«Львиное» ружье

Мастера-штучники Австрии и Германии
Дата публикации:
просмотров: 618
Комментарии: 0

Небольшой городок Ферлах (меньше 10 тысяч человек) на самом юге Австрии, в окружении лесистых гор можно объехать на машине за полчаса. Каждый раз, попадая туда, я беру напрокат автомобиль и некоторое время катаюсь по маленьким улочкам, уставленным аккуратными рядами частных, преимущественно одно- или двухэтажных домов. Как во всяком старинном городе, тут можно найти немало исторических достопримечательностей, но, пожалуй, главной среди прочих является тот факт, что этот город – оружейная столица Австрии.

И эта столица постоянно кует все новые и новые кадры – оружейная школа Ферлаха (высшее техническое федеральное училище) ежегодно выпускает из своих старинных стен полтысячи оружейников, получающих не только теоретическое, но и вполне практическое образование на производстве при школе. Здесь же, в Ферлахе, работает государственная испытательная станция, есть музей охоты и оружия. И здесь в некоторых частных домах выстроили свои мастерские люди, для которых создание оружия – самое интересное занятие в жизни. Имена одних известны только в Австрии, имена других знают и за ее пределами, а где-то с десяток имен имеют мировую известность. Одна из этих знаменитостей – Петер Хамбруш.

Как и у многих других штучников, его мастерская расположена возле дома и соединена с ним галереей. Перепутать дом Петера с чьим-то другим сложно. У входа в его скромный одноэтажный дом красуются мотоцикл и несколько автомобилей, в том числе и спортивный – Петер любитель спортивной езды. На двери висит табличка «Этот дом вооружен», а с террасы открывается потрясающей красоты вид на самую большую гору Ферлаха. Как и некоторые другие местные оружейники, компания Хамбруша имеет свою многовековую историю. В неправдоподобно далеком 1752 году, как свидетельствуют записи в книгах магистрата, Йозеф Хамбруш создал предприятие по производству охотничьих ружей больших калибров для охоты на крупного зверя. С той поры сменились 11 поколений оружейников Хамбрушей, накапливавших свои собственные традиции и опыт, которые перешли по прямому наследству к Петеру и его компании Hambrusch Jagdwaffen.

Да, в Ферлахе можно найти немало династий оружейников, но отличает Петера от многих его коллег то, что он не делает ружья на склад – Петер работает только под заказ. И над одним из последних ружей, получившим имя Lion Rifle, Петер трудился целых три года. Собственно, увидеть этот штуцер мне помог случай – он не предназначался для каких-либо демонстраций. Заказал его охотник из Словакии, почитатель таланта Хамбруша. У него уже есть штуцеры Петера, но теперь он захотел ни много ни мало – штуцер калибра .500 NE.

Нужно сказать, что Хамбруш делает самые разные штуцера крупных калибров и сам регулярно охотится в Африке со своим оружием на буйволов и другую крупную и опасную дичь. Но .500 NE c системой HSSS ему еще не приходилось делать. Как признается Петер, это было в какой-то степени вызовом самому себе.

Вернусь на секунду к заказчику. Понятно, что ружье, которое делают три года, стоит куда дороже, чем то, на создание которого уходит в два-три раза меньше времени. Зачем нужно такое особенное ружье? Ведь для весьма практичных европейцев цена изделия – далеко не последний вопрос. Ответ подсказал Петер. Его заказчик – не только охотник, но и коллекционер оружия, и платил он за три в одном. Во-первых, как охотник – за высококачественный безотказный и безопасный в процессе эксплуатации штуцер. Во-вторых, как коллекционер-эстет – за произведение искусства, которое способно украсить коллекцию оружия монарших особ. И, в-третьих, как инвестор, он вкладывал деньги в самый надежный «банк» – такое оружие со временем, как и хорошее вино, может только дорожать.

Да, все логично. Но мне показалось, что заказчик руководствовался не только меркантильными соображениями – он «ваял» руками Петера ружье своей мечты, и его интерес к этому проекту явно выходил за рамки обычного интереса. Этот клиент приезжал к Хамбрушу на традиционную подгонку по индивидуальным меркам, на согласование изображений и прочие обсуждения шесть раз – это существенно превышает обычный уровень общения Хамбруша со среднестатистическим заказчиком и явно указывает на заинтересованность последнего не только в результате, но и в самом процессе изготовления ружья.

А теперь – о самом оружии. Если говорить о технической стороне дела, то это двуствольный штуцер, как уже сказано, калибра .500 NE 3” весом 5,5 кг с оригинальными боковыми замками HSSS (Hambrusch Safety Sidelock System), позволяющими объединить преимущества куркового оружия и переломок с их автоматическим взводом.

О системе Хамбруша журнал уже рассказывал, но, думается, не лишним будет напомнить читателям об основных принципах ее работы. Замки на боковых досках могут взводиться как автоматически, так и вручную с помощью курков. Курки расположены на внутренней стороне боковых досок, а их спицы возвышаются над колодкой (внутреннее расположение курков делает весь механизм значительно более жестким и надежным). Позади курков в замках располагаются V-образные боевые пружины, которые в отличие от голландовских воздействуют прямо на курок, без цепочки и двух шарниров. Мощная пружина лежит в одной плоскости с курком, поэтому никаких торсионных напряжений при выстреле нет, и по быстродействию замки не уступают системе «блитц». Кроме того, Хамбруш снабдил замки оригинальными интерсепторами (перехватывателями ударников). Именно перехватыватели сделали ружье беспрецедентно безопасным, страхуя охотника от незапланированного выстрела.

О состоянии замков можно судить по положению спиц курков, поднимающихся над боковыми досками. Курки можно снять с боевого взвода («спустить») от руки или снова взвести. То есть охотнику со штуцером совсем не обязательно держать боевые пружины на взводе в ожидании неожиданного появления зверя. Просто в подходящий момент курки можно бесшумно взвести, и штуцер готов к стрельбе.

Стволы изготовлены из белеровской стали, которая намного прочнее знаменитой витвортовской, и объединены в демиблок. При такой конструкции каждый ствол изготавливается из заготовки вместе со своей половинкой крюков.

Стволы запираются двумя подствольными крюками, а также «кукольной головкой», требующей высочайшего уровня притирки. Головка входит в области соединительного канала в зацепление с выемкой ствольной коробки, также выточенной из цельного стального блока.

Что касается внешнего вида штуцера, то он вызывает желание не восторженно ахать, а восхищенно молчать и внимательно, без спешки рассматривать каждую деталь по отдельности, чтобы время от времени осознавать ее частью целого.

У штуцера пистолетная ложа из ореха высшей градации, небольшое скругленное цевье с изящной инкрустацией серебром и золотом. То, что обычно является насечкой, здесь представляет собой вырезанный в дереве орнамент из листьев – он украшает и цевье, и рукоятку. Основание рукоятки закрывает медальон с барельефным изображением бородавочника. Барельефом зебры, местами переходящим в горельеф, увенчана скоба спусковых крючков. Снизу и сверху колодка и казенная часть стволов украшены всечкой из благородных металлов, а снизу, на достаточно большой по площади металлической поверхности, гравер изобразил львов и львиц и профильном горельефе льва.

Самыми же насыщенными в плане изображений стали боковые доски. Это не удивительно – из-за мощного калибра Хамбруш усилил их двумя четырехмиллиметровыми пластинами, позволившими граверу не только высечь две живописные, полные эмоционального напряжения анималистические композиции – сцены из жизни саванн, но и дополнить их выразительными барельефами.

Следует упомянуть имя гравера – Рудольф Крайер. Это один из известнейших мастеров Ферлаха, и работает он только с Хамбрушем.

Нет смысла говорить о том, что подгонка всех деталей выполнена исключительно тщательно, а вороненые до глубокого черного цвета металлические части безупречно отполированы.

На штуцере есть места для крепления поворотного массивного, быстросъемного фирменного кронштейна Хамбруша, исключающего смещение точки попадания после снятия и установки оптического прицела.

Если отвлечься от деталей и взглянуть на штуцер в целом, то невозможно не почувствовать его брутальную мощь, сдержанную и в то же время безусловную красоту рыцаря, готового в любой момент вступить в единоборство с самим королем зверей.

618

Похожие статьи