В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

Европейский север
Дата публикации:
Комментарии:
В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

На очередной отпуск планы у меня были исключительно охотничьи.

Во-первых, хотелось впервые попробовать добыть медведя. А во-вторых, после жаркого южного лета как никогда ощущалось желание вдоволь нагуляться по осеннему лесу, аромат которого так будоражит охотничье воображение и заставляет скучать по себе всё межсезонье.

Ещё весной промониторив возможные расклады и позвонив в несколько мест, я составил примерный план будущей поездки. Подходящий вариант по медведю был найден в одном из угодий Вологодчины, где меня ожидал лабаз на поле, засаженном овсом. Вторая часть отпуска должна была пройти у моих старых друзей в Нижегородской области, в уже давно полюбившихся мне угодьях местного охотобщества.

Два дня путешествия по осенней трассе пролетели почти незаметно. За окном автомобиля родные степи Южной России сменились лесостепным ландшафтом центральной части страны, который, в свою очередь, плавно перешёл в почти сплошные леса Русского Севера. Доехав до самого края Вологодской области – почти на границу с Архангельской, – я разместился у принимающей стороны в обычном деревенском доме. И почти сразу же, успев только быстро перекусить, направился на лабаз перед небольшой полянкой с овсом.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

В первый вечер, однако, охотничья удача не улыбнулась. Как, впрочем, и в четыре последующих. Почти все вечерние выходы я провёл на этом лабазе, за исключением одного, во время которого ожидание зверя проходило на «запасной площадке». Каждая из «лабазных посиделок» была особенна по-своему, но все отличались одним: медведи на овсы не выходили.

На улице стояло начало сентября, и как-то раз совсем рядом с лабазом громко и агрессивно заревел лось. Периодически трубные звуки перемежались хрустом ломаемого подлеска. Судя по низкой тональности рёва, бык был матёрым. И хотя, наверное, любому охотнику интересно слышать эти звуки, радоваться было нечему – ведь во время гона большинство медведей предпочитает держаться подальше от рогатого лесного великана.

Следующая ночь запомнилась каким-то просто фантастическим ливнем. Молнии сверкали так, что в мгновения вспышек полянка с овсами освещалась как днём. Вода протекала сквозь щели между не слишком хорошо подогнанными досками на крыше лабаза. Ветер качал хрупкое сооружение, казалось, ещё чуть-чуть, и оно развалится. Конечно, ни о каком медведе в такую погоду не могло быть и речи.

С этой ночью связано ещё одно «приключение». В логистическом плане я был предоставлен самому себе и до лабаза добирался всё время самостоятельно, кроме самого первого раза. От дома до овсов я доезжал сначала по межпоселковому грейдеру, а потом – по лесной дороге на своём лишь относительно внедорожном транспорте, оставляя его где-то за полкилометра до места засидок. В предыдущие дни всё обходилось хорошо: «паркетник» бодро преодолевал несложные в сухую погоду лесные дороги, пропуская между колёсами глубокие тракторные колеи, оставшиеся ещё, видимо, с весны. Однако в этот раз на обратном пути меня ждало испытание.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

Поскольку всю ночь лил дождь, лес изрядно подтопило. И на одном участке дороги, уже почти перед выездом из леса, я не смог удержать колею «между колёсами», и машину стянуло в неё. В итоге автомобиль сел на брюхо, все 4 его колеса беспомощно повисли, практически не касаясь грунта. Особую пикантность ситуации придавало то, что сотовая связь на этом участке дороги отсутствовала и быстро вызвать «помощь на тракторе» не представлялось возможным. Правда, примерно в полукилометре виднелись кирпичные развалины старой фермы. За несколько ходок притащив нужное количество кирпичей, я начал домкратить колёса, строя под ними кирпичные сооружения по десятку кирпичей в каждом. Дождь не прекращался. За пару часов я насквозь промок, но освободил машинку из плена.

Дни и ночи летели быстро, и запланированное на Вологодчину время подошло к концу. Можно было, конечно, задержаться ещё на пару суток, но перспективы не особо обнадёживали: из соседних угодий по «охотничьему телеграфу» поступали сообщения, что медведи на овсы перестали выходить по всей округе. Тем временем срок отпуска неуклонно таял, а мне ещё хотелось успеть поохотиться. В результате скрепя сердце я смирился с неудачей в своей первой попытке добыть медведя и отправился во вторую часть поездки.

Теперь мой путь лежал из вологодских лесов в уже хорошо знакомые угодья в Нижегородской области, довольно богатые боровой дичью.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

Эта дорога запомнилась сильнее: в пути разыгрался настоящий ураган с падающими на дорогу деревьями и сорванными ветром рекламными плакатами. Всё это напоминало картинку из какого-то заграничного кинофильма-катастрофы. Однако все дорожные испытания были преодолены, и я добрался до очередного деревенского дома, где меня встречали старые друзья – братья Сергей и Алексей. Теперь, после безвылазного сидения на лабазах, мне предстояли долгожданные дни активной ходовой охоты на боровую дичь.

Нижегородский лес встретил уже знакомыми тропинками и просеками. По нему плыл неповторимый аромат влажной осенней хвои. Угодья изобиловали следами живности. Отпечатки копыт лосей перемежались с медвежьим помётом и глухариными «раскопами» на галечниках. То тут, то там на ручье попадались бобровые запруды. Сваленные ветром осинки были покрыты ещё зимними заячьими погрызами, а отдельно стоящие молодые берёзки несли на себе следы лосиных рогов.

В первый день мы с Сергеем вдвоём сделали довольно приличную петлю по угодьям, по большей части видя лишь вышеописанные следы лесной дичи, но не её саму. Рябчики не хотели отзываться на свист. Пару раз на границе видимости с деревьев срывались глухари. Но вот уже на выходе из леса некое чутьё заставило меня сделать крюк буквально на 30 метров к чуть выделяющемуся дереву. С него внезапно сорвалась большая чёрная птица, тут же упавшая под выстрелами. Ну, вот и первая дичь поездки.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на СеверВсю следующую неделю мы провели в ежедневных брожениях по лесу, сменявшихся стационарными видами охоты. Один вечер, например, мы с Алексеем посидели на маленьком лесном озерке в ожидании уток, добыв при этом пару крякашей.

«Зверовые засидки» тоже не покинули меня на Нижегородчине. У ребят была бумага на кабана и одна большая поляна овса с недавно сооружённым лабазом. Это довольно гармонично построенное сооружение, по моему разумению, должно было пугать зверей свежестью не успевших потемнеть от времени и непогоды досок. Однако в тех краях особого кабаньего изобилия не наблюдалось, поэтому вечерние выходы на лабаз были скорее приятным 3-часовым променадом перед сном.

Правда, в один из этих выходов я впервые в своей жизни всё-таки увидел медведя в дикой природе. Главным развлечением в этот вечер было наблюдение в прицел за зайцами, пасущимися на окраинах овсяного поля в сумерках. И вот в какой-то момент плавное течение мыслей нарушилось ощущением неких изменений в окружающем пространстве. Попытавшись понять, в чём дело, я сначала заметил отсутствие пары беляков, ставших уже привычными за пару часов. А потом уловил в окуляре прицела мелькающее движение за первыми рядами деревьев. Принятый поначалу за кабана, объект имел слишком округлые очертания, чтобы оказаться диким «пятачком». Потом пришло понимание, что этот странный «шарик» – не кто иной, как хозяин наших лесов – медведь. Зверь вышел на кромку леса и ненадолго порадовал своим присутствием. Но, насторожившись то ли незнакомым запахом, который он успел поймать, подняв морду вверх, то ли отблеском прицела, мишак вскоре развернулся и быстрым шагом скрылся в лесу.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

Кстати, путём абстрактного сравнения его размеров с сидящими в том же месте несколько минут назад зайцами стало ясно, что медведь был очень небольшой, размером с крупную собаку. Это был совсем не тот зверь, который представлялся мне в трофейных мечтах, да и нужной бумаги всё равно не было, так что никакого охотничьего адреналина эта встреча мне не принесла.

Тем временем продолжались и ежедневные походы в лес за боровой дичью. На старой просеке я добыл ещё одного глухаря, а Сергей в молодом березняке подстрелил молодого косача. Стоявшая в те дни ветреная погода не давала полноценно охотиться на рябчиков: эти маленькие лесные петушки почти не отзывались на манок. Правда, в один из дней молодой рябчик непредусмотрительно вспорхнул с дерева в 20 шагах передо мной и был тут же добыт дробью № 7.

Когда отпуск уже стал подходить к концу, неожиданно возникла возможность поучаствовать ещё в одном виде охоты – на лося во время гона. Начало сентября – время, когда в этих краях идёт самая активная фаза рёва – уже прошло. Да и погода не благоприятствовала: мешал сильный ветер. Однако в последний из возможных дней (а точнее – ночей) погода решила выдать уже негаданный сюрприз. Ветер стих практически полностью, и вырубки как будто сами распахнули свои объятия для лосятников.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

И вот в вечер перед днём отъезда мы выдвинулись на перспективную вырубку, на которой заранее были найдены характерные следы лосинного брачного поведения. К нам присоединился отец братьев – опытный охотник Сергей Васильевич. Солнце уже село, но сумерки стояли довольно светлые. Сергей умело изобразил рёв лося, после чего мы некоторое время стояли в тишине, вслушиваясь в звуки вечернего леса. Потом поревели ещё разок.

Вдали – на грани слышимости – мне почудился звук. Сначала я принял его за лай собаки и даже спросил у нижегородцев: нет ли в той стороне деревни? Получив отрицательный ответ, начинал вслушиваться внимательнее. Звук поменял тембр, превращаясь из лая в какое-то «кваканье» странной гигантской лягушки. Через несколько секунд до всех дошло: слышим мы не что иное, как приближающегося лося. Правда, смущал немного странный тембр его голоса. Через несколько минут, пережив знакомое каждому охотнику чувство предвкушения появления крупной дичи, стоя на слегка «поватневших» ногах, мы поняли причину этой странности. Оказывается, к нам пришёл шильник. Молодой лось, непонятно почему решивший, что ему уже можно участвовать в размножении, подошёл к соседним кустам и замер, давая нам возможность рассмотреть себя в окулярах прицелов. Смелости и опыта для противостояния со взрослым оппонентом нашему гостю явно недоставало. В нерешительности он молча мялся у края вырубки, не выходя на открытое место.

В осенний лес! За зверем и птицей с Юга на Север

Итак – дилемма. С одной стороны – вот он, лось, бумага есть: бери да стреляй. Но с другой – трофей совсем не такой, рога которого захочется повесить в гостиной. Да и ещё ведь только начало вечера, погода стоит идеальная, лось пришёл на первой же вырубке. Рискнуть и попробовать всё же добыть трофейного самца? В итоге, пока в голове промелькнули эти мысли, наш лосик зашёл в глубину древесного молодняка, пошуршал там немного, да и удалился, то ли заподозрив что-то неладное, то ли просто осознав свою незрелость для таких взрослых вещей, как бой за корову.

Особо мы поначалу не расстроились, а зря, потому что все последующие попытки подманить лося этим вечером оказались бесплодными. Но, видимо, лимит переживаний от неудачной охоты был исчерпан в Вологодской области, поэтому я даже не сильно огорчился.

Уже на следующий день, преодолевая путь в 1,5 тысячи километров до родных южных краёв, я снова и снова прокручивал в памяти все моменты прошедшего отпуска, радуясь, что мне, пусть и без крупной добычи, но всё-таки посчастливилось в очередной раз прикоснуться к лесной охоте, такой непривычной для жителей степного юга.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2019 г.

758

Похожие статьи