Гуси
Дата публикации:
просмотров: 89

Охота на гуся в Калмыкии

Комментарии: 0
Охота на гуся в Калмыкии

Осенний гусиный пролёт – это незабываемые впечатления как для новичка, так и для опытного охотника. Охота начинается задолго до открытия, с подготовки. Основные составляющие успеха – это техника, одежда, маскировка, чучела, манки, ружьё, умение правильно выцелить. И в нужный момент, когда это всё соединяется воедино, на месте перелёта птицы ты делаешь тот долгожданный выстрел. И получаешь незабываемые впечатления, после того как битая тобой птица, рассекая воздух, падает к ногам.

Разговаривая с бывалыми охотниками, которые охотились в Калмыкии на гуся лет сорок назад, понимаешь, как много поменялось за эти годы. Раньше наши отцы брали ружья, патроны и ехали на УАЗах и ГАЗонах в излюбленные гусями места, которые особо не менялись из года в год. Ложились в естественные канавы, прятались за столбами или в деревья и стреляли в пролетавшие с водоёмов на кормёжку стаи. Результативность такой охоты была разная – от 2 до 50 птиц на охотника, всё зависело от того, попадёшь ли ты на пролёт основной гусиной массы. В общем, те, кто знал излюбленные места перелётов, всегда набивали больше птицы. И сейчас есть охотники, которые добывают гуся таким же способом.

Но есть и другая, как я считаю, более интересная охота на гуся. Когда ты лежишь в укрытии, обставленный искусственными чучелами гусей, манишь духовым манком и не даёшь гусю ни малейшего шанса засомневаться в правильности курса. Ты видишь, как гуси перестают махать крыльями и, как парашютисты, снижаются на верный выстрел. И если всё сделано правильно, то следующие подлетающие стаи проделывают то же самое. И после команды «огонь!» поражённые дробью гуси, рассекая воздух, падают на землю. Нужно только быстро собрать битую птицу и гильзы, чтобы следующие стаи не почувствовали подвоха.

Гуси – перелётные птицы, и время их миграции напрямую зависит от погоды. За предыдущие года три погода настолько изменилась, что предугадать, где и когда полетит гусь, стало сложнее. В этом году осенний перелёт начался в середине ноября, но как только прилетела основная масса гуся, выпал снег глубиной пятнадцать сантиметров, а на следующий день пришли морозы, и лишённый пищи гусь, ввиду замерзающих водоёмов, не задерживаясь в Калмыкии, полетел на юг, тогда как раньше обычно птица оставалась до конца декабря, а при тёплых зимах и зимовала.

Едва увидев по прогнозу ухудшение погодных условий, что означало, что гусь должен прилететь в Калмыкию, мы с напарником выдвинулись на поиски. К вечеру была обнаружена небольшая группа птиц – разведчики. Они прилетают первыми и за день до прилёта основной стаи ищут места кормёжки. Мы выбрали наиболее перспективное место между полем и водоёмом и решили встать пораньше, чтобы установить скрадок и чучела. Перед рассветом пошел лёгкий снег, и мы решили ложиться в расставленные чучела, надев белые маскировочные халаты. Опыт таких охот уже имелся. Гуси не видят охотников в белых маскхалатах. Здесь главное – спрятать тёмную обувь, выделяющуюся на белом фоне, под рядом стоящее чучело и обмотать ружьё белым строительным скотчем или бинтом.

При подманивании гуся мы действуем поэтапно. Во-первых, услышав где-то за горизонтом крики летящей стаи, нужно кликнуть её манком, и не один раз, а желательно до того момента, пока вы не услышите, что они откликаются. Тем, кто научился работать духовым манком, это гораздо легче сделать, переходя от призыва до осадки подлетевшей стаи. Есть профессионалы, которые могут управлять летящей стаей, подавая сигналы «левее», «правее» или «снижаемся». Наблюдать за этим просто удовольствие! Сам лично такого не видел, но на YouTube есть ролик, как это проделывает профессиональный манильщик гуся.

Сейчас в продаже есть такие манки, звук которых тяжело отличить от настоящего гусиного позыва: они импортные и дорогие. Я пользуюсь одним из них, но поскольку я не профессиональный манильщик, то как только стая появляется на горизонте, я беру в руки так называемый флаг и машу им, издалека создавая иллюзию машущего на земле крыльями гуся. Гуси сразу замечают движение и начинают лететь к вам. Как только вы это заметили, можно перестать махать. Тут, если вы не можете профессионально работать манком, лучше лежать и не двигаться до момента, когда уже можно будет стрелять. Ну а мы подаём одиночные сигналы на посадку: тогда гусь увереннее идёт на чучела и, если его ещё не стреляли в этих местах, садится сразу, не совершая ни одного облёта.

Гусиная охота – это прежде всего коллективная охота. И она не ограничивается тем коллективом, который охотится вместе с тобой. Это охота всех коллективов, которые находятся в пределах видимости. Об этих охотниках ты узнаёшь, как правило, рано утром, при расстановке чучел – по перемещающимся фонарикам. И тут главное – правильно сориентироваться, чтобы удачно поохотиться и не помешать другим охотникам. Бывало и так, что мы расставили чучела, скрадки и ждём гусей, а тут вместо гусей перед тобой на расстоянии выстрела приезжают и становятся охотники. Хотя мы моргали фонариками, давая понять, что место уже занято. Начинается лёт птицы на кормёжку, а ребята только принялись расставляться, а после того как всё ими задуманное вроде как сделано и они готовы к бою, лёт прекращается. Сами не поохотились и нам помешали.

А самое часто встречающееся на гусиной охоте неудобство от соседей – это так называемые зенитчики. Понятно, что все, кто ранним утром не лежит в кровати, а пытается добыть гуся в поле, уже как минимум заслуживает добычи. И основная ошибка, которая не даёт им это сделать, – это стрельба по высоко летящим гусям, идущим на излюбленное поле кормиться. Причём это не даёт добыть птицу не только им, но и охотникам в пределах видимости. Что происходит? Гуси летят к полю на высоте сто метров. Зенитчики начинают стрелять и тем самым задирают птицу на триста метров, после чего гуси начинают настороженно облетать поле на этой высоте. Вычислив всех охотников, гуси находят свободное от них поле и садятся кормиться там. Две-три стаи проделывают тот же маршрут и, с таким же успехом обстрелянные стометровыми патронами, улетают к сидящим в стороне гусям. После чего следующие налёты идут уже другим коридором, проложенным в стороне от охотников. Результат один: два гуся на все коллективы охотников, выбитые с небес и упавшие в километре от стрелков. И тех, бывает, не находят. Так происходит часто.

А был случай, когда в поле охотилось восемь команд. Гусей не трогали до уверенных выстрелов до тридцати пяти метров. Происходило следующее. Гуси заходили со ста метров и пролетали над первой группой, которая лежала не шевелясь. И, начиная снижаться, летели к чучелам второй команды. Подманенные манком, они поворачивали к третьей и, летя к ней, пролетали над четвёртой на расстоянии выстрела. Обстрелянная и потерявшая трёх гусей стая уходила то к пятой, то к шестой, где также была удачно бита. И садилась в середине поля, где её уже никто не трогал.

Так было несколько раз, и птицы каждый раз налетали на разные группы. Где-то на восьмом налёте подлетавшие стаи начали приближаться не на ста метрах, а на тридцати, и тут в бой вступила первая группа. После того как они отстреливались, гуси делали несколько кругов, снижались и попадали под выстрел следующим группам. Самой удачливой на этой охоте оказалась первая группа. Все основные налёты прошли над ними, хотя по первым восьми они не стреляли вообще. Я до сих пор не знаком с теми, кто охотился на этом поле, но у меня в тот момент было чувство, что мы в одной команде. Отстрелялись все, и даже третья команда: хоть перед ними стояла четвёртая, но она пропускала высоко летящие стаи, которые долетали и пытались садиться к третьей команде. Хотелось бы, чтобы прочитавшие эту статью тоже попали на такую охоту. А не пытались выбить птицу с облаков, мешая себе и другим охотиться.

И вот он, долгожданный рассвет, и ничего не подозревающая стая голов в триста с криком налетает на нас. Выстрел! Гусь подломлен, падает вниз. Крик испуганной стаи, хлопающей крыльями над головой и быстро набирающей высоту. Ещё раз жму на курок – щелчок, выстрела нет. Передёргиваю затвор пятизарядки – щелчок, а выстрела нет. Ружьё не подаёт патрон. А почему не стреляет напарник? Поворачиваюсь к нему: там тоже что-то непонятное происходит с ружьём. Проверяю своё: вроде бы все в норме. Опять налёт, опять всё то же самое. Третий налёт – и опять всё повторяется. На четвёртом налёте моё ружьё стало работать исправно. Оказывается, пока расставляли чучела, с ружья сдуло покрывало, и в затвор надуло снега, который замёрз внутри. Почему не стрелял напарник? Оказывается, при приближении стаи он бежал к своему скраду, споткнулся и стволом черпанул земли.

Налёты идут один за другим, а мы не стреляем – вытаскиваем землю из ствола напарника. Ура, ствол чист, и мы готовы к бою! Ещё налёт – и несколько птиц, кружась, падают в сугроб. Охота состоялась! Удачно отстрелявшись, приняли решение поохотиться и завтра. Масса птиц собралась на соседнем поле. Вечером все они улетели на воду. Утром следующего дня мы проделали ту же работу. Лежим в чучелах. Уже светает, а птицы нет и нет. Несколько налётов голов по тридцать, из которых было выбито трое – и тишина. Собрались и поехали искать основную массу по другим полям. Оказывается, как нам рассказал фермер, рядом с чьим хозяйством они ночевали, вся стая в три часа ночи поднялась и улетела, как оказалось, на юг.

Вот так прошла осенняя охота в Калмыкии. Мы получили незабываемые впечатления, а вечером уже ели хинкали из диких жирных осенних гусей, и обсуждали увиденное, делая работу над ошибками, от которой в основном и зависит успех на гусиной охоте. Гуси улетели, и нам остаётся лишь ждать весны, ведь весной гуси дольше задерживаются на территории Калмыкии.

Русский охотничий журнал, февраль 2017 г.

89