Испытания охотничьего оружия в СССР. Карабин МЦ-19

Оружие и боеприпасы
Дата публикации:
просмотров: 1089
Комментарии: 0
Что имели – не храним. Испытания охотничьего оружия в СССР. Карабин МЦ-19

Почему комбинированные ружья на базе ТОЗ-34 не пошли в серию, был ли карабин МЦ-19-09 разработан по заказу Брежнева или как побочный продукт работы над дальнобойной снайперской винтовкой, правда ли, что 9.3х64 «просто сносит зверя с ног», и многое другое в продолжении интервью Сергея Минькова, начальника отдела экономики, техники, права и охотничьего туризма ВНИИОЗ им. проф. Б. М. Житкова, об испытаниях охотничьего оружия в СССР.

Первую часть интервью вы можете прочитать здесь: Что имели – не храним: испытания охотничьего оружия в СССР.

Испытание промыслового оружия в СССР не только было необходимым этапом отработки его действия. В глобальном плане оно являлось одной из ключевых составляющих технической базы охотничьего промысла как части народного хозяйства ведущей мировой державы. С целью получения экспортного товара – пушнины – и дополнительных пищевых ресурсов в удалённых и труднодоступных регионах государство должно было обеспечить промысловика эффективным оружием, способным выполнять свою функцию в различных условиях. Параллельно велась работа над оружием абсолютно другой ценовой категории, которое могло не только быть использовано на промысле, но и составить конкуренцию ведущим европейским оружейным домам, по крайней мере, с технической точки зрения.

Получалось, конечно, по-русски. К примеру, ружьё ТОЗ-34 5,6/20 (28), о котором мы беседовали в первой части, стоило дорого для целевого потребителя – промысловика, а вот определённые модели «серьёзных» карабинов ЦКИБ СОО до сих пор являются желанным приобретением для некоторых отечественных охотников.

Елизавета Целыхова. Сергей Иванович, в энциклопедии «Охотничье оружие мира» говорится, что комбинированное ружьё ТОЗ-34 разрабатывалось как массовая модель. Но цена такого ружья была абсолютно неподъёмной для промыслового охотника – 400 р.

Сергей Миньков. В свободную продажу они вообще не поступали. Просто у завода была обозначена условная отпускная цена. Эта модель была доведена до предсерийного выпуска, но в массовое производство так и не пошла.

– Почему оно стоило таких сумасшедших денег и на какую целевую аудиторию было рассчитано?

Высокая цена – следствие маленькой серии. Может быть, если бы появились крупные заказы, оно стало бы дешевле. Но всё равно в начале 1980-х годов такая цена на промысловое ружьё казалась завышенной как минимум раз в пять: она отпугивала и промысловиков, и промысловые хозяйства. С другой стороны, ещё свежа была память о том, что «Белка» третьей модели в своё время стоила, если не ошибаюсь, 37 рублей, и карабины СКС, только появившиеся тогда в продаже, тоже шли по цене меньше 40 рублей. ИЖ-18 – 22 рубля с копейками, рядовое ТОЗ-34 – около 120 рублей, «супер-пупер-сувенирное» – 200. Кроме того, напомню, что покупка нарезного оружия в то время для обычного охотника, даже промысловика, была малореальной затеей. Немногочисленным персонам, которые легко могли получить разрешение, промысловое оружие было просто неинтересно, они сразу покупали карабины для охоты на «копыта» и медведя. В роли возможного потребителя рассматривались госпромхозы, коопзверопромхозы и тому подобные конторы. Но для них такая покупка была не более доступна, чем для сельской школы – самолёт. В такой ситуации промысловое ружьё за 400 рублей не имело шансов найти своего покупателя.

– Какова была судьба этих 200 выпущенных заводом ружей?

Точно не известно. Около 10 лет назад несколько таких ружей «всплыли» в Приморье. Видимо они каким-то образом всё же попали в промхозы и чудом дожили до наших дней. Скорее всего, просто пролежали на складе. ТОЗ-34, при всех несомненных достоинствах, предмет далеко не вечный, и за 30 лет в тайге его вполне можно «износить».

– Хотелось бы спросить вас ещё об одной очень небюджетной модели, правда, уже не ТОЗ, а ЦКИБ СОО – МЦ 19-09, под патрон 9×53R, которая легла в основу магазинного карабина МЦ 19-07 под патрон 7,62×51 (типа .308 Win) со сменным магазином роторной системы. В отечественной периодике МЦ 19-09 иногда называют той самой престижной классикой. Говорят, что эти карабины разрабатывались специально по инициативе Брежнева... Так ли это?

Дело в том, что карабинов с этим индексом в действительности было два. Первый, МЦ 19-09, делали когда-то в «античные» времена. Он действительно был под патрон 9,3×53R. Но я его вживую никогда не видел, и сколько их было сделано, не знаю. Позднее на его основе сделали названный вами карабин под патрон .308 Win, МЦ 19-07. Выпускался он небольшими сериями. А когда в Климовске изготовили патрон 9,3×64, аналогичный оригинальному патрону Brenneke с тем же обозначением, первым отечественным охотничьим оружием под него стал карабин с индексом МЦ 19-09. От МЦ 19-07 он отличается большими размерами затворной группы, большим размером магазина и более толстым стволом. Магазин там действительно роторный и спусковой механизм шнеллерный, – в целом что-то по мотивам старого доброго охотничьего «манлихера». Но именно «по мотивам», это не реплика.

– Какие именно карабины попали к вам на испытания?

Карабин был всего один, но я охотился с ним три года. Вот только патроны были не очень удачные: пули совершенно примитивные – полуоболочечные, с тонкой оболочкой равной толщины. При попадании в цель они сильно и непредсказуемо деформировались. Но всё же если сравнивать с 9×53R или с доступными тогда калибрами 7,62×53R и .308 Win, то их действие при попадании по зверю было совершенно другим. Ни лось, ни медведь при попадании такой пули никуда бежать уже не пытались.

– В чём заключались конструктивные особенности этой модели?

Авторов, помимо эффективности оружия, судя по всему, очень беспокоила безопасность. Для генсека это делали или нет, не знаю, но особенность была такая: при малейшем отклонении рукоятки затвора от закрытого положения карабин не стрелял вообще. Ход затвора очень мягкий, в закрытом положении рукоятка не фиксируется. То есть достаточно случайно на несколько миллиметров сдвинуть её в сторону открывания – и всё. В то же время привычные карабины, к примеру, «Лось-4», в такой ситуации стреляют. При нажатии на спуск затвор со щелчком встает на место, и дальше в штатном режиме происходил выстрел, пусть и с минимальной задержкой в какие-то сотые доли секунды. А МЦ-19 просто не срабатывает. Хотя предохранитель там более удобный – кнопочный, расположенный там, где у большинства гладкоствольных ружей ползунок на шейке. Роторный магазин с указателем количества патронов обеспечивает безотказную их подачу. Кстати, в отличие от обычных двухрядных магазинов в отечественных карабинах, он не шумный – патроны не гремят: каждый из них находится в своём гнезде в сепараторе. Хотя в осевом направлении патроны в нём всё же перемещаются. И это плохо: от отдачи «носики» пуль могут деформироваться, ударяясь в переднюю стенку магазина.

– Для каких целей разрабатывался этот карабин?

Для охоты на крупного зверя, в том числе и для промысла. Заготовки лосей, к примеру. Во всех описаниях охотничьего оружия ЦКИБ СОО присутствовала эта мантра «для любительской и промысловой охоты», хотя при цкибовских ценах и тиражах это выглядит слегка издевательски. Некоторые считают патрон 9,3×64 избыточным для отечественной дичи, но, по моему мнению, для медведя, например, патрона много не бывает вообще. А по лосю сейчас, с современными пулями, он работает вообще замечательно. Повреждения мяса, гематомы обычно меньше, чем от .308 калибра, а вот поражающее действие совершенно другое. Пуля просто сбивает зверя с ног. И медведи при правильном попадании тоже никуда не бегают. Хотя, конечно же, патрон далеко не самый популярный, и отдача у него «взрослая». Подозреваю, что тогда эти патроны изначально были задуманы вовсе не «для Брежнева», а как побочный продукт подготовки к выпуску армейского варианта, который позднее был принят на вооружение как патрон для крупнокалиберной снайперской винтовки.

– Три года вы охотились с таким карабином: на каких охотах, где?

В разных местах Кировской области. С этим карабином добыто около двух десятков лосей и несколько кабанов.

– Не замечали ли вы каких-либо неудобств? В целом вас карабин устраивал?

Полностью. Если бы не своеобразное поведение затвора. Есть, кстати, и ещё одно полезное свойство: карабин можно разрядить, не снимая с предохранителя. Сам предохранитель бесшумный, тогда как у многих других охотничьих карабинов он щёлкает. Перезаряжать и менять магазин очень легко. Единственный нюанс: у него сделали чересчур «красивую» рукоятку затвора, с острой наружной кромкой. Когда носишь карабин на левом плече, то эта рукоятка больно колотит в бок.

– Да, часто приходится слышать о сложностях в обращении с карабинами, львиная доля которых приспособлена для «праворуких». Да и отвод ложи получается не в ту сторону.

Не у всех эти сложности возникают. Уже после того как мы вернули карабин в Тулу, директор нашего охотничьего хозяйства приобрел для себя в ЦКИБе МЦ 19-07. Он тоже левша, но,в отличие от меня, ему неудобно пользоваться правосторонним затвором. А я, стреляя с левого плеча, давно приспособился перезаряжать «нормальный» болтовой карабин правой рукой. К «леворукому» «Ремингтону 700» примерялся – не понравилось. По моим ощущениям, обычные «правосторонние» карабины делают как раз для левшей. Их можно даже перезаряжать, не снимая палец со спуска.

Ещё забавная деталь: тот карабин, который был у меня, на заводе покрыли эпоксидным лаком, вроде паркетного. Какие-то проблемы возникли с пропиткой. Карабин получился почти белым, цвета свежего берёзового полена, хотя вообще это, конечно, был очень светлый орех. Покрытие оказалось невероятно крепким: что я только с ним ни делал – царапин не осталось вообще. Но очень скользкое. Особенно это чувствовалось зимой, когда снег на перчатки попадает.

Вообще, честно говоря, возвращать карабин было жалко. Я привязался к нему настолько, что и сейчас продолжаю охотиться с этим почти экзотическим патроном.

– А что в дальнейшем произошло с этой моделью?

Пошла в продажу небольшими партиями. К примеру, на форуме Guns.ru есть несколько человек – владельцев таких карабинов, если они не избавились от них по причине не самого популярного и потому дорогого патрона. Сейчас есть, конечно, в продаже дешёвые отечественные патроны, но качество их, к сожалению, оставляет желать лучшего. Особенно это касается конструкции пуль. Но для наших охот на крупного медведя и лося существует масса зарубежных образцов оружия под куда более распространённый патрон 9,3×62, с широким выбором вариантов снаряжения. Мощность у него вполне достаточна и отдача помягче, чем у 9,3×64. Единственный, но существенный минус тот же – неразумно высокая цена. Ведь у нас в стране его не выпускают. Хотя ещё пару лет назад, до введения санкций, никаких проблем с покупкой патронов 9,3×62 не было.

– Были ли ещё какие-то интересные модели, которые проходили через ваши руки?

Были, и довольно много. В начале восьмидесятых годов испытания проходили ижевские ружья со специальным химическим покрытием, имитирующим цветную калку. Были первые ружья «Магнум» 20 и .410 калибров. Последние делали по экспортному заказу для Южной Америки. Параллельно завод пытался исследовать внутренний рынок. Оба этих варианта в дальнейшем пошли в серию.

– А что из современного отечественного оружия вы хотели бы взять на испытания, если бы сегодня была такая возможность?

Даже не знаю. Гладкоствольные МЦ у меня были и особого восторга не вызвали – просто ружья. Наверное, только что-то из комбинированных новинок или штуцеров под мощный рантовый патрон.

В целом, очень жаль, что сегодня отечественное законодательство сделало практически невозможной временную передачу оружия на испытания. Оружейники на стадии проектирования и испытаний варятся в собственном соку, отдельно от потребителей, а уж тем более от промысловых охотников.

– Сергей Иванович, спасибо за интересный, но грустный экскурс в историю. Будем надеяться, что у отечественных производителей оружия, благодаря тенденции хотя бы морального стимулирования импортозамещения, остаются шансы создать конкурентоспособное и доступное по цене охотничье оружие, которое будут покупать не по причине ограниченного бюджета, а по велению души.

Русский охотничий журнал, апрель 2017 г.

1090