La Valle

Нарезное оружие: Италия
Дата публикации:
просмотров: 330
Комментарии: 0

«Местность здесь представляют глухие, поросшие непроходимым лесом долины, заселённые воинственными племенами охотников за головами. На юге расположены приморские равнины, населённые относительно мирными народами, которые частично понимают преимущества культурной жизни, на севере, за горными неприступными хребтами, находитсяужасная страна, жители которой приносят людей в жертву и поедают их тела. В точности же о тех краях никому ничего не известно…»

Это не абзац из романа-фэнтези и не начало этнографического исследования о людоедах Новой Гвинеи. Это – краткий очерк территории, которая в римских анналах называлась Цизальпинской Галлией, относящийся к III веку до н. э.

По отрывочным сведениям, именно тогда в указанном регионе начала разворачиваться чёрная металлургия и неразрывно связанное с ней производство оружия. Через двести лет, во время Марсийской войны, этот регион уже оказался полностью колонизирован италийскими племенами ибыл оружейной кузницей Римской Республики. В последующие столетия здесь сменялись народы, государства, политические режимы в этих государствах, но регион оставался главным оружейным цехом Южной Европы, да и значительной части обитаемого мира вообще.

Три составляющих встретились в одном месте: выходы железной руды; быстрая река, дававшая доступ к дешёвой энергии; и густые леса на склонах гор, необходимые для производства древесного угля – главного промышленного топлива того времени.

Так обычно начинают разговор о феномене Гардоне-Валь-Тромпии жители этих мест.

К этим трём основным частям и составляющим оружейного металлургического производства я бы добавил ещё и исключительно творческое и работоспособное население.

Собственно «оружейным раем» является Долина (как любовно называет её население – La Valle) – 50-километровое ущелье реки Мелла от самых Альп до Паданской впадины, начинающейся у города Брешии. На этих пятидесяти километрах проживает около тридцати пяти тысяч человек, более 80% которых так или иначе интегрировано в оружейный бизнес.

– Сколько компаний, занимающихся производством оружия, расположены в La Valle? – спрашиваю я оружейного мастера Маноэля Пиотти.

– Думаю, что не менее четырёхсот, – говорит он, и, видя, как у меня подскакивают брови, поспешно поправляется: – Полный цикл – от начала до готового изделия, которое называется оружием, будь то пистолет, спортивная двустволка или охотничий дробовик высокого класса – выполняют компаний 40, ну, может быть, 45 (o, mein Gott! – вскричала немецкая часть моего существа, вспомнив поездку в Ферлах и знакомство с несколькими разбросанными там оружейниками, почитающими себя за пуп Земли.– М.К.); все остальные делают что-то, что имеет отношение к оружию. Это может быть производство пружин, деталей УСМ, сушка заготовок прикладов, изготовление осей для механизмов – но всё это тоже относится к оружейному производству. Идея изготовления оружия носится здесь в воздухе. Привозите вашу беременную жену в La Valle, и ребёнок, который здесь родится, станет оружейником!

– Да, кстати, – Маноэль подзывает к стойке какого-то угрюмого бородатого мужика, – знакомься – Джузеппе. Он очень хороший осадчик. Тоже, кстати, типичная ситуация: днём он работает на Beretta, а в свободное время содержит маленькую фирму из двух человек, которая занимается индивидуальной подгонкой прикладов к стрелку. Спросите его, что он не знает о дереве и прикладах!

Основным центром сосредоточения оружейной мысли и связанных с нею рук является городок Гардоне-Валь-Тромпия – центр небольшой агломерации, включающей также городки Маркено и Сареццо, расположенные так близко, что переходят один в другой, минуя стадию пригородов. А самым «центральным центром», или, выражаясь языком русских сказок, «кончиком иглы» Кащея является предприятие Fabbrica d’Armi Pietro Beretta, возводящее свою родословную к самим Рюриковичам… тьфу, к мастеру Бартоломео Беретте из XVII столетия.

Вернёмся к истории.

Долина в южных предгорьях Альп по-настоящему внесла свой вклад в формирование современной промышленности в очень многих её направлениях. Выходы железной руды в верхней части La Valleобеспечивали оружейную промышленность металлом примерно до начала XX века. Старейшая домна в регионе (которая является вместе с тем и одной из самых старых сохранившихся доменных печей в Европе) функционировала с XIV века до 1905 года! – пока на её существовании не поставил точку электродуговой процесс выплавки стали, переместивший центр металлургии из Долины в близлежащую Брешию. Сама домна сегодня является музеем, в здании, в котором она находится, проводятся выставки современного искусства.

Между прочим, горные металлургические разработки в La Valle продержались дольше, чем выплавка металла: последняя шахта в верховьях реки Меллы была закрыта аж в 1985 году. Сегодня большая часть итальянской стали для производства стволов и оружейных механизмов поставляется с металлургического завода в Больцано – что тоже неподалёку.

Всплеск индивидуальной активности в области оружейного производства случился в 50-е годы XX столетия. Наверное, надо сказать «очередной всплеск», ибо оружейное производство не затихало в этих краях с Античности. Сюда дважды приезжал Леонардо Да Винчи – и изобрёл один из ключевых агрегатов, усовершенствовавших выплавку металла в доменных печах, – воздушные мехи для нагнетания воздуха внутрь печи. Именно в долине Тромпиа был изобретён гидравлический молот, покончивший с монополией человеческой мускульной силы при обработке стали. Вообще, большую часть Средневековья Долину контролировала Венецианская Республика – что в огромной степени усиливало её стратегический потенциал. Количество мастеровых семей, цехов, объединений исчислялось сотнями.

А потом…

Потом пришла Beretta и на какое-то время утвердилась в Долине безраздельно. Вместе с Beretta сосуществовало несколько крупных предприятий, однако никто ни на секунду не забывал, «кто здесь главный».

Ну и вернёмся снова к началу 50-х. В это время на Beretta начался видимый отток рабочих и инженеров. Практически каждый из «фирмачей» в долине Тромпиа, с которым я начинал говорить об истории его предприятия, упоминал ту или иную сопричастность Beretta у «отцов-основателей» компании. Кто-то работал там мастеровым, кто-то чертёжником, кто-то поставщиком или контрагентом – но, тем не менее, все там были. Потом, по тем или иным причинам, организовали собственное дело. Многие не дожили до наших дней, кое-кто создал своё дело совсем недавно. Кто-то продал имя, и под названием почтенной фирмы, насчитывающей четыреста лет истории, сейчас изготавливают свою продукцию турецкие оружейники. Кто-то «слился» с сохранением брендов, кто-то перестал существовать как самостоятельное производство, «распылив» изготовление оружия своей марки по полутора десяткам других производителей. Возможно, кто-то регистрирует очередное оружейное предприятие прямо сейчас, когда я пишу эти строки.

Оружейное сообщество La Valle – явление чрезвычайно живое. Да, сегодня у российских знатоков понятие охотничьего оружия высокого разбора ассоциируется исключительно с Англией. Причина этому проста: современные оружейные дома Англии сформировались как явление начиная с третьей четверти XIX века и имеют репутацию, устоявшуюся в течение полутора веков. Возможно, чрез сто лет мы будем произносить слова Fratelli Rizzini, Fratelli Piotti, Perugini & Visini так же, как сегодня произносим James Purdey & Sons, Holland & Holland, Rigby и прочие мантры островного происхождения. По крайней мере, многие ценители современного оружейного мастерства утверждают, что как минимум десяток современных итальянских оружейных компаний ничем не уступают прославленным британским фирмам, а четыре-пять, вполне возможно, и превосходят их.

Характерная черта обитателей Долины – их неуёмная изобретательность.

Посудите сами. С точки зрения формальной логики в мире существует всего не более десятка типов огнестрельного охотничьего оружия с длинным стволом (это я так, на всякий случай, про десяток сказал, навскидку же, за клавиатурой компьютера, насчитал всего восемь). В этом спектре очень сложно придумать что-то новое и уж тем более рассчитывать на какие-то принципиальные изобретения. Тем не менее в каждой итальянской компании, которую я посетил (а было их 22), я слышал одно и то же: «Вот это усовершенствование помогает вам с большей точностью регулировать усилие спуска, этот механизм ускоряет вам доступ к УСМ, этот тип газового двигателя с большей надёжностью обеспечивает безотказность системы перезарядки». Патенты, свидетельства, демонстрационные схемы. Каждый готов убедительно доказать тебе, что он – лучший. В качестве примера расскажу: во время предыдущей поездки в Австрию-Германию я время от времени задавал мастерам-штучникам коварный вопрос:

– В России на охоте очень большой популярностью пользуются самозарядные винтовки. Можете ли вы сделать штучный полуавтомат для индивидуального заказчика?

В ответ я, как правило, слышал высокомерный немецкий «Пфуй». После чего следовали рассуждения об общественной пользе тройника, штуцера или киплауфа.

А вот в Италии я раза три слышал от мастеров самого высокого уровня такие слова.

– Это был бы прекрасный вызов нашему умению! Если такой заказчик появится, мы, без сомнения, сможем удовлетворить его интересы!

Естественно, при такой скученности людей, имеющих сходные интересы и живущих схожей жизнью, возникают, как принято говорить… нюансы. Пожив немного, ты начинаешь вслушиваться в истории местных Монтекки и Капулетти, вникать в подробности ссоры неких Баттисты и Исидоро, произошедшей сорок лет назад и отразившейся на взаимоотношениях доброй половины обитателей La Valle, ловить ремарки председателя Союза итальянских оружейников Пиранджело Педерзоли о том или ином мастере, ушедшем от хозяев и открывшем собственное дело, – ремарки с юмором, но неизменно доброжелательные, ибо синьор Пиранджело осознаёт силу своего слова и знает, что одним междометием может погубить любого новичка в хрупком мире Долины. Всё это, безусловно, безумно интересно, так как именно этот мир и составляет почву, на которой, словно прекрасные цветы, распускаются законченные шедевры оружейного искусства.

Завершает картину Гардоне-Валь-Тромпии и образуемого им оружейного мира наличие здесь Национальной опытной испытательной станции. По итальянскому законодательству каждая единица гражданского огнестрельного оружия, выпускаемая в оборот в этой стране, проходит испытания усиленными патронами (с превышением стандартного давления на 30%): по несколько выстрелов из каждого ствола. Как рассказал мне главный инженер этой станции, ежегодно здесь отстреливается от восьмисот тысяч до полутора миллионов стволов. Военная приёмка в это количество не входит.

И практически всё это количество оружия изготавливается здесь – в Долине.

Рассказывая о концентрации оружейного производства в La Valle, надо заметить, что кое-какие предприятия со временем нашли убежище и вне Долины: Perazzi, Perugini & Visini, поменявшая хозяев Bernardelli, Pietta. Но все они не осмеливаются удаляться далеко от alma mater и всё равно расположены в радиусе часа езды по автомобильным дорогам Италии от завода Beretta, который считается здесь Отцом Всего Сущего.

Конечно, и в дружном, но сложном мире итальянских оружейников существуют компании, зародившиеся совершенно самостоятельно от общего центра и живущие своей жизнью. В нашем случае их всего две: Benelli Arms и Cosmi, ведущие происхождение из Урбино.

Но это, как говорят классики, «совсем другая история».

В заключение хочу сказать, что оружейный мир La Valle производит впечатление живого, растущего и очень оптимистичного организма. «Да, кризис, но мы будем делать лучшие и более интересные ружья, которые подогреют интерес к нашему мастерству», – говорит Баттиста Риццини. «Да, интерес к охоте постепенно уменьшается, но мы переходим на изготовление оружия для женщин и подростков и тем самым решаем две задачи. Расширяем рынок и увеличиваем возможность приобщиться к стрельбе и охоте другим слоям населения», – утверждает Энрике Гамба. «Новые рынки, в том числе находящийся под санкциями российский рынок, рано или поздно откроются для нас, и мы войдём на них с обновлённым и весьма привлекательным ассортиментом», – заявляет Паоло Золи. «Наша усовершенствованная форма канала ствола нарезного оружия открывает новые горизонты для стрелков всего мира», – подтверждает Эмануэле Саббатти.

И, что характерно, ни слова о господдержке, тотальной коррупции, необходимости дотаций со стороны государства.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2016 г.

330