Особый путь

Оружие и боеприпасы
Дата публикации:
Комментарии:
Особый путь

В трёх предыдущих номерах нашего журнала публиковались анализы состояния охотничьих арсеналов наших соотечественников на основании опросов в интернете. Естественно, они сопоставлялись и с другими источниками, например отрывочными сведениями, приходящими нам от ЛРО, торгующих организаций, производственников, органов охотнадзора, первичных охотничьих организаций, оружейных форумов guns.ru. Ну и с собственными наблюдениями, разумеется.

В итоге что получается?

Охотник – по-прежнему самый массовый владелец огнестрельного оружия в России. Количество охотников, конечно, упало по сравнению с их количеством на середину 80-х годов в РСФСР (4 млн чел.), но по сию пору основным «держащим элементом» стреляющего сообщества остаётся немолодой человек старше сорока лет с одним гладкоствольным ружьём, выезжающий на охоту один-два раза в год.

Рост спортивного стрелкового сообщества, о котором так много рассказывают интернет-издания, конечно, имеет место быть. Но разговоров о его росте гораздо больше, чем самого роста. И это понятно: именно в стрелковом спорте крутятся значительные средства господдержки (а государственные деньги – это самые «лакомые» деньги в стране), вокруг них существует бешеная конкуренция, выплёскивающаяся на PR-поле, потому и слышно их громче всех. При самых оптимистичных прикидках количество спортивных стрелков самых разных направлений – от IPSC до стенда и снайпинга – не превышает семидесяти тысяч человек. Количество же активных стрелков в каждом направлении не превышает 600–700 человек по всей стране.

Особый путьДостаточно важный вопрос в отношении представленного анализа касается его участников. Всё-таки активный пользователь FB, «ВКонтакте» или guns.ru – не совсем «средний охотник». Это охотник, во-первых, умеющий писать, а во-вторых, желающий это делать. Мы все знаем массу умных, квалифицированных, талантливых людей, к которым не раз обращались интернетные или журнальные всезнайки: «Семёныч, ты ж забыл об этом больше, чем я за всю жизнь узнаю. Напиши статью!» В ответ – пожатие плечами, означающее: «Зачем?» Вот эти люди, которые говорят «зачем», в наши сети по умолчанию не попали. Зато мы довольно тщательно отсеяли из наших респондентов тех, кто имеет оружие для самообороны, пострелушек, спорта или ради милитаристского фана. То есть в опросе участвовали охотники. Ну, думаю, процентов на 90. Именно этим результаты данного опроса отличаются от анализа состава оружия на руках по участникам тех же форумов guns.ru (там это легко сделать автоматически, но не получишь выборки по интересам – а именно к этому мы стремились).

Второй аспект нашего опроса – это то, что, конечно, активный в интернете охотник – не только человек несколько более продвинутый во многих отношениях, нежели «в среднем по больнице», но и несколько более состоятельный. То есть планка нашего опроса приподнята несколько выше средней, как на образовательном, так и на имущественном уровнях. О чём говорят и упоминания модельных рядов гладкоствольного и нарезного оружия (скажем, преобладание Blaser и Benelli среди импортных моделей)

В итоге мы выложили результат обработки данных 2698 ответов, относящихся к 2556 единицам оружия, что, в общем-то, может считаться выборкой, приближённой к статистической достоверности.

Доля отечественного оружия в общей выборке пока превышает импорт (58,5%) – но ненамного. И, похоже, по отзывам охотников и стрелков, доля отечественных изделий на руках будет продолжать падать – ибо продолжает падать их качество, что совершенно не коррелирует со стоимостью этого оружия в магазинах. Да что говорить – если автор этой статьи в начале нулевых в ответ на просьбу порекомендовать молодому охотнику первое ружьё обычно говорил об ИЖ-27Е, то теперь я всё чаще рекомендую обратить внимание на вторичный рынок и продукцию иностранных оружейных компаний на нём, будь то репарационные немецкие ружья, итальянские или турецкие двустволки и самозарядки.

Настоящим преступлением против стрелкового спорта вообще является приравнивание оружия под патрон .22LR к полноценному охотничьему нарезному оружию.

Особый путьИ здесь мы вплотную подходим к двум главным современным коллизиям формирования оружейного рынка в России.

  1. Привязка приобретения огнестрельного оружия к охотничьему билету (результатом этого являются не только «охотничьи» Sako TRG и ORSIS T5000, но и охотничий пулемёт «Максим», охотничий ВСС, охотничий ППШ без возможности ведения огня очередями).
  2. Наличие пятилетнего стажа на владение нарезным охотничьим огнестрельным оружием с включением туда спортивного и тренировочного оружия под .22LR.

И пока эти коллизии не разрешены, наше оружейное сообщество будет продолжать идти своим путём, формируя собственный, и очень своеобразный, оружейный рынок. В чём его своеобразие видится сегодня и в какую сторону этот рынок будет заворачивать (вот так и хочется написать «колбасить», но не буду!) в будущем?

В первую очередь – в отсутствии вот этой страты малокалиберного тренировочного оружия, которая составляет от четверти до половины арсеналов гражданского населения во всём остальном мире и без которой воспитание стрелковой культуры и базовых спортивных навыков очень затруднено. Это я ещё мягко сказал, учтите. Более того, если вдруг завтра оружие под патрон .22LR приравняют к гладкоствольному или вовсе выделят в отдельный класс с упрощёнными правилами приобретения и владения, это ни в коем случае не будет значить, что рынок мгновенно наполнится недорогими и хорошими мелкашками. Даже самые простые малокалиберные винтовки отечественного производства сегодня начинаются в розницу от $500. В то время как на прилавках оружейных магазинов Испании. Италии, Чехии, не говоря уж про США, их стоимость стартует от $200. Конечно, эту лакуну всегда сможет восполнить вездесущий Китай… Но, если честно, мне кажется, что не иметь массовых и общедоступных мелкашек в стране ТОЗ-8, ТОЗ-12, ТОЗ-16 и ТОЗ-17, встречавшихся раньше буквально в каждом доме в таёжных промысловых районах, – стыдно.

А вот что у нас будет присутствовать вместо них – более или менее понятно. Нишу недорогого охотничьего нарезного оружия для людей, не имеющих пятилетнего стажа, у нас уверенно занимает оружие под специфические патроны .366 ТКМ, 9,6×53 и другие боеприпасы со сверловками «парадокс» и «ланкастер». Эдакий суррогат нарезного оружия (ни в коем случае им не являющийся) с возможностью среднего боя пулей и плохого – дробью. Следом идёт вал недорогого конверсионного оружия для стрелков как из гладкоствольного, так и из нарезного оружия. «Сайги» и «Вепри» в любых патронах и комплектациях и с разнообразными возможностями тюнинга. И только следом за ними идут MP-27 и 155 разных ценовых параметров, но примерно одинакового качества.

Особый путь

Это – наш оружейный базис. Выше начинается ступенька, на которой располагается всё многообразие оружейного импорта. И на которую будет стремиться любой человек, который хоть немного повысил своё благосостояние, чтобы позволить себе иметь оружие качеством чуть выше скверного.

Учитывая, что курс валют и санкции закрывают для нас наиболее интересный сегмент мирового оружейного импорта, будущее нашего оружейного рынка выглядит таким.

Концерн «Калашников» / «Вятские поляны» (и, возможно, обновляемый ТОЗ – но это мы ещё посмотрим).

Китай/Турция.

И что осталось на вторичном рынке от золотой поры 2000–2014 гг.

Сим победим.

3157

Похожие статьи