Европейский север
Дата публикации:
просмотров: 59

По лесам Карелии

Комментарии: 0
По лесам Карелии

Не так давно мне посчастливилось посетить удивительное карельское местечко. Хочу вам рассказать про эту поездку. Началось все с того, что мой товарищ по охоте Николай, потомственный гончатник, ушел в отпуск и поехал к своему двоюродному брату в гости на берег карельской речушки. Конечно, прихватил он и своих выжлеца с выжловкой. В этой округе имеются еще несколько специалистов по охоте с гончими на зайца. И раз в год они собираются на своеобразную осеннюю «конференцию» – проводят совместные охоты с 4-5 гончими, делясь опытом и мнениями.

После недели охоты звоню Колюне:

– Здорово!
– Здорово!
– Как охота?
– Да в этом году не очень, за 6 выходов кое-как за 30 взяли...
– 30 зайцев???
– Ну да, ну да...
– Ну ни... чего себе, куда вам столько?..
– Так нас толпа тут, 5 человек.
– А, ну тогда норма, но все равно богато...
– А ты че? Приезжай, погуляем...
– А че, можно? 
– А че нельзя-то?..
– Ну давай, буду через пару дней...

И вот рано утром, еще затемно, я подъехал. Еле нашел – там вообще никаких указателей нет... Познакомился с двоюродным братом Николая Васей. Он не гончатник, однако охотник матерый – специалист по лосю и медведю, кабана в тех краях не особо много. Во дворе у него имелось 4 лайки (я так понял) разного окраса и енот...

К 9 часам подъехали Аркадий и Андрей, местные охотники по зайцу, и все вместе мы поехали в угодья. Погода была изумительная. Проехав километров 10 от домика, остановились на причудливой полянке недалеко от речки. Места мне показались очень перспективными – смешанный лес на склоне холма, у подножья которого текла река. Лес был изрезан дорожками и квартальными просеками. Пустили гончих, и они тут же шмыгнули в лес. По нашему мнению, здесь заяц должен был держаться. Это доказывали и найденные старые рога лося со следами зубов грызунов, и молодые побеги осины, изрядно погрызенные зайцами. Не успели мы пройти и 500 метров, как выжлец напал на след, покрутился немного, и вот она – долгожданная помычка! Начался гон, к которому тут же подвалила выжловка. Охотники растворились в лесу. Кто-то вышел на соединение дорог, кто-то (как я) искал полянку в лесу. А Коля – он молодец: у него был навигатор, и он напрямую пошел к месту подъема. Все замерли.

Заяц покрутил немного и двинулся от нас вдоль реки. Иногда он вплотную подходил к речке, иногда поднимался на 200-300 метров на холм. Через километр скинул преследовательниц у реки. Выжловка остановилась у самого берега. Мы могли только предполагать, но, скорее всего, заяц пошел через реку. Во всяком случае так решили бывалые охотники. Меня это очень удивило – я думал, что зайцы плавают только с помощью деда Мазая… Ан нет.

Вдоль речки мы прошли еще километра полтора. Молодая выжловка держалась недалеко, а опытный выжлец уходил в глубину на 500-600 метров. И вот выжлец закрутился на одном месте в молодом сосновом леске с небольшими осинниками внутри. Мы решили подождать и дать гончим спокойно разобраться. Кто-то закурил на пеньке, кто-то пил чай и точил вкусный бутер (я не курю). Так как я самый молодой, то и рюкзак с едой носить мне, и я напрямую был заинтересован в его опустошении. Спустя 15 минут послышался раскатистый лай выжлеца:

– Есть подъем, – подумал я. – Круто... День перестает быть томным… 

Пока я собирал пожитки в рюкзак, охотники быстрее зайца нырнули в лесной массив. К гону подключилась выжловка. Я не спеша взял ружьишко и пошел искать свои любимые лесные полянки. Тем временем заяц бегал в радиусе 1-2 километров, делая замысловатые петли. Гон то приближался, то отдалялся. У каждого из нас была рация, но в эфире стояла тишина. Все кроме Коли ориентировались по слуху. Я постоял две минутки на одной полянке, гон отдалился, я перешел метров на 100 в лес, нашел другую перспективную полянку с отличным обзором и прислонился к дереву. 

Гон затих. Запал косой, сто процентов. Что значит «запал»? Это когда заяц, делая петли, двоечки, возвращается на свои старые следы, сбивая собак с толку, а сам прыгает в сторону на 3-4 метра и, прижимаясь к земле, прячется. Но в этом плюс пары гончих на одной охоте. Если выжлеца косому удалось обмануть, то острый нюх выжловки ему провести не удалось. Через 5 минут она задалась раскатистым лаем, означавшим, что видит зайца, то есть, как говорят, «подняла на глазок». И сразу же раздалось три выстрела слева. Как выяснилось позже, Аркадий отстрелялся, но косой был далековато. И тут среди елочек я замечаю белое пятно – оно приближается и идет навстречу мне. Я вскинулся и метров с 20 угомонил косого «пятеркой». По рации сообщил, что заяц дошел. Подошел к трофею, но поднимать его нельзя. Гончие должны довести зайца и получить свое вознаграждение. Получаю одобрительные «с полем!» и «молодец!». Приятно слышать заслуженную похвалу старших товарищей.

После небольшого чаепития мой рюкзак совсем опустел, и в него с легкостью поместился беляк. Далее река делала петлю, а мы так и продолжали идти вдоль дороги, немного подворачивая к машине. По пути нам встретилась старая делянка с плотным осинником. Ну, тут-то зайцу сам бог велел быть! Но гончим никак не удавалось нащупать след косого. Более получаса крутились они по делянке, но тщетно. И снова перекур, чаепитие. И когда уже пропала всякая надежда на подъем в этом месте, выжлец все-таки толкнул зайца и начался гон. Мы устремились на другой конец делянки к месту подъема. Я залез на бугор. Гон то приближался, то уходил. И в конечном счете совсем пропал. Через полчаса молчания Коля собрал всех на опушке. Согласно навигатору, заяц сделал несколько петель у места подъема и ушел к железной дороге, где и скинул выжлеца. Однако гончая не вернулась к охотникам, а крутилась на месте, перепроверяя траекторию следов зайца и пытаясь распутать эти этюды. Диаметр траектории трека составил три километра. Время шло к закату, и было принято решение снимать собак с гона. С помощью Коли и горна гончие вернулись к нам минут через 20. Мы вышли на кварталку и пошли к машинам. Да, охота получилась не сильно добычливая. В этих местах принято брать на охотника по зайцу, мне было грех жаловаться. Вернувшись домой, я приготовил мужикам отличное жаркое с кашей. И мы с удовлетворением упали за обеденный стол.

За вечерним ужином брат Коли Вася обмолвился:

– А не заготовить ли нам мяска на зиму?
– А че за тема, ну-ка-ну-ка...
– Да можно на лосика сходить, вот токо машинка нужна, в аккурат как у тебя, да и парень ты здоровый, поможешь таскать, если чего.
– А чего, для общего развития мне интересно, с удовольствием. А документы на лосика? 
– Лицензия-то есть. У меня на все виды по 1-2 штуки выписано, даже на медведя одна осталась, но он уже подзалег. 
– А патроны? У меня 0000 самая крупная.
– Дам я тебе пяток пуль, хватит тебе застрелиться ...

Тут Колян в разговор вмешался:

– Не-а, я зверя не люблю, завтра опять на зайца двинем... Но от мяса не откажусь, тоже надо бы к Новому году...
– Ну, тогда все решено, сгоняем.

В 7.00 подъем, чай, картошку пожарили. За бортом -100. Не очень круто, так как все хрустит. В 9 подтянулись Аркадий и Андрюха, и они с Колей поехали за зайцем, мы же с Васей погрузили двух лаек в «паджерик» и выдвинулись километров за 20 в лес. Прибыв на место, сразу наткнулись на вчерашний след молодого лосика. Года два, не больше. Не знаю, как уж там Вася это определил, но след и правда был небольшой, но уже подмороженный. Прошли по нему до первого солонца. Присутствие лося налицо. Рядом с солонцом поваленная осина, вся погрызена (поточена) лосем. В это время лайки бегали в радиусе до километра, пытаясь отыскать свежий след, периодически скалываясь на белок и глухарей. Но свежих следов по-прежнему не было. Через два километра подошли к другому солонцу – и тоже не смогли обнаружить свежего следа. Как говорится, «на дальний кордон ушел зверь»... но ничего, бывает, чай, не в магазин пошли. 

Примерно в 12.00 звонит Коля: 

– Ну чего у вас?
– Пока нет ниче, сейчас километр вправо и назад пойдем. А у вас?
– А я уже час как дома. Мы токо приехали в угодья – сразу подъем. 10 минут гона, и Аркадий отличился. А после этого гончие, видимо, подустав от недельных охот, закапризничали, отказавшись яростно искать зайца, и мы решили вернуться домой. 
– А, ну, с полем вас... Ладно, давай, до связи. 

Пока говорил с Колей, сидя на сосне, на дорогу выскочил беляк и сел в метрах 50 от меня. А в стволах пуля, да и задачи другие… Я потянулся за фотиком, но заяц скрылся в лесу. 

Попили чай и двинули вправо и назад, как бы параллельным курсом, к машине. То и дело вспархивали рябчики, два раза в 100 метрах пролетали глухари. Видел трехдневный след небольшого медведя. Прогулка получилась очень насыщенной, природа была девственна, незабываема и красива. Когда до машины оставалось метров 500, Вася заметил на верхушке дерева глухаря. На расстоянии примерно 300 метров. 

– У тебя дробовые патроны-то есть? – спросил он меня.
– Есть, две штуки 0000.
– Глухаря скрадешь? 
– Попробую. 
– Короче, даю тебе Сайму (лайку), метров за 200 спустишь ее, она облает глухаря, тот не должен слететь, так как сосна очень высокая (метров под 30-40).
– Так давай, может, обеих спустим?
– Не, двух не надо, они тогда вспугнут. 
– Ну как скажешь. 

В общем, вышел я напрямую, направил лайку, а сам встал и слушаю. Минут через 10 она начала облаивать глухарину. Он не шевелится, только изредка на нее посматривает. Я сместился на 100 метров левее и начал заходить с хвоста. К этому времени засветило солнце (время примерно 14), и лес начал оттаивать, поэтому не так хрустел, как в начале маршрута. Подхожу, стараясь не шуметь. Шаг за шагом. И вот до заветного трофея 100 метров – ну, думаю, еще вот до того дерева дойду и можно стрелять. А Сайма делает свое дело, почти не прерывается, давая возможность подхода. И вот уже расстояние 60-65 метров, дальше открытая местность. Не решаясь подходить ближе, выцеливаю птицу. Выстрел!!! Птица заваливается на бок и планирует, еще выстрел!!! Птица еще круче пикирует к земле...

Явно попал, тем более дробь крупная, по-любому пробил. Подхожу к месту предполагаемого падения – ни собаки, ни глухаря, только куча перьев. ... Пошарив по лесу, в 100-150 метрах замечаю Сайму – она ходит кругами. Подхожу – лежит, родимый, бездыханный. Ну, тут вообще радости навалило, хоть выгребай. Подошел Вася, оценил трофей. Сказал, молоденький еще, вот и подпустил.  Мне он маленьким не показался, мой первый глухарь добытый. Пусть молодой. Спасибо Сайме – она все сделала, мне оставалось только не смазать. После мы вернулись к машинам и поехали к дому. Вечером мне предстояло возвращаться в город.

«Русский охотничий журнал», март, 2016

61