Линные гуси и их отлов

Гуси
Дата публикации:
просмотров: 696
Комментарии: 0
Линные гуси

Линька – один из ключевых моментов в жизненном цикле птиц. Разные виды меняют перья в разное время года и в разной последовательности. У гусеобразных нашей страны (уток, гусей, казарок, гаг) смена маховых перьев происходит летом. И отличительной чертой линьки этих птиц является одномоментная смена всех маховых перьев. Сначала выпадают старые перья, следом сразу начинают расти новые. При этом птицы теряют способность к полёту на некоторое время. Если говорить о гусях – то примерно на десять дней – две недели.

Коренные народы северных частей как России, так и Америки, отлично знали эту особенность и, конечно же, не могли пройти мимо такого источника белка и добывали гусей на линьке в значительных количествах.

Линька у гусей происходит в конце июля – начале августа. В это время гуси и казарки зачастую сбиваются в большие стаи на озёрах или в море. При этом гуси и казарки по-разному реагируют на приближение опасности. Мы довольно много работали на отловах и тех и других для последующего кольцевания. Гуси (белолобый и гуменник) при приближении лодки на небольшом водоёме массово начинают заныривать (да, гуси отлично ныряют, несмотря на свои немаленькие размеры). При этом гуси массово выныривают у берегов и незаметно выходят на них, затаиваясь в траве, кочкарнике или в зарослях карликовой ивы. Часть птиц выныривает за кормой лодки. К тому же гуси умеют плавать «вполводы», притопив наполовину тело в воду. За счёт этого они мастерски растворяются в тех местах, где есть развитая водная растительность. Ну и вдобавок гуси очень быстро бегают по тундре. Это приводит к тому, что буквально через 10 минут большая стая, численностью больше тысячи, растворяется в тундровом ландшафте. Мы как-то попутно с основными работами ловили гуменников для кольцевания. Основной целью тогда была разведка местности для дальнейших работ. Для передвижения использовали тихоходный моторный катамаран, отлично подходивший для четверых человек. Основной целью работ были белощёкие казарки, а гуменники были фактически факультативом. Жалко же мимо проходить! Когда ещё будет возможность окольцевать хоть какое-то количество гуменников? Тем более в тех краях гуменников цветными кольцами ни до нас, ни после не метили. Поэтому план был простой: при встрече стаи выгнать её на берег, отловить пару десятков, окольцевать и выпустить. Но удалось отловить тогда за один раз всего штук восемь. Сотни гусей просто растворились в окружающем ландшафте. При этом все птицы, которых удалось поймать, были либо замечены затаившимися с достаточно большого расстояния по характерному двуцветному клюву, либо при бегстве влетали в плотную осоку или ивняк, выбежать из которых быстро им не удавалось. Попытки догнать и поймать одного гуся из десятка-двух, убегающих по тундре к ближайшему озеру, практически всегда заканчивались ничем.

Есть несколько закономерностей в поведении линных гусей. На небольших водоёмах при угрозе с воды они уходят на землю. Обычно они стараются как можно быстрее перебежать на соседний водоём, где чувствуют себя в безопасности. Поймать гуся руками на водоёме – дело практически невозможное. Были попытки ловить гусей, выматывая их. Допустим, на водоёме есть одна-две птицы и их необходимо поймать. На землю по каким-либо причинам идти они отказываются. В таких случаях применялась методика выматывания птицы. Один из ловцов на лодке постоянно преследовал птицу, заставляя её постоянно нырять. Расчёт был такой, что рано или поздно птица устанет и её можно будет поймать, подплыв на расстояние вытянутой руки. Надо сказать, что эта методика работает, но очень плохо. Надо быть готовым, что за птицей придётся гоняться час, а может, и более. И ещё неизвестно, кто кого утомит первым. Я был свидетелем, когда для отлова одной птицы потребовалось чуть меньше часа времени, но при этом ловцы были не на гребной лодке, а на моторной.

Эта специфика поведения линных гусей приводит к тому, что массовый отлов их возможен. Но только правильно подготовленной командой и с учётом особенности местного ландшафта. Вот уж что-то, а специфику местности все северные народы умеют учитывать мастерски. Как, впрочем, и конструировать различные орудия для добычи разнообразного зверья, от куропатки до серых китов и моржей.

Перед отловом проводится разведка и находится место скопления линных птиц. С учётом местности прикидывается, в какую сторону гуси будут уходить, на какое озеро или протоку реки. На пути предполагаемого ухода птиц ставятся сети-направляющие, заканчивающиеся коралем. В сетях птицы не должны запутываться. Они выполняют роль направляющих, стенок, вдоль которых гуси бегут по направлению к коралю. Обычно ставят две стенки углом, в вершине которого расположен кораль. Кораль – это небольшой загон, обычно круглой или овальной формы, также огороженный сеткой. Установка сетей и кораля занимает много времени. Кроме того, его надо установить скрытно, не побеспокоив птиц на линном скоплении. Иначе с очень высокой степенью вероятности они переместятся на другое место до начала загона и отлов сорвётся.

Стандартная тактика отловов включает в себя одну или две лодки, которые должны выдавить птиц на землю. Это нельзя делать быстро, иначе птицы разбегутся раньше времени, но и нельзя сильно отставать, иначе птицы выйдут на берег не в том месте, откуда их можно будет гнать в кораль. После того как птиц выгоняют на берег, их гонят к крыльям загона (или же иногда направляющие заходят прямо в воду), откуда уже они попадают в закрытый кораль.

Далее наступает самая простая часть процесса: птиц умерщвляют, причём в некоторых случаях просто перекусывают основание черепа. Выглядит это достаточно специфически. Помнится, несколько лет назад в интернет был выложен ролик отлова чукчами белошеев (Красная книга РФ, между прочим), сделанный в начале 90-х. Наверное, при желании его можно до сих пор найти. Но ничего приятного в нём нет.

При загонах казарки (белощёкая и чёрная) ведут себя несколько несколько по-другому, чем гуси рода Anser (белолобые и гуменники). Они до последнего идут плотной стаей, не рассыпаясь по дороге и не пытаясь занырнуть за лодку. Выйдя на землю, они не пытаются разбежаться по сторонам, что очень характерно для настоящих гусей. Эти особенности поведения приводят к тому, что ловить казарок гораздо проще. Так, по нашему опыту, две байдарки легко загоняют стаю казарок в небольшой кораль. Причём казарки легко идут даже в закрытый кораль, сделанный из ткани. Такой используется нами, так как, в отличие от северных охотников, птиц мы всё-таки не убиваем, а кольцуем и выпускаем. Соответственно, отловленных птиц надо передерживать, причём так, чтобы они не стрессировались видом человека и не бились о загородку. Приходится делать кораль из плотной ткани, в котором птицы не видят команду кольцевателей, хотя та и находится буквально в 10 метрах от них. Птицы же всегда выпускаются всей стаей, даже если невозможно окольцевать всех птиц. Казарки, как и гуси рода Anser, моногамны, пары у них многолетние. Процент «разводов» около 5% в год. Поэтому при отловах важно не нарушить социальные связи для того, чтобы потом иметь корректные данные по кольцеванию. Из-за этого даже в случае, когда кольцуется только небольшая часть стаи, гуси из кораля выпускаются все вместе и одновременно.

Отловы местным населением казарок и гусей достигали значительных размеров. Тревор-Бетти, английский орнитолог, этнограф, географ и путешественник, в 1884 году посетил о. Колгуев. Своё путешествие он описал в книге «Окружённый льдами на о. Колгуеве» (Ice-boundonKolguev). В книге подробно описаны в том числе жизнь и быт ненцев. Помимо всего прочего, там же есть и хорошее описание охоты ненцев на линных гусей с фотографиями и зарисовками.

В настоящее время на Колгуеве гнездятся белолобики и гуменники. Белощёкая казарка начала там гнездиться с конца 80-х и сейчас является также одним из наиболее многочисленных видов гусей. Тревор-Бетти же отмечает, что основная часть в добыче приходилась на чёрных казарок. Если честно, то в своё время я не придал этому особого значения, решив, что, видимо, исследователь ошибся и перепутал её с белощёкой казаркой. Однако недавно удалось ознакомиться с выдержками из книги. И текст и иллюстрации однозначно указывают на то, что ненцы добывали в основном именно чёрных казарок. Вот его данные о добыче птиц из одного загона. «Добыто 3300 чёрных казарок, 13 гуменников и 12 белолобиков. Всего – 3325 гусей…» Размер добычи впечатляет. Автор отдельно упоминает, что он не видел ни одного гнезда или выводка чёрной казарки на острове, и предполагает, что это были неразмножающиеся птицы, линявшие на Колгуеве.

В настоящее время чёрная казарка встречается в небольших количествах на острове только во время пролёта. Насколько я понимаю, ненцы на острове появились относительно недавно: в конце XVIII века их привёз по контракту один из промышленников. Есть точка зрения (и я к ней также склоняюсь), что чёрная казарка, точнее, неразмножающаяся часть популяции, линявшая на острове, была полностью уничтожена именно отловами во время линьки. Причём произошло это именно по причине специфического поведения, которое существенно облегчает отлов этих птиц по сравнению с белолобым гусем и гуменником.

В настоящее время добыча линных уток и гусей в России запрещена. Однако, как уже было описано выше, метод продолжает использоваться для отлова гусей для кольцевания. Да, меняются некоторые технические моменты отловов. Лёгкие лодки – ветки или каяки – заменяются байдарками, моторными лодками или катамаранами. Используются капроновые сети и алюминиевые колья. Но общий смысл и техника отловов остаются неизменными. В СССР такого типа отловами занималось достаточно много команд. В этом году, насколько мне известно, работало всего две команды. Специалисты Института географии РАН отлавливали гусей на Колгуеве, а на о. Врангель проводились отловы белых гусей. Также отлавливались гуси в нескольких других местах, но это были отловы не массовые, без применения коралей и загонов.

Надо сказать, что орнитологи часто перенимают традиционный опыт живоотлова у охотников. Так, в Голландии орнитологи отлавливают гусей с применением традиционной техники отлова с манными гусями. Там же используется традиционная ловушка фризов для ловли куликов. В Китае отлавливают куликов, приманивая их на звук традиционного манка-дудочки. Ну и мы последнее время с успехом используем тайник для отлова больших песочников на Камчатке на местах отдыха во время высоких приливов.

Кстати, замечу, что ни одна охота по азарту пока не может сравниться с живоотловами птиц. Особенно это касается отловов гусей на линьке для кольцевания. Каждый отлов – это небольшая операция, где надо учитывать расположение сетей, гусей, погоду, направление ветра и т. д. Так что если вам выпадет шанс участвовать в таких отловах – соглашайтесь, не пожалеете.

Русский охотничий журнал, июль 2018 г.

697