Охотничий нож. Мнение практиков

Ножи и инструменты
Дата публикации:
просмотров: 621
Комментарии: 0

Дискуссия об оптимальной форме охотничьего ножа насчитывает столько же лет (наверное, даже, тысячелетий), сколько сам возраст этого инструмента. И, тем не менее, разнообразие ножей ширится, кажется уже, до бесконечности.

И эту бесконечность мы можем наблюдать на каждой охотничьей или специализированной клинковой выставке. Не остается в стороне и Интернет – дискуссия о том, каким быть охотничьему ножу в охотничьем разделе guns.ru, с весны вытянулась до трех тысяч реплик. Сегодня мы публикуем мнение автора наиболее продуманной концепции из этой дискуссии – латвийского охотника Геннадия Иванова.

Итак, каким должен быть нож охотника? Однозначно уверен, что это должен быть нож, состоящий из... двух ножиков. И первый из них – либо «картофельный» (лезвие 7-8 см, носик «овечье копыто», ручка деревянная, длиной около 8 см), либо складень с лезвием, как у «викторинокса» малого с одной стороны и открывашкой для консервов – с другой. Общая длина в сложенном состоянии – 8 см, и лежать он должен в патронташе вместо 24-го патрона (отсюда и максимальный размер). Такого ножа вполне хватит и веточку для «шашлыка» срезать, и веревочку перехватить, и зайца-утку обработать, да ту же косулю (что маловероятно для «воскресного охотника»). Как говорится – «необходимо и достаточно». НО! При переходе из категории «воскресных охотников» в охотники «продвинутые» нам понадобится второй нож. Которым удобно разделать кабана, оленя, лося, подправить скрадок, срубить шест на волокушу, нащепать смолья с елки, да и кучу другой работы, для которой лень доставать топор (если он есть конечно), а по моему стойкому личному убеждению, в «период комара» топор совсем не нужен. Да и в период «белых мух» тоже... Если охотник не умеет делать нодью – топор не поможет, пилы достаточно. Но не буду отвлекаться, продолжаем.

Итак, начнем с рукоятки. Вот у меня в руках чехол от очков, длина его – 145 мм. Казалось бы, хватит 10 см! Зачем больше? Сейчас я возьму его в руки не так, как держат молоток, а как держу я нож, когда работаю им по зверю. Что мы видим? Видим, что если рукоятка будет длиной в 10 см, как раз в том месте должна будет находиться... ваша мозоль!

Едем дальше. Возьмем в руки «венец удобства» – кухонник с эргономичной рукояткой. Смотрим: большой палец кладем сверху, полностью – от подушки до последней фаланги. Указательный – поперек, это точка, вокруг которой может крутиться нож во время «мелких» движений. Далее – средний ложится на «брюшко» и получает хорошую фиксацию, удерживая нож от проворачивания по часовой стрелке относительно указательного. Ему помогает безымянный... Опс! Брюшко закончилось, безымянный соскочил и не помогает. Один палец вместо двух – рука устанет в два раза быстрее. Растянем эту рукоятку так, чтобы «брюшко» заканчивалось после безымянного (до 13 см общей длины!). Далее – выемка и хвостовой, задний упор – чтобы мизинец ложился в него и помогал при резе контролировать положение ножа. Невелика помощь от мизинца, конечно, но тем не менее. На фото, кстати, видно, где заканчивается 11 см рукоятка. Угу, именно там будет мозоль после полуошкуренного кабана. Ну и видно, что в работе участвуют три пальца из пяти – а значит, рука быстрее устанет. Кроме того что рукоять должна быть побольше, она и заканчиваться должна «грибовидно». «Грибовидная» законцовка ножа позволяет взять его за кончик тремя пальцами и рубить мелкие (до 3 см) ветки, как мачете, с одного замаха – скрадок там соорудить, жердь очистить от веток. Бонус получается.

Насчет же материала рукоятки возможны варианты. Мой приятель из Белоруссии говорит – только рог. И он прав. Другой мой приятель, из Магадана, говорит – только кап чозении. И он прав. Просто у одного правда – для летне-осенних белорусских охот, а у другого – для осенне-весеннего Магадана, где днем слегка минус, а ночью ох как даже минус... По поводу ограничителя перед лезвием – не люблю я его. Когда тянешь ножом на себя, то «ус» цепляется за мясо, шкуру... А тыкать ножичком я тоже не люблю – потому и не нужен мне большой упор. Так, намека достаточно.

Теперь о клинке. Самая загогулистая работа – снять шкуру с медведя, лося, оленя (благородного). С косули-то и зайца просто: надрезы сделал, а дальше руками снимешь, как чулок с ножки. С кабаном же не так... Аксиома первая: в шкурянии участвует та часть ножа, которая имеет форму сегмента окружности. Прямым кинжалом кабана не ошкуришь! Либо науродуешься, и на выходе получится «нарезка» из сала вперемешку с дырявой мездрой. И чем больше (в разумных пределах) эта «окружность», тем большую площадь шкуры можно отделить от туши за одно движение.

Далее! У ножа «охотников на баффало» вектор «сопротивления туши» расположен выше оси рукоятки – значит, во время работы нож старается сохранить это положение, его не нужно силой руки удерживать – он сам держится «как надо», знай только – пори! Работать можно полурасслабленной рукой – она не устанет. А вот у ножей, которые проектировали «теоретики от эстетики», наоборот, нож стремится провернуться на 180 градусов, и чтобы его удержать, нужно постоянно прилагать усилия. Казалось бы, у хорошего разделочника «закругление» должно начинаться сразу от рукоятки – и это было бы так, если бы это был 100%-ный скинер. Но! Нам же надо еще и грудину вскрыть, а для этого нужен участок (у рукоятки) прямого лезвия, с немного большим углом заточки (по хрящам работать, да и всяко разные деревяшки строгаются этим участком, мясо же – участком ближе к носку). Вот так и получаем «компромисс»: первая половина – прямая, угол заточки поболее, вторая – полукруг до «выше спинки или как минимум вровень», с меньшим углом.

626