Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

Охотничьи магазины
Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

Михаил Кречмар: Как в общем осуществляется оборот подержанного охотничьего оружия в Европе и Америке?

Игорь Карклиньш: Торговля подержанным оружием ничем не отличается от торговли любым другим товаром, разумеется, с некоторыми особенностями, определяемыми законами страны в соответствии со спецификой самого предмета торговли. Оптимальный вариант, минимизирующий издержки и продавца, и покупателя, – прямая продажа. Участие посредника – магазина или аукциона – в любом случае будет сопровождаться дополнительными затратами.

М. К.: Оружейный дилер является таким посредником?

И. К.: Он, разумеется, может оказывать посреднические услуги, но на Западе, как правило, лицензированный оружейный дилер выкупает предмет, доводит его или реставрирует, в случае необходимости привлекая и оплачивая специалистов, а затем выступает в роли продавца. Думаю, многие помнят, сколько этих ребят слеталось из-за рубежа на первые выставки «Оружие и охота», которые с 2003 года проводятся в «Гостином дворе». Многие, если не все оружейные компании сами выступают в роли дилеров. Безвременно ушедший от нас в 2016 году Саймон Клод, директор и основной акционер Вестли-Ричардс, в одном из своих постов в блоге Theexplora достаточно аргументированно рассказал о преимуществах покупки подержанного ружья у оружейной компании, особенно если оно ею же было выпущено.

Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

М. К.: Какова роль бесчисленных ган-шоу в США?

И. К.: Там их действительно очень много. В этом году анонсировано около 1,5 тысяч. Помимо SHOT-show в Лас-Вегасе, которое наряду с IWA в Нюрнберге является крупнейшей оружейной выставкой в мире, проводится масса других, промоутеры которых зарабатывают неплохие деньги, сдавая места для продавцов с федеральными лицензиями и без, а также продавая входные билеты. На этих шоу как раз и происходят те самые прямые продажи. Там можно купить всё что угодно.

М. К.: И даже вещи, интересные коллекционеру?

И. К.: Это зависит от того, что вы коллекционируете, но вряд ли вы там купите предметы музейного качества.

М. К.: Почему?

И. К.: Это всё равно что торговать подлинником какого-нибудь знаменитого художника на вещевом рынке. В принципе, это возможно, но только в силу необразованности продавца. Уникальные вещи продаются на аукционах.

М. К.: Это специализированные аукционы?

И. К.: Это аукционы, специализирующиеся на оружии, хотя на моей памяти были случаи, когда на оружейные торги универсальных аукционов попадали интересные предметы. Мой приятель на канадском Maynards приобрёл нестреляное ТС2 в выставочном исполнении по цене, гораздо меньшей, чем за него просили бы в России.

Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

М. К.: Какие аукционы являются ведущими?

И. К.: C точки зрения любителя охотничьего оружия, в США – RIA (RockIslandAuction) и Morphy, под который «ушёл» ранее широко известный аукцион JamesD. Julia, в Великобритании – Holts и Gavin Gardiner, в Германии – HermannHistorica, в Австрии – Joh. Springer's Erben. Любителям антикварного оружия хорошо известен итальянский аукцион Czerny`s. И так далее… аукционов много, в отличие от предметов, заслуживающих внимания…

М. К.: Расскажите, пожалуйста, как работает оружейный аукцион.

И. К.: У оружейных аукционов в разных странах есть свои особенности, зависящие главным образом от законов, регулирующих оборот оружия, но есть и общие подходы. Всё начинается с оценки, затем заключается договор. После этого сотрудники аукциона описывают, фотографируют и страхуют объект, а потом, когда лоты сформированы, размещают описание и снимки в каталоге и на сайте. По сути, с этого момента и до самых торгов предмет рекламируется за счёт аукциона. Расчёт с продавцом происходит в срок, определённый договором. Аукцион, разумеется, имеет свой процент.

М. К.: Большой?

И. К.: Обычно от 20 до 25%.

М. К.: То есть аукцион сам ничего не выкупает?

И. К.: Аукцион, как правило, торгует на условиях консигнации, то есть товар остаётся вашей собственностью до момента продажи.

М. К.: А если лот не продан по начальной цене?

И. К.: Вы, вероятно, имеете в виду нижнюю границу оценки? Торги начинаются не с неё, а со ставки, которую назначает аукционист и которая может быть даже половиной от минимальной оценки.

Мировой рынок подержанного оружия и аукционыМ. К.: Хорошо. Что происходит, если лот вообще не продан?

И. К.: Такое иногда случается, особенно в нынешней экономической ситуации. В принципе, консигнация подразумевает возврат непроданного товара владельцу. Нужно понимать, что аукцион не возьмётся продавать то, что продать невозможно. В основе удачной продажи лежат правильная оценка, маркетинг и искусство аукциониста.

М. К.: Кто имеет право участвовать в аукционе?

И. К.: Кто угодно, кроме людей, чьи права на покупку оружия ограничены законом. Кроме того, предмет продажи имеет разную оценку. Поэтому аукционы устанавливают ценовую планку как для попадания на престижные «первые» или «премьерные» торги, так и для рядовых торгов. Всякую дешёвку, профит от продажи которой незначителен, ведущие аукционы стали продавать на online-торгах.

М. К.: Что вы думаете по поводу оружейных интернет-аукционов?

И. К.: Торговля оружием по описаниям и фотографиям? Никаких иллюзий по этому поводу не питаю. Хотя некоторые подобные аукционы, например французский NaturaBuy, позволяют вести диалог с продавцом, всё равно это – продажа «в тёмную» с соответствующими рисками.

М.К.: Кто делает оценку и как определяется эстимейт?

И. К.: Эстимейт – это не более чем субъективная оценка конкретного специалиста, которая учитывает множество факторов, от качества предмета до состояния рынка. Если мы говорим о редком или коллекционном оружии, то в основе его оценки всегда лежит цена реальных сделок. Бесспорно то, что действительные цифры дают только аукционы, а не разделы «куплю-продам» различных форумов или сайты объявлений. Что касается серийного оружия, то существует несколько справочников, самый известный из которых – BlueBookofGunValues, где можно найти цену на модели различных производителей в соответствии с годом выпуска. В последнее время аналогичные ресурсы появились в интернете, например FirearmsPriceGuide.

Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

М. К.: Как вы оцениваете состояние рынка?

И. К.: Рынок падает, и дна пока не видно.

М. К.: Как это отражается на оружейных аукционах?

И. К.: Стала меньше конкуренция среди покупателей. Не выкупается множество лотов, несмотря на относительно доступные цены. Характерный штрих – бросающееся в глаза падение цены на б/у ружья компании J. Purdey & Sons.

М. К.: Не могли бы вы привести интересные примеры с аукционов? Ценится ли там русское охотничье оружие?

И. К.: Если мы говорим именно об охотничьем оружии, то самый дорогой «русский» лот из проданных на моей памяти – ружьё ТС 2, подаренное Хрущёвым британскому премьер-министру Макмиллану. На аукционе Gavin Gardiner оно ушло за 21 600 фунтов стерлингов нетто. МЦ11 Роджера Балоу, лоббиста времён президента Кеннеди, было продано на James D. Julia за 17 250 долларов. Об этом ружье всякую чепуху разве что ленивый не писал. Некоторые наши ружья благодаря аукционам и отечественным коллекционерам возвращаются в Россию. Например, ИЖ-54 «Спорт» в выставочном исполнении в 2016 году приехал с аукциона Holts.

М. К.: И как там ИЖа оценили?

И. К.: В 1,5–2 тыс. фунтов. Был продан за 2400 «из-под молотка».

М. К.: Вы говорите «нетто», «из-под молотка». Что это означает?

И. К.: Это ставка перед последним ударом молотка аукциониста. К ней плюсуется комиссия, или премия продавца, что одно и то же, и НДС на премию. В случае с ИЖом окончательная цена 3120 фунтов без затрат на логистику. Есть и другие примеры. МЦ11 Хрущёва, вывезенное его сыном, в 1991 году торговалось на Sotheby`s с эстимейтом 10–15 тыс. швейцарских франков. Ушло или нет, не знаю, но впоследствии его пытались продавать в США за какие-то немыслимые деньги. В этом году ружьё всплыло на мартовском Morphy. Был заявлен эстимейт в 150–225 тыс. долларов, и, естественно, рекорд не состоялся, несмотря на рекламу везде, где только можно. Правда, висела заочная ставка в 75 тысяч. Что это было, я так и не понял.

Мировой рынок подержанного оружия и аукционы

Если отбросить аукционы, то самое дорогое из русского оружия, что можно купить сегодня, находится в лондонском антикварном магазине Питера Файнера. Это ружьё с кремнёвым замком тульского мастера Куприна и ценой с пятью нулями после первой цифры. Скажу, что у меня к этому предмету есть вопросы, например относительно овальной сверловки его ствола. Другой пример. Моего товарища, живущего в США, пригласили в соседний оружейный магазин помочь разобраться с «русским дробовиком», который недорого продали молодые наследники недавно умершего американца. Оказалось, что это МЦ8, подарок Хрущёва президенту Эйзенхауэру. Где оно сейчас, никто не знает.

М. К.: Почему стоимость оружия известных марок на аукционах зачастую значительно ниже стоимости нового ружья той же марки? Почему в подавляющем большинстве случаев является ошибочным выражение «штучное ружьё – хорошее вложение капитала»?

И. К.: Потому что цена на «вторичке» не зависит от калькуляции затрат или желаемой прибыли производителя и определяется исключительно состоянием рынка, индикатором которого вполне можно считать оружейные аукционы. Ну а по поводу вложения капитала… Думаю, то, что сегодня происходит с рынком оружия, – хорошее средство от иллюзий на этот счёт.

Русский охотничий журнал, октябрь 2019 г.

3095