Осень, утка, спаниель

Утки
Дата публикации:
просмотров: 244
Комментарии: 0

Близится осень. Вечера августа уже не настолько жаркие. Гнус и мошка успокоились после июльского зноя.С удовольствием хлюпая сапогами по заболоченным берегам, мы с русским охотничьим спаниелем Белкой охотимся на бекаса.Периодически вижу смену работы собаки на утку. Характерно читает следы, то и дело ныряя в заросли тростника.

С возрастом у собаки появилась замечательная способность: она отдаёт голос при встрече с птицей. Да, не регулярно. Но этот «взлай» даёт мне драгоценные мгновенья на вскидку и готовность к выстрелу. То и дело водой выбегают хлопунцы и вылетают старки. Подождём открытия. А пока – запомним новые места обитания. И в ближайшие дни сюда ни ногой. Не будем беспокоить столь желанные трофеи.

Но вот отгремело открытие охоты на утку. У нас был очень дружный и позитивный выезд на Финский залив. Старые друзья собрались на излюбленном месте, в коллектив подтянулись новые лица. И вновь рёв бензопилы, стук топора и песни у костра. Конкуренция была высокая, утка носилась на сверхскоростях. Увы, по берегам разместилось огромное количество «охотников», которые стреляли во всё, что летело, и на каких-то безумных дистанциях. Само собой, что об этике они слыхом не слыхивали. Что такое пропустить птицу, когда она не на выстреле, таким специалистам неизвестно. Ну да ладно. Не мне судить. Прочитают и поймут – хорошо. А тем временем мы неплохо справились с ненастёганными стайками, несколько манков слаженно разворачивали и осаживали пернатых. Все были с добычей!

Как рассвело – можно было расслабиться и пофотографировать пейзажи. Белка отлично проявила себя в поиске и подаче как битой, так и подранков утки. Залив ещё не остыл, поэтому каких-то специальных процедур по сушке собаки не требовалось. Поднялось солнце. Совсем рассвело. Лёт завершился, и собака заняла самое высокое место на «смотровом камне», внимательно вглядываясь вдаль и чутко вслушиваясь в происходящее в лагере. Загремели кастрюли, и потянуло вкусным запахом. В лагере готовился завтрак перед отъездом. Пора и нам было подкрепиться. Мокрая, но довольная Белка зарылась в спальник, парни перекусывали, все были рады удачному выезду.

Вскоре утка начала смещаться с больших водоёмов и забиваться в крепи, где обычно находится до холодов перед отлётом. Это самое продуктивное время для охотника с собакой. Хорошо поставленная собака по утке работает слаженно, её действия предсказуемы, подъёмы и подачи вызывают одобрительные возгласы напарников. Мы меняем место охоты и теперь ездим на небольшие лужи, пруды, лесные озёра. С каждым годом заветные места становятся всё более известны и популярны. Приходится ещё чаще выбираться на разведку, искать новые водоёмы подальше и поглуше. Все трудовые и временные затраты забываются, когда наблюдаешь подачу верной помощницы. Белка с шумом выдыхает воздух с каплями воды, фыркает. Болотная вода то и дело заливает нос. Переваливаясь через коряги, крепко сжимает жирного крякаша. Выходит, подаёт в руку. Отряхивается, заливая нас с напарником, и уходит в заросли. Бегает, сушится, вытирается о сухие листья. Усаживается рядом, периодически оглядываясь и проверяя подвешенную на ветке добычу.

Очень интересна реакция собаки на птицу. Не секрет, что ушастые замечают и слышат раньше человека. Свист крыльев, движение, кряканье – всё является сигналом готовности. Временами, выжидая очередного налёта, поглядываю на собаку. Та только носом жадно втягивает прохладный вечерний воздух да отгоняет от ушей назойливых комаров. Но вот собака замерла! Внимательно смотрит в одну сторону. Я вглядываюсь и замечаю низко идущего крякаша. «Замри!» – шёпотом даю команду. Собака вытянулась, поджала лапу. С её небольшим ростом, сидя в воде, разглядеть что-то сквозь стену камыша довольно проблематично. Резко встаю, утка свечкой задирает вверх. Выстрел. Крякаш кувыркается и падает под другой берег. Белка от нетерпения взвыла. «Подай!» С брызгами и волной собака влетает в воду. Плывёт, а сама издаёт очень забавные гортанные звуки – мы их называем «ворчит». Такое ворчание бывает, когда она чем-то недовольна. В данном случае это звучало как: «Ох уж это воспитание! Опять ждать пришлось!»

Чем ближе были холода, тем больше опыта набиралась утка. Матёрые старки уже не держали собаку, а подросшие хлопунцы то и дело пытались перехитрить чуйку и скорость Беланты (в простонародье – Белки). Вновь компанией удалось собраться уже осенью. Этот выезд был скорее символичным. Недалеко, спонтанно и не очень результативно: стреляли всего несколько раз. Почти вся утка была распугана. Собака брала свежий след, но то ли до нас кто-то прошёл, то ли это были утренние наброды. Вечерний лёт был скудным, но от нуля уйти удалось. Хорошая маскировка, чучела и активная игра на манках – залог успеха. Собака вжалась в траву рядом со скрадком, преданно ожидая своего этапа работы.

Налёт был, как всегда, неожиданным: Белка чуть ли не в прыжке развернулась. Из-за левого плеча лихо зашла на посадку пара. Сложила крылья, разрезая воздух. Шумная посадка буквально разорвала вечернюю тишину крошечного водоёма. Тут уж мы не зевали! Спустя какие-то мгновенья Беланта была отправлена на подачу. Стало ясно, что птица начала сбиваться в стаи и ушла с глухих озёр. За ночным костром и вкусными яствами было принято решение следующий общий выезд организовать уже на большую воду…

«Ну и погоду же мы выбрали!» – ёжась от пронизывающего ветра и натягивая шапку, ворчал Лёха. Да, такого шторма я давно не видел. Не спасали ни тент, ни стрейч-плёнка, которой мы обмотали деревья, закрывая стол и кострище. Порывы рвали плёнку, срывали тент. Холодный косой дождь накрывал повсюду, от него было не скрыться. Приехали ещё ребята. Нехотя повылезали из машин. Костёр шипел и дымил, но разгореться мы его уговорили. Кое-как приготовили ужин и засобирались спать. Предстоял ранний подъём. Утро разрушило все наши надежды. Ветер стал ещё сильнее, дождь не прекращался, палатки поплыли. В такую погоду собаку закрыл и в работу не пускал. Я всегда был уверен: такое ненастье – лучшее, что можно придумать для осенней утиной охоты. Ан нет. Какой-то катаклизм. И лишь редкие двойки-тройки северной утки носились где-то очень далеко от берега, над водой. Да и выстрелов почти не было. Единичные.

Чтобы укрыться от дождя, какие только комбинации не использовали: забродные сапоги и плащ-палатка, непромокаемые костюмы, плащи и т. д. Окончательно вымокнув, мы приняли решение собираться домой. Чуть позже ненастье более-менее спало. Хмурый осенний вечер накрывал залив. Шумели кронами сосны, стряхивая ледяные капли двухдневного дождя. Проводив всех товарищей, мы с Белкой прошлись по берегу. Увы, и тут было пусто. Все спрятались от такой погоды. Вернулись в лагерь, поужинали. И тут… Собака среагировала мгновенно – замерла, выразительно глядя в небо. Устало гоготали гуси, борясь с порывами ветра. Скоро, совсем скоро мы поедем на гуся! Но это будет уже совсем другая история.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2018 г.

245

Похожие статьи