеса у учредителей «Русской охоты» всё в порядке. Но им хочется большего. И они всерьёз рассматривали возможность одновременного принятия нескольких групп для загонных охот на кабанов. Планировалось даже построить вертолётную площадку. Большие планы пока отложены, но не отброшены.

У «Русской охоты» есть свои угодья, которые мне удалось посетить. Молодое хозяйство расположено на границе с Мордовией. Были осмотрены кормушки, устроенные рядом с добротными вышками. И везде зерно оставалось нетронутым, а следов кабана не было. Я ознакомился с хорошей двухэтажной базой и серьёзной техникой хозяйства. Но всё, что удалось увидеть и услышать, пока не выходит из стадии проекта.

Подведу краткий итог наблюдениям. Пензенская область имеет хороший потенциал роста. Охотникам здесь просторно. В настоящее время на каждого члена областного общества приходится по 350 га только закреплённых угодий, не считая ОДУ, а само общество выполняет важные объединительные задачи.

Многие проблемы охотничьего хозяйства региона связаны с прогрессирующим снижением внимания к отрасли на федеральном уровне. Это отражается, в том числе, на явно недостаточном штате сотрудников охотнадзора. Часть проблем лежит в механизмах финансирования. Объём федеральных субвенций, предусмотренных на исполнение полномочий в сфере охоты, практически не увеличивается. А дотационные регионы, в т. ч. и Пензенская область, не вправе направлять средства региональных бюджетов на переданные полномочия. Не выполняется и поручение Президента России от 08.12.2016 № Пр-2374, согласно которому в каждом муниципальном районе необходимо обеспечить деятельность не менее трёх государственных охотинспекторов.

Снижение численности кабана усугубляет ряд проблем пензенских охотников и охотпользователей. Утверждённые лимиты на добычу охотничьих животных весьма низкие. Частные хозяйства в основном удовлетворяют интересы учредителей. Какой-либо коммерческой деятельности, в том числе по организации трофейных охот, в области не ведётся.

Было бы интересно побывать в этом регионе лет эдак через пять.

Русский охотничий журнал, май 2019 г.

915

Похожие статьи