Фазаньи истории нижнего Дона

Горная, пустынная и экзотическая дичь
Фазаньи истории нижнего Дона

На территории Ростовской области обитают два подвида фазана обыкновенного. Во-первых, это аборигенный северокавказский подвид. А во-вторых, так называемый «фазан охотничий» – птица, искусственно выведенная человеком и затем массово интродуцированная во многих странах мира ради охоты.

Считается, что визуальным отличительным маркером самца северокавказского подвида является отсутствие ярко выраженного кольца из белых перьев на шее взрослой особи. Впрочем, подвиды фазана легко скрещиваются между собой и в местах совместного обитания создают гибридные популяции. У самцов из таких смешанных групп на шее зачастую встречается неполное белое кольцо или даже просто фрагментарные участки белого оперения.

Самец фазана может издавать характерный звук, отдаленно напоминающий крик его домашнего родственника – деревенского петуха. Крик этот хоть и называется брачным, но издается фазанами не только весной в период спаривания. Кричат петухи и осенью, и даже зимой, хоть и не так часто, как в период токования. Кстати, основной практикуемой методикой учета численности фазана в охотничьих угодьях является как раз учет по брачным крикам. Одним из ключевых качеств в поведении фазана является способность очень быстро перемещаться по земле. Эта птица вообще чаще проявляет склонность уйти от опасности пешком, чем подниматься на крыло. Догнать здорового фазана, убегающего по кустам, человек обычно не в состоянии, да и не каждая собака справляется с этой задачей.

Фазаньи истории нижнего Дона

Старшее поколение охотников Ростовской области в молодости фазанов почти не знало. Птица эта, в давние времена плотно заселявшая низовья Дона, вместе со степной популяцией тетерева была выбита охочими до дичины казаками и прочими южными людьми к концу XIX века. Уже после Великой Отечественной войны усилиями госохотхозяйств и обществ охотников началась активная реинтродукция фазана в регионе. Главной целью являлось обогащение охотничьей фауны Дона, достигшей пика упадка в период с конца XIX века по послевоенное время.

Полностью отсутствовали копытные, критических показателей достигла численность степных эндемиков – байбака, стрепета и дрофы (или дудака, как ее исторически называют на Дону). В разных районах области проводились одновременные выпуски обоих подвидов фазана. Новые поселенцы в большинстве случаев приживались хорошо, хотя, конечно, не обошлось и без неудач. Даже сейчас есть районы, где выпуск этих птиц год за годом не приносит видимых результатов.

Постепенно фазаны распространились по всему нижнему течению Дона, по Западному Манычу и по бесчисленным камышовым балкам юга и запада Ростовской области. На самом востоке региона птица отсутствует, а на севере она обитает точечно – в местах, где происходил выпуск (хотя порой плотность в этих очагах достигает весьма значительных показателей).

Фазаньи истории нижнего Дона

Благодаря довольно умеренной добыче (в Ростовской области можно стрелять только самцов, путевка в большинстве хозяйств выдается только на 1-2 дня) и весьма толерантному к людскому присутствию образу жизни, численность фазана практически ежегодно растет.

Эта птица – ярчайший пример дичи, нынешняя многочисленность которой в охотничьих угодьях Ростовской области обусловлена целиком и полностью усилиями охотничьего сообщества. Сейчас любоваться фазанами можно во многих местах области, просто выехав на природу. Там, где тростниковые заросли подходят к дорогам, птиц можно наблюдать даже на обочинах федеральных трасс, не говоря уже про менее значительные дороги. Более того, в последние годы фазан стал обычным обитателем пригородных дачных поселков, городских рощ и может встретиться иногда даже в парках в центре Ростова-на-Дону.

Главным врагом фазанов являются холодные зимы с высоким снежным покровом. В это время птицам трудно добывать пищу, они слабеют от бескормицы и становятся легкой добычей как для хищных зверей, так и для недобросовестных людей. В такие зимы фазаны вместе с серыми куропатками массово выходят на открытые участки местности вблизи дорог, где по обочинам снежный покров меньше. Там легче докопаться до земли и можно найти остатки зерна, рассыпанного зерновозами осенью. На таких участках птиц поджидают «автобраконьеры», среди которых особой популярностью пользуются современные мощные пневматические винтовки – за бесшумность. Из диких животных основной вред фазанам наносят лисицы, енотовидные собаки и относительно новый для Ростовской области зверь – шакал, массово размножившийся здесь в последние годы. Эти хищники наносят серьезный урон и кладкам, и выводкам, и даже взрослым особям, ночующим на земле.

Фазаньи истории нижнего Дона

Массовый способ охоты на фазана по большому счету практикуется только один – это ружейная охота с подхода. Вариации могут возникать только в зависимости от конкретного места охоты, количества охотников и наличия или отсутствия собак. Сезон охоты открывается, как правило, в октябре, когда выводки уже разбиты и вылинявшие петухи обретают яркий красочный вид. Впрочем, добыча на не совсем вылинявшего петуха в «колодках» – тоже вполне обычное дело.

Основные места обитания этих птиц – камышовые балки, луговины вокруг них, рогозные заросли рядом с водоемами и массивы колючих кустарников, например терна. Многие охотники считают, что полноценная охота на фазана возможна только с собакой. Это не совсем так, но действительно есть места, где без четырехлапого помощника поднять петуха на крыло и потом подобрать битую птицу практически невозможно. Особенно это справедливо в отношении обширных, поросших камышом, влажных пространств, создаваемых водой вокруг лиманов и стариц. В наших краях самой популярной породой собак для охоты на полевых и степных пернатых является курцхаар. Охотники особенно любят эту собаку за выносливость, проявляемую во время поиска дичи по обширным участкам крепких зарослей.

Фазаньи истории нижнего Дона

Иногда в местах, где фазаны выбрали себе для обитания небольшую рощицу, плотную лесопосадку или заброшенный сад, у южных владельцев лаек получается охотиться на эту птицу почти так же, как у их северных собратьев – на глухаря. Фазан, поднятый собакой, если он не видит человека в момент подъема, может сесть на дерево и разглядывать облаивающую его собаку, пока охотник не подойдет на выстрел. Охота в тернах без собаки тоже очень затруднительна. Заматеревший к зиме петух склонен не покидать спасительных кустов, даже если в них кидать камни и петарды, что периодически пробуют делать «бессобачные» охотники.

Иной раз несколько петухов могут прятаться от охотников в кустике терновника размером 2 на 2 метра и, если нет подходящей собаки, так и остаться там, не поднявшись на крыло и проигнорировав топчущихся полчаса вокруг куста охотников. Впрочем, бывает и обратная картина, особенно в местах большого охотничьего пресса на фазанов, где к концу сезона петухи иногда демонстрируют склонность подниматься на крыло задолго до подхода охотников на дистанцию выстрела.

Гастрономически фазан представляет из собой, по сути, дикий вариант обычной курицы, только с гораздо меньшим содержанием жира. Из него варятся любые супы, для которых в «неохотничьей» кухне используется курятина. Фазана можно также тушить, жарить, запекать. В общем, для использования в кулинарных целях – это одна из самых универсальных разновидностей дичи.

Фазаньи истории нижнего Дона

Мне самой живописной кажется охота на фазана в последние дни сезона. Если к этому времени уже выпал снег, что в Ростовской области бывает далеко не каждый год, картины такой охоты просто завораживают – холодный воздух, белые поля, камыши и терн, покрытые крупицами изморози, четырехпалые тропки свежих фазаньих набродов и, как итог охоты, сбитая сумасшедше яркая птица, которая так контрастирует с блеклой замершей зимней природой донской степи.

Одна из моих первых запомнившихся охот на фазана случилась именно в такую погоду. В те времена я только начинал самостоятельно охотиться, а фазана добывал всего несколько раз и то на коллективных охотах.

В этот же раз мне довелось поохотиться на фазана самостоятельно. Путевка на двух самцов, упакованная вместе с охотничьим билетом и разрешением на оружие в плотный целлофановый пакет, грела душу во внутреннем кармане бушлата.

Фазаньи истории нижнего ДонаМестом охоты стала небольшая, но очень плотно заросшая деревьями вперемешку с камышом балка, расположенная совсем недалеко от деревни. В глубине балки протекал небольшой ручей, местами, правда, полностью уходящий под землю. Сначала я шел по краям зарослей, но эффекта это не приносило – фазаны были в глубине балки, в густом камыше. В том, что они вообще здесь есть, я был уверен. Каждое утро местные жители видели птиц, вышедших на заснеженное поле (возле балки) с остатками урожая, где они копались в поисках пищи.

Когда я понял, что по краям делать нечего, было принято решение лезть в самую гущу кустов. Конечно, в таких случаях с собакой охотиться было бы гораздо проще. Можно было самому идти по краю, а ее направлять в крепь, из которой должны подниматься птицы. Однако собаки у меня тогда не было, и приходилось самому исполнять роль катализатора подъема фазана на крыло. Забравшись в глубь балки, я начал двигаться в обратном направлении, проламываясь через самую гущу зарослей. Скорость движения была, наверное, не более одного километра в час. Время плавно катилось к ночи, уже ощутимо начинало темнеть. И вот в тот момент, когда я уже почти отчаялся добыть птицу и думал скорее о том, как бы поскорее покинуть эти невозможные для передвижения места, буквально в 10 метрах свечкой в небо взлетает петух!

Растерявшись, мажу первым выстрелом, но тут же вторым исправляю свою ошибку. Красивая птица падает в камыш буквально в 25 метрах от меня – но на другой стороне ручья. Я, стараясь максимально точно заприметить место падения, делаю несколько шагов, и вдруг из места падения взлетает фазан! Я, снова растерявшись – никогда не слышал, чтобы раненый фазан снова взлетал с земли (обычно он стремится спрятаться на месте или убежать в какие-нибудь еще более непролазные кусты), – стреляю. Птица падает практически в то же место, откуда взлетала. Перебравшись через ручей и подойдя к месту падения, я с удивлением обнаруживаю двух лежащих рядом друг с другом петухов и только тогда понимаю, что птиц-то было две. Потом было много десятков добытых фазанов, но эти две птицы, лежащие рядом в камыше, присыпанном снегом, останутся в памяти, наверное, навсегда.

Русский охотничий журнал

127