Карабин «Тигр» и реальность

Отечественное нарезное оружие
Дата публикации:
Комментарии:
Карабин «Тигр» и реальность

Любой, кому доводилось читать русскоязычный оружейный интернет, знает, что уже не первое десятилетие на постсоветском пространстве активно развивается уникальный вид стрелкового спорта. Спорт заключается в покупке карабина «Тигр» и попытках сделать из него Wunderwaffe.

Соревнования проводятся в двух дисциплинах: 1) «выжать минутную точность» (что бы это ни значило) и 2) «попасть на километр». Первое, как правило, представляет собой мучительную трату боеприпаса до тех пор, пока три случайных пробоины не окажутся достаточно близко друг к другу. Второе, в основном, восходит корнями к рассказам о «другане другана», который «на полутора километрах в Афгане» отстрелил злому душману ценную часть тела. Спорт примечателен тем, что в обеих дисциплинах все проигрывают.

Опечаленные спортсмены, в свою очередь, делятся на два лагеря. Первые успокаиваются убеждением, что гражданский «Тигр» – лишь жалкая подделка под легендарную советскую СВД, и если суровая реальность «Наставления по стрелковому делу» противоречит убеждениям – тем хуже для реальности. Вторые же идут в эдакий «крестовый поход» по интернету, чтобы всем, кто не спрятался, доказать, какое же всё-таки СВД беспомощное старьё, дескать, в стену сарая не попадёт (то ли дело тот или иной Übergewehr).

Эта музыка будет вечной. 2 + 2 = 4. Мы все умрём. Волга впадает в Каспийское море. Если хочется гарантировано отстрелить комару хобот, нужен ствол 50 мм в диаметре. Если хочется уверенно долбить в ростовую на версте, нужно что-то класса .338 Lapua Magnum. Не надо пытаться сделать из ТОЗ-8 ротный пулемёт, не надо сетовать, что АГС плох в роли спортивной мелкашки. СВД – пехотная винтовка для стрелков уровня отделения. Даже так: СВД – отличная пехотная винтовка для стрелков уровня отделения. Ожидать от неё иного – неумно. Делать из неё что-либо иное – только портить. Впрочем, всё по порядку.

Карабин «Тигр» и реальность

До сих пор моё знакомство с этой системой было, скажем так, эпизодическим. В раннем подростковом возрасте, когда я ещё плохо понимал, с какой стороны держать огнестрельное оружие и зачем это вообще делают, было с десяток патронов, даже не помню, на какую дистанцию – 50 или 100. Впечатления: «А-а-а! Настоящая! Снайперская! А-а-а! Больно плечику! Хнык-хнык!»

30 лет спустя радушные столичные стрелки, задействовав неимоверный административный ресурс (и показав настоящего медведя!), дали вдумчиво отстрелять один магазин по бумаге на 100 метров. Стрельба шла со стола, со всем уже подкрученным и настроенным, поэтому впечатления не вышло: ну, винтовка, ну, стреляет, без предупреждения (спуск должным образом внезапный), пули летят в сторону мишени. Размахивать этим веслом и по-всякому прикладываться я не решился, а на вдумчивое познание времени не было.

Но вдруг в соседнем оружейном магазине случилась нежданная радость, и разжился я досанкционным инструментом 14-го года рождения, клоном СВДС с пластиковой фурнитурой, складным прикладом, с шагом нарезов 320 мм. (Отдельную радость доставила аутентичная инструкция по пользованию, отпечатанная на тетрадочке туалетной бумаги.) Калибр был выбран .308, из шкурных побуждений. Являясь баллистическим «братом-близнецом» древнерусского 7,62×54 (те же пули, та же скорость), триста восьмой в нашем районе располагает к себе стоимостью и ассортиментом.

Карабин «Тигр» и реальность

Тут же для дела были припасены 50 патронов Lapua 155 гран, 50 патронов Lapua 167 гран, 50 патронов S&B 147 гран, 600 патронов литовского M80, полтора килограмма N540, ящик пуль Lapua, ящик капсюлей и набор матриц Forster для релоада. Всё это – не только чтобы самозабвенно дурить на деревенском стрельбище, но и в целях естествоиспытательских: выяснить, на что винтовка действительно способна, узнать достоинства и недостатки и понять, что может сделать с этим хозяйством гражданин, оснащённый азартом, шаловливыми ручками и технологиями третьего тысячелетия.

Есть контакт

Деревенское стрельбище у нас на районе оснащено с комфортом: позиция стрелка укрыта от непогоды, на винтовочных рубежах 300 м установлены электронные мишени с экранчиками, немедленно показывающими точку попадания, бронекомната с патронами, бронехолодильник с полезными напитками, одним словом – всё, что нужно, чтобы достойно встретить старость.

Карабин «Тигр» и реальность

Туда-то я и устремился первым делом, сжимая в потных ладошках «Тигра», едва протерев заводскую смазку. Первый же магазин, отстрелянный на 300 м с открытых прицельных, с упором на мешок на магазин, патроном Sellier & Bellot 147 гран, выдал следующий результат (распечатка с электронной мишени).

Карабин «Тигр» и реальность

Первый выстрел ушёл ниже: я толком не понимал, куда целить. Пятый выстрел – сорвал, спуск непривычный. Остальное аккуратно легло в четвёрку, диаметр которой 20 см.

С первого же подхода к снаряду я влюбился в эту винтовку нежно. Прекрасно было всё: естественный хват, оптимальная эргономика (без регулируемого обвеса!), баланс с центром тяжести ровно перед магазином, отлично продуманная система складного приклада. СВД сделана очень грамотно, «стрелками и для стрелков».

Первый отличный опыт меня необычайно воодушевил, и с энтузиазмом смотрел я в будущее. А будущее, как выяснилось, тем временем затаилось, аки финский снайпер на дереве, заготовив мне изрядно противных сюрпризов.

Второй подход к снаряду

Проблемы начались, как только появилась оптика. Начнём с заключений: боковой крон, товарищи – это зло. Рычаг силы, действующей при отдаче, особенно с тяжёлыми прицелами, требует гораздо большей крепости и жёсткости конструкции, чем любое крепление на крышке ствольной коробки.

Карабин «Тигр» и реальность

В моём случае конструктивное зло усугубилось дурью неофита. Хотя ощутимого люфта не наблюдалось, патронов 20–30 лёгкий RS Regulate только на место вставал, СТП ползла куда попало, что в сочетании с вообще присущими «Тигру» поползновениями СТП (см. ниже) давало весьма интересные психологические (лютое раздражение стрелка) и акустические (энергичные проклятия на разных языках) эффекты. Встав на место, лёгкий крон простоял недолго – издох мучительной смертью, перекосившись так, что для снятия пришлось пилить дюраль. Не будь, дорогой читатель, как я, не надейся, что «калашоидный» крон выживет на винтовке для взрослых. Жёсткий крепкий крон на «Тигре» с самого начала – огромная экономия денег, времени, патронов и нервов.

За свою короткую (но яркую) жизнь лёгкий крон, однако, позволил произвести первые оценки кучности карабина. Стрельба шла на 300 м по мишени «полевая, „B“» из 10 очков. Выбор был обусловлен похожестью на советскую мишень № 4 «грудная»: тот же размер габаритных окружностей и примерно та же площадь (2014 и 2025 см2 соответственно). Программа стрельб – упражнение СВ-2, серия из 10 лёжа с упора за 8 минут и серия из 10 лёжа с рук за 2 минуты. Распечатки с электронных мишеней:

Валовым литовским M80 марки «Гамыкла» (или как оно там правильно читается?) GGG

Карабин «Тигр» и реальность

Результат – 156. По советским расценкам, если учитывать вылеты за габарит, даже не третий разряд.

Sellier & Bellot 147 гран

Карабин «Тигр» и реальность

Результат – 169, т. е. первый разряд, даже если учесть вылет за габарит на 4-м выстреле первой серии.

Lapua 167 гран

Карабин «Тигр» и реальность

Результат – 176, т. е. КМС.

На этих весёлых картинках мы наблюдаем наглядные иллюстрации к брошюре «Таблицы стрельбы по наземным целям из стрелкового оружия калибров 5,45 и 7,62 мм (ТС ГРАУ 55)», 1977 г., таблица 42 «Характеристики рассеивания для снайперской винтовки Драгунова (СВД)». На 300 м для «лучших снайперов» срединные отклонения по высоте и боковые равны соответственно 3,9 : 4,2 и 5,7 : 6,3 см для снайперского патрона и валового пулемётного ЛПС. Иными словами, 95% должно влетать в прямоугольник 26×28 см для матчевого боеприпаса (вылитая Lapua), или в 38×42 см для пулемётного ЛПС (чисто GGG).

Ты, дорогой читатель, должно быть, ждёшь из этого многозначительных учоных выводов? Изволь. Для начала: 20 выстрелов для определения кучности – не статистика, а грустная шутка; по-хорошему, надо стрелять раза в три больше, но общее представление даёт.

Вывод № 1. Практическая кучность, которой можно ожидать от «Тигра» с отличным патроном, – две – две с половиной минуты. Выражаясь точнее, среднее значение максимального разброса в сериях из 5 выстрелов:

  • на 300 м: ~18 см,
  • на 100 м: ~6 см,
  • ~2,1 MOA;

в сериях из 10 выстрелов:

  • на 300 м: ~23 см,
  • на 100 м: ~7,6 см,
  • ~2,6 MOA.

Особо обращаю внимание на слово «среднее».

К слову, о статистике: паспортные значения отстрела в серии из 4 ровным счётом ничего не говорят о реальной точности того или иного ствола в силу полной математической несостоятельности подобных замеров. Цель контрольного отстрела – с достаточной статистической уверенностью отсеять некондиционные стволы, что совсем не то же самое. Поэтому граждане, меряющиеся паспортной кучностью своих карабинов (и ожидающие порой чудес в мишени, дескать «ну на заводе-то шмогла»), занимаются, по сути, ерундой и умножением энтропии.

Вывод № 2. Советские наставления писали люди не в пример умнее нас, с ресурсами неизмеримо нашего поболе. Т. е. написанному – верить, также в части вероятности поражения на разных дистанциях. От этого плясать в ожиданиях при стрельбе «на далеко».

Стоит отдельно остановиться на определении этого «далеко» в случае СВД, и шире – пехотных и снайперских винтовок прошлого века. Соревнования на 1000 ярдов (~914 метров) проводятся с XIX века – пули вполне попадают в мишени реалистичных размеров, сохраняя убойную силу. В то же время, например, снайперские дистанции Великой Отечественной войны чрезвычайно редко превышали 300 метров. Разница между соревнованиями и боевыми действиями – в способности стрелка более или менее точно определить расстояние до цели. Ещё 20–25 лет назад компактные лазерные дальномеры, как часть оборудования отдельного снайпера, были дорогостоящей и капризной диковинкой, а в 1960-е годы, когда создавалась СВД, – и вовсе научной фантастикой. Если верить армейским исследованиям, хорошо обученный стрелок определяет расстояние «на глаз» со средней ошибкой в 10–15%. Вот что это даёт на практике, в хороших, но реалистичных условиях стрельбы:

Карабин «Тигр» и реальность

На картинке показана вероятность попадания из СВД первым выстрелом по цели высотой 1 м на разных дистанциях, с 95% эллипсом рассеивания, и двумя сотнями попаданий для иллюстрации. При ошибке в оценке расстояния прицел, выставленный стрелком по высоте, будет более или менее ошибочным. Если для 300 метров разница угла прицеливания ещё невелика и попадание практически гарантировано, то 600 метров – реалистичный предел для результативной стрельбы с глазомерным способом определения расстояния.

И тут мы переходим к самому интересному – обрати, дорогой читатель, внимание на зелёную мишень справа. Иллюстрация соответствует стрельбе в тех же условиях из несуществующей винтовки «СВД/2», с той же баллистикой, что и СВД, но вдвое более кучной (что примерно соответствует кучности отличной винтовки с ручным перезаряжанием). Разница в вероятности поражения – менее полутора процентов. За пределами дистанций прямого выстрела ошибки подготовки исходных данных для стрельбы (в частности, оценка расстояния и скорости ветра) имеют несравнимо большее значение для поражения цели, чем собственное рассеивание винтовки со станка. Иными словами, кучность СВД – не плохая и не хорошая, она – достаточная.

Однако времена меняются. Уже прицельная сетка ПСО-1, революционная для своего времени, включает стадиметрические отметки, позволяющие оценить расстояние до цели известных размеров со значительно большей точностью, чем «на глазок». В хороших условиях это позволило «отодвинуть» эффективную дистанцию стрельбы ещё примерно на сотню метров. А потом пришёл лазер. Лазерные дальномеры и карманные метеостанции радикальным образом снижают ошибки подготовки данных, и – как мы все уже догадались – роль собственной кучности винтовки соответственно возрастает. Для примера: снайпер, оснащённый всем этим оборудованием (и которому, к тому же, очень повезло с оценкой скорости ветра на траектории), получит примерно такую картину:

Карабин «Тигр» и реальность

Двойная разница в собственной кучности винтовки приобретает немного большее значение. Тем не менее на практике, в тактической нише, для которой была создана СВД, собственная кучность становится заметным ограничивающим фактором только на дальних дистанциях (от 700 метров) и только в идеальных условиях (в первую очередь необходимы точное знание расстояния до цели и отличная оценка скорости ветра на траектории).

Вывод № 3. Кучность эта, хоть и «достаточная» и ожидаемая, по большому счёту обескураживает. По той же B10 из штатного Stgw90 штатным же GP90 с сошек у меня же влетает 90–93 из 100 в серии из 10.

Карабин «Тигр», при замечательной, повторяюсь, эргономике и при всём потенциале [относительно] тяжёлого ствола, должен быть способен на большее и лучшее, реальность же строга и на радости скупа. «Достаточная» собственная кучность – лишь первый сюрприз, что ждёт нас на нелёгком пути «тигровода».

И добр молодец, да есть норовец

Знакомясь с новой винтовкой, привыкая к эргономике и выясняя, что ей нравится, а что нет, обратил я внимание на две пренеприятнейшие особенности конструкции СВД.

1) Карабин «Тигр» очень чувствителен к хвату. Вернее так: карабин «Тигр» ЧУДОВИЩНО чувствителен к хвату. Чуть иначе взялся, СТП уползла в совершенно непредсказуемом направлении сантиметров на 20–30, т. е. уже на 300 м вполне можно вылететь из торса. При этом (тут, дорогой читатель, придётся мне поверить на слово) классической пулевой я, в общем, обучен, собственные ошибки с положением отслеживаю и последствия их обыкновенно предвижу. В случае «Тигра» наблюдается исключительная в этом плане капризность и непредсказуемость. В итоге нашарил некий хват сильно сзади у основания магазина, достаточно жёсткий, не самый естественный, зато повторяемый, и под него пристреливал оптику.

2) Нагрев ствола отзывается в мишени сдвигом СТП и заметным увеличением рассеивания.

Факторы эти, судя по русскому интернету, давно изучены, задокументированы и общеизвестны, но, будучи занудой, я, пока сам не попробую, не успокоюсь.

Чтобы исключить из уравнения все лишние переменные, на смену малократной оптике мутного происхождения пришёл Schmidt & Bender PMII 3–20×, а на смену сомнительным «акмоидным» кронам – цельнофрезерованный кронштейн СВД от SAG, прочный и жёсткий.

Карабин «Тигр» и реальность

300 м, патрон Lapua Scenar 167 gr, мишень ISSF (десятка – 10 см в диаметре, девятка – 20, и т. д.), распечатка с электронной мишени.

Тот самый жёсткий хват сзади цевья у основания магазина, 3 серии по 5.

Карабин «Тигр» и реальность

Смена хвата посреди серии (взялся за середину цевья).

Карабин «Тигр» и реальность

1–2–3, смена хвата, и 4–5 прыгнули на ~20 см вверх.

Ещё смена хвата (чуть сдвинул руку вперёд и усилил удержание).

Карабин «Тигр» и реальность

Без смены хвата, не давая стволу остыть.

Раз:

Карабин «Тигр» и реальность

Два:

Карабин «Тигр» и реальность

Три:

Карабин «Тигр» и реальность

По мере нагревания ствола рассеивание заметно увеличивается.

Первоначальные наблюдения полностью подтвердились: чувствительность к хвату и к нагреву налицо. Происходит это, по всей видимости, из-за совершенно зверских ограничений (в частности, на вес системы), что были прописаны в исходном ТЗ и на практике вылились в ствол, пережатый цевьём, и соседства материалов в месте контакта, совершенно по-разному проводящих тепло и совершенно по-разному на него реагирующих.

Если оставаться с аутентичным цевьём, напрашиваются выводы.

Вывод № 4. Удерживать единообразно и жёстко. Хват не менять.

Вывод № 5. Давать стволу остыть.

По-хорошему, однако, проблему предсказуемости СТП и чувствительности к нагреву надо решать радикально – вывесить ствол. В XXI веке на смену штатному цевью СВД пришли весьма интересные варианты, к которым мы ещё вернёмся на страницах нашего альманаха, но «Тигр» в первозданном виде нам ещё понадобится для одного последнего сказанья.

Русский охотничий журнал, декабрь 2018 г.

1901

Похожие статьи