«Семёновская» подсадная утка и охота с ней

Утки
Дата публикации:
просмотров: 775
Комментарии: 0
«Семёновская» подсадная утка и охота с ней

Трудно переоценить вклад России в мировое животноводство, в создание ярких, уникальных, ни с чем не сравнимых пород домашних животных. Многие из них вошли в «золотой фонд» мировых селекционных достижений. К сожалению, эти достижения нами с легкостью теряются.

Рассуждая об этом, невольно вспомнишь многое из того, что было накоплено нашими предками и бездарно растрачено современниками: не позабытые еще полностью традиции голубиной охоты по турманам в Москве и Курске, Туле и Саратове, на бойцовых гусей в Нижнем Новгороде, на знаменитых Павловских кур, восстанавливаемых сейчас по крупицам. Наш же рассказ об охоте с семеновской подсадной уткой.

Слово «ОХОТА» настолько в русском языке богато смыслами, что не хватит и года, чтобы рассказать обо всех его значениях. Мы же вспомним сегодня только об одной из старинных охот в Поволжье – хочется просто поделиться опытом с теми начинающими охотниками, кому дороги не только наши русские охотничьи обычаи, но и отечественные породы домашних животных.

Говоря о традиционной весенней охоте с подсадной, следует сразу сказать, что речь здесь пойдет только о тех способах, которыми пользовались наши отцы и деды и которыми мы продолжаем пользоваться по сей день. Никаких пластмассовых чучел, электронных манков и маскировочных сетей из «суперпрочных» материалов описано в этой статье не будет. Оставим новейшие технологии в покое.

Также попросим не беспокоиться тех, кто привык весной шататься по угодьям с ружьем, желая «добыть хоть что-нибудь», – эта история не для них.

Всем известно, что традиции охоты с подсадной уткой в Среднем Поволжье уходят корнями в дореволюционное прошлое. С начала ХХ века и по сей день эта охота популярна среди жителей Поволжья, на территории современных Нижегородской (Горьковской), Костромской, Ивановской областей, Республики Чувашия. На протяжении десятилетий охотники именно с подсадной уткой добывали водоплавающую дичь на разливах Волги, Керженца, Ветлуги, Унжи, Луха. Бытует мнение, что традиции охоты с подсадной уткой пошли у нас из Тулы, однако доподлинно это неизвестно.

Говоря о сроках такой охоты, следует отметить, что охоту эту вели в период самого интенсивного пролета водоплавающей птицы, весной и осенью (несколько реже). Охотники выходили за первыми холостыми селезнями еще по заморозкам, пока селезень не «истаскался». При ранних охотах прорубались и лунки под утку, лишь бы застать первых ночных селезней, «заезжающих в шалаш по льду». До сего дня старики в нарушение установленных сроков охоты по ночам бьют селезней «с прилета» из своих «нелегалок», и, видимо, уже не изменятся эти люди до самой смерти.

Итак, традиционно охота с подсадной в Поволжье ведется по половодью, с начала пролета утиных стай, из шалашей или из замаскированных лодок («ботников»). Нет разлива, зазеленела листва – и настроение у охотника-волжанина не то, хорошая охота и половодье нераздельно связаны между собой в его сознании.

Шалаши наши охотники делают просторные, стационарные, чаще из елового лапника или камыша, смотря по месту. На строительство такого укрытия уходит два и более часов. Зато просиживать зори в нем комфортно, ведь его плотность такова, что выдерживает любой натиск капризной весенней погоды в виде дождей ли, пронизывающего ли ветра, а нередко и мокрого снега. Встречаются засидки, замаскированные на деревьях, когда разлив затапливает лес и нет возможности обосноваться на берегу, что часто случается, например, на Керженце или Лухе. Места для охоты подходят не все – есть у водоплавающей дичи свои пути в небе, поэтому лучшими местами считаются «бойкие», где по ночам и на зорях активно идет пролет. По нашему мнению, при «бонитировке» таких угодий высший балл следует «присудить» затопленному лесу, когда в пойме под водой оказываются ольшаники и кусты ивняка. Хорошие места поделены между местными охотниками, и занимать чужое место, а уж тем более шалаш, мягко говоря, не принято.

Опытный охотник, выходя на охоту, всегда имеет при себе маленький деревянный кружок, или «блинок», с отверстием посередине, из которого делается присада для отдыха утки. Кроме этого необходима привязка (ногавка) с кольцом – для быстрой высадки утки в драгоценные часы утреннего «разлета». Раньше кольца плелись из ивового прута, а теперь изготавливаются из подручных материалов.

Охоту проводят в темное время суток, на зорях, а иногда на протяжении всей ночи. Иногда к живым уткам высаживаются чучела-«баклажки», вырезанные из ивы или липы, очень искусно раскрашенные под чирков или других уток, но это совсем не обязательно. Главное действующее лицо на этой охоте после охотника, конечно же, подсадная, а лучше «вызаренная» пара, подобранная по голосам. Охоту, как уже упоминалось, начинают рано, ведь всем известно, что холостой жирный селезень-«настовик» приходит еще по зазимкам. Именно на него, на «северянина», нацелено ружье нашего охотника. Добыв такого созревшего селезня в полном брачном наряде, как бы срываешь плод высшей спелости. Стрелять же в мае своих истаскавшихся «местовых» селезней, худющих, с желтым жиром и печально обвисшим «штопором», рука не поднимается. Некоторые «знатоки» утверждают, что селезень якобы становится не нужен и даже вреден после начала кладки, мы же поставим это утверждение под сомнение, учитывая, что в природе вряд ли есть что-то лишнее.

Самыми известными из сохранившихся центров разведения местных подсадных на территории Ивановской и Нижегородской областей являются областные города Иваново и Нижний Новгород, а также поселки Мыт, Лух, Верхний Ландех в Ивановской области, а в Нижегородской – Бор, Семенов, Шалдеж, держат хороших уток и в окрестных деревнях и поселках, например, в Каликино, Олонихе, Клюкине.

В особых условиях охоты сформировались и особые, не похожие на другие породные группы подсадных уток с выдающимися рабочими качествами. Из них особое внимание стоит уделить семеновским уткам – из города Семенова (Нижегородской области) и вообще из Заволжья.

Происхождение этих уток также уходит корнями в дореволюционное прошлое. В.В. Рябов, родившийся и выросший в Нижнем, автор широко известной книги «Охота по перу», описывая свое дореволюционное детство, упоминает уже знаменитых в то время семеновских подсадных, «осиновок» и «чубарых», также их описывает и Я.С. Русанов (см.: Рябов В.В. «Охота по перу», 1967; Русанов Я.С. в: Труды Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства, вып.2, 1971). Поэтому несостоятельны доводы тех, кто утверждает, что семеновские утки – порода «молодая», сформировавшаяся недавно.

В.В. Рябову принадлежит весьма точное описание семеновской подсадной. Приведем его ниже.

«В Горьковской области – в Заволжье – и в частности в Семеновском районе, среди местного населения раньше была широко развита охота с подсадными утками. Здесь у многих охотников и до сих пор имеются табунки подсадных уток.
Местная семеновская утка – некрупная, пропорционального сложения, несколько удлиненной формы со сравнительно тонкой шейкой и небольшой хорошего рисунка головкой; от глаз в обе стороны тянутся резко выраженные темные проточинки. Клюв не широкий и не длинный, но длиннее, нежели у тульских уток, темный, без пятен. Лапки несколько темнее, чем у дикой кряквы.
Среди этой разновидности встречаются утки, у которых головка окрашена в ровный серый тон, а проточинки у глаз выражены очень слабо или отсутствуют. В Горьковской области таких уток называют «чубарыми», или «осиновками».
Наиболее добычливыми подсадными утками из тех, с какими мне приходилось охотиться, были семеновские».

Вслед за именитым автором добавим, что слава о добычливости чубарых продолжает сохраняться и в наше время. Только истинная подсадная утка, породная и своевременно «вызаренная», может подарить охотнику ни с чем не сравнимое по накалу страсти явление, называемое в народе «вертеп». Суть его заключается в том, что после яростной осадки «селех» «на сломанном крыле» буквально пикирует на подсадную и, срезанный точным выстрелом, остается на воде. Немедленно звучит повторная осадка – и другой жених, без облета, уже подсел к утке. Снова быстрый выстрел, отзвуки которого еще не затихли и только на миг заглушили новую осадку, а очередной претендент тормозит по воде. Он уже на мушке, а ухо охотника сквозь призывный голос подсадной слышит «жужжание» и свист крыльев четвертого кавалера. События развиваются в течение нескольких минут, и создается впечатление, что селезни летят на выстрел. Бывают двойные, тройные и четверные «вертепы». Природа этого явления не совсем понятна, однако, хоть и редко, но действо такое случается, и главную роль в этом, без сомнения, играет азартная и деловая подсадная утка – конечно, при наличии резерва селезней. В такой четверной «вертеп» «угодил» в апреле 2014 года охотник А., успех которому обеспечила одна из лучших наших чубарых по кличке Бородка.

К этому описанию можно добавить еще несколько уточнений. По внешнему виду и посадке на воде утки напоминают скорее даже шилохвость, чем крякву – благодаря тонкой длинной шее и низкой посадке. В одном выводке могут встречаться как утки обычного окраса, так и чубарые. На описании чубарых следует остановиться подробнее. Это утки с темными однотонными головами и почти черными клювами. Белого цвета в их оперении нет, зеркало почти незаметно. Селезни чубарого окраса заметно отличаются от обычных, диких – темнее их и, так же как утки, не имеют белого цвета в оперении. Внутренняя сторона крыльев и хвоста у этих селезней сизого цвета, а пластрон не выражен. Именно чубарые, или осиновки, считались в Поволжье атрибутом серьезного, уважаемого охотника. Головы семеновских иногда называют еще «щучьими». Утки крайне спокойные, легко идут на руки, быстро привыкают к хозяину. Это тоже важное качество, поскольку никто не любит дичливых уток, истошно орущих и напускающих охотнику полные рукава и «забродники» воды.

Но есть у семеновской утки помимо оригинального экстерьера и другое важное качество. Голос семеновской подсадной – это ее главная ценность. Он низкий, густой, доносчивый, иногда с чуть заметной хрипотцой и гнусавостью. Есть в нем какая-то особая привлекательность для дикого селезня. Бывало, имея на одной охоте тульскую утку-«частушку», семеновскую и утку «из Мещеры», мы обращали внимание, что наиболее привлекательным голосом для осторожного селезня-ворюги обладает именно семеновская утка (конечно, это не говорит о том, что утки других пород менее добычливы). Выше всего ценится короткая, в три квачка, энергичная осадка и активное поведение на воде. Такие утки еще называются «редкосадыми» и приносят своему обладателю заслуженную славу. Работают семеновские утки лучше всего в «темнозорь», то есть на самой ранней утренней заре и ночью. В это время самая продуктивная охота. Обладают они еще и способностью «разговорами» удерживать не только беспечного молодого «селеха», но и всегда настороженного севшего поодаль матерого «натоптыша». Однажды, временно оставив по необходимости своих чубарых у местного знакомого охотника, после услышали от него такой рассказ. Сам большой любитель и заводчик подсадных (правда, местной, безымянной породы), не утерпев, решил проверить в деле способности наших осиновок и был буквально сражен их работой. Восторженно рассказывая, как после очередной осадки подсадные начинали «роститься» (издавать своеобразное частое тихое квачение), а селезни, словно завороженные, наплывали на выстрел, он назвал наших семеновских уток не чубарыми, а золотыми!

Рассказывая об особой привлекательности голосов семеновских уток, следует сказать и об их способности отманить селезня от утки-дикарки. С таким явлением нередко сталкивается поволжский охотник с подсадной, когда поблизости оказывается дикая пара. Это очень интересное зрелище, при котором происходит словно состязание между подсадной и дикой уткой за расположение зеленоголового кавалера, когда по очереди крича «осадку», каждая из дам зовет его к себе. Обмануть осторожного селезня трудно, он сразу разгадает любую фальшь. Но, к радости охотника, породная семеновская утка часто выходит победительницей в таком соперничестве, когда селезень бросает напрасно голосящую дикарку и перелетает из безопасных затопленных кустов к домашней обманщице – на свою погибель, конечно.

Охотясь в период самого интенсивного пролета, обладатели семеновских подсадных сталкиваются и с таким интересным явлением, как осадка пролетной стаи. Это захватывающее событие описано в охотничьей литературе как-то вскользь, по-видимому, потому, что наблюдать его приходится крайне редко. Но охотнику, однажды наблюдавшему осадку стаи, картина врезается в память на всю жизнь. Выглядит это приблизительно так. После «заркой», яростной осадки пары чубарых стая уток ломает свой маршрут в небе и с характерными свистом и «разговорами» закладывает вираж над шалашом охотника. Снова звучит осадка, и стая опять заходит на круг, уже ниже. Ощущение такое, будто над тобой проносится маленький реактивный самолет. Стая продолжает снижаться. Новый азартный призыв подсадных – и вот уже с шумом и плеском, поднимая тучу брызг и глиссируя, напротив шалаша падают на воду два десятка красноголовых нырков…

Продолжая рассказ о подсадных, отдельно стоит остановиться на традиции плести корзинки для подсадных из ивового прута или елового корня. Это искусство до сих пор сохранилось в Поволжье. Такую корзинку с вертикальными, а не косыми, как у грибной, стенками и даже иногда с расширением книзу также иногда называют «пещерок». «Пещерки» бывают на одну и две утки, с окошечками и без, круглые, полукруглые (боковушки) и прямоугольные. Корзинки из корня наиболее прочны и долговечны. В последнее время многие стали пользоваться переносными ящиками из фанеры, на которых удобно и посидеть в шалаше.

Для подманивания чирков охотник с подсадной, как правило, имеет манок – чирковую дудочку, но это уже тема отдельного разговора.

В заключение следует добавить, что «молодки», то есть утки в возрасте до года, в большинстве работают первой весной превосходно, а вот по второму году и далее выявляются лучшие утки, а некоторые, наоборот, вообще перестают работать. Поэтому многие поволжские охотники утверждают, что хорошую подсадную нужно «нажить», то есть выбрать путем проб и ошибок. Такая проверенная утка может служить любителю больше десятка лет и доставлять много удовольствия в шалаше на весеннем разливе.

Долгое время мы считали, что являемся чуть ли не последними охотниками, практикующими разведение семеновских подсадных, но, к счастью, это оказалось не так. В 2014 году на Волге, в Борских лугах, недалеко от Нижнего, Нижегородским охотничьим клубом и сайтом «Волгахантер» было организовано очень важное мероприятие – выставка поволжских подсадных уток, где заводчики смогли встретиться и познакомиться. Надеемся, эта встреча станет традиционной, и благодаря взаимодействию заводчиков и охотников наша любимая семеновская утка не выродится, как уже исчезли многие ценные русские породы домашней птицы.

775