Чем заняться в «малое межсезонье»: белая куропатка

Европейский север
Дата публикации:
просмотров: 554
Комментарии: 0

Вот уже месяц как открылась охота с подружейными собаками. Июльская жара сменилась росными августовскими ночами, дни всё короче, а солнца всё меньше. Птицы в лугах заметно поубавилось – нет, высыпки дупеля ещё будут, но их уже надо ловить. Бекас уже начинает неплохо держать стойку, но… после месяца интенсивных охот по болотно-луговой не пора ли разнообразить?

Вторая половина августа и первая декада сентября – традиционное время боровых охот. Но тетерева быстро приедаются: это «кушанье рядовое», как сказали бы современники Э. Дриянского, нет в нём ни открытого простора лугов, ни напряжения головоломок вальдшнепиных высыпок. И добывать большую, по прямой летящую птицу несложно. Ехать на юг за перепелом ещё рано: жара, сушь, амброзия, да и пролёт только-только начинается. Даже для коростеля, который вроде бы всегда под рукой, это неудачный период: линька, местная птица уже подвыбита, а пролёт у нас чаще всего всё-таки после 10 сентября. К тому же многие легашатники коростеля ценят ещё меньше, чем тетерева, и готовы ехать за тысячу километров, лишь бы потешить себя «настоящей охотой». Так что белая куропатка для охотника средней полосы (с автомобилем и возможностью взять короткий отпуск в конце августа) – наверное, один из лучших способов это реализовать.

Белая куропатка распространена очень широко: весной «сумасшедший хохот» токующего петушка-куропача можно услышать уже в Тверской области, в 250 км от Москвы. Встречается эта птица и южнее, есть она даже в Беларуси. Северная таёжная зона заселена ею уже относительно плотно, при этом для белых куропаток характерны зимние миграции к югу. Например, в Южной Карелии, в районе Суоярви, куропатки массово появляются в основном к февралю, а вот осенние выводки в обычных для других тетеревиных птиц местах – большая редкость. При этом в Центральной и Северной Карелии выводки белых куропаток уже обычное дело. Несколько лет назад друзья-рыбаки спасались от комаров по островам Йовского водохранилища, и везде, где был лес, встречали выводок или два. Людей птицы при этом совершенно не боялись, даже старки не поднимали особой тревоги, когда, раздвинув очередные кусты в поисках грибов, изумлённый турист видел десяток глазастых «столбиков», в десятке метров от себя торчащих из черничника.

Вообще, вот эта доверчивость и какие-то простодушие и прямолинейность не делают белую куропатку сложным объектом охоты. Исключение составляют только одиночные взрослые птицы, в основном петушки-куропачи. Вот это бегуны отменные и могут запутать любую неопытную легавую. Да и опытная справляется с ними не всегда и не везде. Поэтому более 90% добытых птиц – это молодые выводковые куропатки. С ними всё просто: если они ещё не обстреляны (или обстреляны, но относительно давно), то могут просто стоять на месте, не пытаясь даже спрятаться во мху или кустиках черники/брусники, и смотреть на впавшую в ступор от такого зрелища собаку. Иногда в него же впадает и охотник, когда, подкравшись на звук бипера, наблюдает эту игру в гляделки. Птицы при этом могут вроде бы и не обращать внимания на охотника, особенно если он замрёт, и взлететь только через десяток, а то и больше секунд. Эта «склонность к раздумьям» характерна не только для молодых куропаток: тетеревята ведут себя точно так же. Вот только увидеть это удаётся гораздо реже, а тут всё происходит на виду: вот стоит собака, вот птица, друг на друга смотрят… Охотник, видящий такое в первый раз, просто открывает рот. Тут 2/3 выводка взлетает, при этом пара птиц плюхается в десяти метрах и начинает не особо быстро бежать вперевалочку, постоянно при этом оглядываясь, ещё секунд через 4–5 за ними вслед срывается остаток выводка, а уже за ними, в свою очередь, бегуны. И всё это на «ковре» лесотундры, на котором, кажется, и кулику не укрыться – есть от чего открыть рот и куда разбежаться глазам…

Но я сам забегаю вперёд: только что говорил о тайге, а вдруг лесотундра? Дело в том, что наиболее изученным и популярным местом охоты на куропатку у нас является Мурманская область, в меньшей степени к западу и в большей – к востоку от самого Мурманска. Объясняется это довольно просто: исторически так сложилось, что охота с легавыми и спаниелями здесь развита гораздо сильнее, чем в других северных регионах, где места охоты ничуть не хуже, но… кто ж поедет в неизвестность? Во-вторых, именно в зоне лесотундр охота на куропатку наиболее интересна. В тайге, в уремных кустарниках, белая куропатка в августе – сентябре – это тот же тетерев, только мало смыслящий, что такое человек и что такое охота. А вот на просторах севера Кольского полуострова уже другая картина. Тут есть где проявить всю ширину и скорость поиска, причём в видимости ведущего. Кстати, так же как и по куропатке серой (которая для белой – родственник довольно дальний), тут лучшим образом показывают себя островные легавые, особенно сеттеры. Всё, конечно, от опыта и кровей конкретной собаки зависит, но в тундре я так и не увидел ничего красивее гордонов, даже с видавшими уже виды (и собак) куропачами справляющихся с особым шиком. Так же прекрасно показывают себя в тундре и чутьистые пойнтера. При этом собака, вставшая далеко от птицы, не напирая на нее, не дает ей повода отбегать.Получается очень удобно. Ну, и сам миг, когда после команды "Пиль" тундра взрывается разноцветным пестрым облаком взлетающих птиц, он не забывается никогда!

Впрочем, охота на белую куропатку вполне доступна и порой не менее добычлива и со спаниелем, и даже с лабрадором. Правда, тут уже охотник сам должен обладать хорошей смёткой и вести собаку в наиболее перспективные в плане встречи с выводками места. А места эти совсем не постоянны, тем более местность представляет собой сопки с разной высотой вершин и подножий со множеством распадков, ключей, болотин и плоскотин разного уровня между ними. И ещё озёра. Куропатка же – это не тетерев, который либо на поле, либо в перелеске (если с поля уже ушёл). В зависимости от погоды она может оказаться практически везде. Один только простой пример. Года два назад я охотился с товарищем, первый раз выехавшим на белую куропатку. Товарищ, неутомимый и наблюдательный охотник, первый свой выводок нашёл часа через полтора, и дальше дело пошло: те четыре дня он до сих пор вспоминает как самую добычливую охоту по боровой. Год, кстати, был как раз не самый удачный, и птицы было немного. Но не это главное, а то, что через неделю-полторы после нашего возвращения там же охотились друзья, и вот их фотографии вызвали у моего напарника изрядную долю удивления: они регулярно находили птицу там, где у нас не было ни одной работы! А именно на верхушках и в верхних частях склонов сопок, практически лишённых всякого подроста карликовой берёзы. У нас же все выводки держались относительно заросших мест, в основном влажных ключевых (от слова ключ – ручей. – Прим. ред.) распадков, которые книзу спускались болотцами. Места такие довольно хорошо выделялись на общем фоне своим более зелёным оттенком. На пологих низких сопках у озёр птица также регулярно встречалась – в зарослях карликовой берёзы, а на чистых местах не было ни одной работы.

Такая в течение буквально недели смена мест кормёжки и отдыха выводков объяснялась просто: мне кажется, в это время определяющим фактором является увлажнённость верхнего слоя тундры. Мы попали в засуху: грибы (подосиновики), коих было несчётное число, все пожухли, ягель скрипел и натирал лапы собакам. Через несколько дней после нашего отъезда начались дожди, низины и распадки ключей размокли, и птица перебралась повыше. Бывает и так, что один выводок встречаешь в кочкарнике на ручье, другой – в березняке на сопке, третий – в сухой ложбине между сопками, а четвёртый – на самой вершине. Чаще всего такое распределение в это время (конец августа – начало сентября) наблюдается в переменную погоду, когда солнце сменяется небольшими дождями и наоборот. Но в любом случае самая эффективная стратегия поиска выводков – это искать в местах, схожих с тем, где нашёл первый с утра выводок. А утром – где подсказывает опыт предыдущего дня. С легавой при этом, безусловно, ориентируешься на собаку и смещаешься на тот уровень высот, куда она своим поиском подсказывает. Понятное дело, что чем шире поиск и быстрее ход, тем интересней охоты. С «унылым осликом» на этих просторах можно и в богатый год полдня впустую проходить.

Белой куропатке (больше, чем другим тетеревиным) свойственно значительное колебание численности. Поздние вёсны, холодные (со снегом) июни, дожди, колебания кормовой базы приводят к тому, что выводков может практически не быть, как в прошлом 2017 году. А нет выводков – нет, в общем, и охоты (разве можно назвать охотой 1–2 встречи с одиночными птицами за целый день?) В более удачные для размножения годы 90% охоты происходит именно по выводкам. Куропатка – птица активно бегающая, и с легавой, делающей стойку по первому запаху, или спаниелем, замирающим на набродах, за выводком можно ходить долго. И наоборот, чем смелее работает собака в птицу, тем быстрее заставляет её запасть. После подъёма птицы редко перемещаются далеко, бывает, что садятся всего метрах в 50. Выводок сразу начинает перекликаться, собираться и пытаться убегать, и чем быстрее собака снова найдёт птиц, тем вернее они западут, а над затаившейся в кочке или кусте куропаткой легавая может стоять буквально в метре, и ещё надо заставить её взлететь. Куропатки не любят пересекать влёт большие открытые пространства (а молодые птицы и физически не способны перелетать зараз более 300–400 метров), и если застать птиц в небольшом локальном березняке, то они так и будут перемещаться по нему туда-сюда. Естественно, выбить весь выводок в таких условиях несложно, но это очень «не комильфо»! Даже если вы потратили на поиск птиц полдня, я считаю, не надо брать из выводка больше 4–6 птиц (это при численности его 10–15 куропаток). Также не следует «добивать» его и на следующий день – значительную часть уже отработанных выводков назавтра можно отыскать «примерно там же». (Но бывает и так, что неудачно отработанный в самом конце дня и оставленный «на завтра» большой выводок утром проваливается как сквозь землю, и его не удаётся найти на площади чуть не в км на км). Поэтому мы обычно меняем район охот каждый день: это и интереснее, и обеспечивает стабильный результат.

Белая куропатка – птица довольно увесистая, чуть меньше тетерева. На дистанциях до 30 метров она прекрасно берётся дробью № 7, но поскольку охота проходит в местах довольно открытых и дальние выстрелы не редкость, то оптимальным номером будет № 6. Дробь № 5 уже крупновата и на средних дистанциях сильно разбивает птицу. Летят куропатки быстро и по прямой, со склона часто идут вниз, и тогда их скорость особенно высока. В общем, стрелять её хоть и не сложно, но всё-таки сильно интереснее тетерева. Тем более через кривые стволы карликовых берёзок. Да ещё когда тундра переливается на солнце всеми оттенками жёлтого, а шляпки подосиновиков, торчащие на ладонь из мха, видны метров чуть не за сто… Красивая, в общем, охота, надолго запоминающаяся, а главное, она не только позволяет скрасить первое малое межсезонье, но возвращает вкус и остроту ощущений охотнику с собакой.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2018 г.

554