Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & Holland

Гладкоствольное оружие: Великобритания и Ирландия
Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & Holland

«Приятель, это всё, что ты должен знать: лицензию на ружьё в Англии получить очень просто. Но ещё проще её потерять».

Мой местный полицейский Расселл – он же, по-нашему, участковый – смотрит на меня внимательно и по-доброму: «Понял?» Чего же тут не понять!

На дворе 2012 год: прошло два года, как я переехал в Англию. И вот когда я изучил, как тут открыть счёт в банке, купить мобильный телефон, оплатить телевизор и вывоз помойки, руки, наконец, дошли и до получения разрешения на оружие. Если честно, то я даже не подозревал, насколько это может быть просто.

После мучений с регистрацией телефона и платежами за телевизор – примерно как у нас за радиоточку в советские времена – мне казалось, что получение разрешения на оружие потребует ещё большей возни. Ну представьте себе на секунду, что в Англии до сих пор есть обязательный платёж за телевизор, и если ты не купил годовую лицензию, то можешь запросто оправиться в тюрьму. А чего только стоит регистрация банковского счёта! Не верьте никому, кто вам скажет, что прописка – это пережиток советского времени. Это полная ерунда! В Англии аналог прописки существует и здравствует до сих пор. Без неё ты просто не сможешь открыть банковский счёт. А без счёта – вообще жить не сможешь.

Итак, я занялся получением лицензии на оружие.

Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & HollandБольше всего ружей регистрируется в Шотландии и Уэльсе

К моему удивлению, я достаточно быстро выяснил, что требования для покупки оружия – минимальные. Это было тем более удивительно, что, в отличие от США, в Англии, как и везде в Европе, охота находится в полном, так сказать, «загоне». Говорить о ней публично не принято. Слово «охотник» произносится чуть ли не как извинение. На этом негативном фоне особенно удивительно выглядят требования, предъявляемые для получения лицензии на гладкоствольное оружие.

По большому счёту, всё, что от вас требуется, это написать письмо или мейл в полицию со словами, что вы хотите обзавестись оружием. Для охоты или стрельбы по тарелочкам – это уже ваше дело. Участковый сам должен будет связаться с вашим терапевтом (правильно! по месту прописки) и выяснить, всё ли с вами в порядке. Никаких справок из псих- или наркодиспансера носить никуда не надо.

После этого участковый должен будет позвонить, прийти к вам домой – причём тогда, когда удобно именно вам, а не ему – и осмотреть сейф. К сейфу предъявляются примерно такие же требования, как и в России: он должен быть прикручен к капитальной стене и быть, желательно, вне доступности третьих лиц.

Вот на этом этапе и состоялся мой разговор с Расселлом, который я привёл в самом начале.

Я понял, что, в принципе, лицензия уже у меня в кармане. Расселл только попросил съездить на ближайший стенд, отстрелять десяток-другой патронов с любым инструктором и прислать записку от него – по почте или скан по мейлу – со словами, что инструктор удостоверяет: я умею безопасно стрелять. Никаких охотминимумов, посещений лекций в клубах и тому подобных мероприятий.

«Запомни, всё это выглядит очень легко. Уже через неделю я пришлю тебе лицензию, и ты сможешь купить своё первое ружьё в Англии. Но первая же потасовка в баре, на футбольном матче, любая жалоба на тебя в полицию – и лицензию у тебя отберут навсегда», – предостерегал меня Расселл.

Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & HollandОдин из флагманских магазинов в центре Лондона

За прошедшие с тех пор семь лет мне пару раз пришлось убедиться – к счастью, не на личном опыте – в правдивости его слов. Мой приятель Джейк, который полез защищать незнакомую девушку в баре от, как ему показалось, невежливого обращения, очутился в мелкой потасовке, был упомянут в каком-то протоколе и тут же оказался лишён лицензии на пять лет без особых разбирательств. Про нарезное оружие ему теперь точно можно забыть: чтобы купить «нарезник», надо, как и в России, иметь пятилетний, ничем не запятнанный стаж с гладким стволом.

Несмотря на очевидную лёгкость получения лицензии в Великобритании, ни о каких инцидентах, связанных с дробовиками как оружием массового убийства, я за десять лет ни разу не слышал. Похоже, что последний серьёзный mass shooting случился в Шотландии в 1996 году, когда были убиты 16 детей и учитель. С тех пор правила хождения оружия – особенно нарезного – сильно ужесточили.

Всего в Англии на 66 миллионов жителей зарегистрировано 1,3 миллиона дробовиков и 0,5 миллиона нарезного огнестрельного оружия. В США, для сравнения, зарегистрировано 265 миллионов дробовиков и «огнестрела» на 327 миллионов человек. Понятно, что английский менталитет и стиль жизни радикально отличаются от США, где перестрелки случаются каждый день, а ужасные трагедии – чуть ли не ежемесячно.

Итак, получив благословение Расселла и съездив на ближайший стенд, я уже через полторы недели получил свою первую английскую «зелёнку», которая была нежно-голубого цвета и действительна пять лет.

Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & HollandБеглое изучение оружейных магазинов показало, что разделения на первичный и вторичный рынок как такового не существует. То есть в центре Лондона, конечно, присутствует небольшое количество флагманских магазинов Holland & Holland, Browning, Beretta и Benelli, где всё новое, сверкает, блестит и стоит вдвое дороже, чем в рядовых магазинах. Одного взгляда на эти «флагманы» достаточно, чтобы понять, что их посещает один покупатель в день. Ну, хорошо, может быть, два. Это как наш ЦУМ: красив, дорог, видит много депутатов по праздникам. Но за покупками большинство людей ходит в другие магазины.

Рядовые магазины оружия в Англии, в основном, располагаются за пределами Лондона, поскольку охота – это в основном увлечение состоятельных фермеров и людей, работающих на земле. В финансовых кругах охота всё менее и менее популярна.

При этом за все годы, что я провёл в Англии и покупал ружья, заметить какой-то специализации магазинов я так и не смог.  Любой магазин предлагает достаточно широкий выбор новых и б/у ружей известных и не очень марок. При этом ценообразование на новые ружья очень приятное, а на б/у ружья – достаточно нелогичное. Новые ружья в Англии стоят на 20–30% дешевле, чем в России. То ли это из-за наших санкций, то ли потому что рынок Beretta, Benelli> и прочих марок в Англии просто больше.

А вот б/у ружья для меня остаются загадкой. Очень часто новое ружьё – какое-нибудь базовое Beretta Silver Pigeon – будет стоить всего лишь на 10–15% дороже своего 25-летнего собрата, который произвёл ну никак не меньше 20–30 тысяч выстрелов. Иными словами, амортизация ружей происходит куда медленнее, чем тех же автомобилей или других товаров.

Начинающие охотники в Англии часто тянутся к простоте и дешевизне – а потому в их руках часто можно увидеть ...да-да, как это ни странно, наш родной ИЖ или, как его тут называют, Baikal. Дёшево и сердито – это про него! «Вери гуд ган. Вери солид, хеви энд чип», – когда слышишь такое на охоте, ошибиться практически невозможно. Речь – о нашей рабочей лошадке.

Часто стали в последнее время говорить и про турецкий «Хатсан». Особенно про полуавтоматы в камуфляже, которые так любят охотники за водоплавающими, проводящие много времени на прибрежных болотах.

Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & HollandМагазин знаменитого H&H

Вообще, надо сказать, что охоты в Англии очень разноплановы, а соответственно, требуют разных ружей.

Охота на заливных болотах – это слякоть, грязь и песок с глиной. А потому тут особенно важны живучесть и безотказность ружей. Полуавтоматы Benelli и «Хатсан» в камуфляже и пластике – любимый выбор английского охотника на болотах. Тут – два лагеря, так сказать. Сторонники Benelli упирают на надёжность. Сторонники «Хатсана» – на то, что за триста фунтов и выбросить ружьё не жалко через пару сезонов. Вот только я уже четыре сезона использую «Хатсан», и до сих пор оно не дало ни одной осечки.

Другое дело – загонные или так называемые благородные охоты на разводных фазанов и куропаток. Тут – помимо пиджаков и галстуков – особые требования к оружию. С полуавтоматом на такую охоту просто не пустят. Скажут, что это сделано, прежде всего, по соображениям безопасности. Но, по большому счёту, это скорее делается из эстетических, или пижонских – как кому нравится это называть, – соображений. Так что на фазаньей охоте вы чаще всего встретите «вертикалки» Beretta, Browning и очень популярную испанскую AyА.

Особняком стоят охоты на шотландскую куропатку, или grouse. Грауз потому так и ценится, что очень быстро летает. Часто приходится слышать: увидел на горизонте грауза, стреляй – иначе опоздаешь. Из-под собаки грауз взлетает не быстрее нашего тетерева. Но при загоне и попутном ветре может действительно очень быстро лететь – выше 110 км/ч. Утка, к примеру, летит до 80 км/ч. Отсюда и любовь англичан к очень быстрым, лёгким ружьям для таких охот.

И вот тут открывается невероятное поле для совершенствования.

Во-первых, для таких охот используются в основном «горизонталки». Во-вторых, их вес – невероятен. Очень часто меньше 3 кг и даже 2,5 кг.

В-третьих, очень часто это не ружьё, а пара, то есть два абсолютно идентичных друг другу ружья. Так что когда вы стреляете грауза, специально обученный помощник перезаряжает вам второе ружьё и тут же как можно быстрее подаёт его для нового выстрела. Хорошая пара «горизонталок» от английских, французских или испанских мастеров может стоить 200 тысяч фунтов и больше – то есть 15 миллионов по-нашему.

Отдельно хочется рассказать о том, как в Англии регистрируется вновь купленное оружие. Моим первым ружьём здесь стала «горизонталка» Beretta. Я походил с часок по магазину, приценился, выбрал. Спрашиваю у продавца: «Как теперь его в полиции регистрировать?» Он мне отвечает: «Сейчас впишем номер ружья от руки в твою лицензионную бумажку. А ещё по почте отправим письмо твоему участковому». Всё! Никаких походов ни в какую полицию не нужно.

Апогеем, наверное, стала для меня покупка полуавтомата «Хатсан». Мой приятель Фил позвонил как-то вечером и сказал, что нашёл много гусей на болоте. «Пошли завтра! Погода подходящая: ветер, туман. Только болото очень грязное. Не бери свою „вертикалку“ с деревянным прикладом, возьми автомат», – говорит мне Фил.

«Да я всё никак не соберусь купить», – отвечаю ему.

Тут меня Фил и огорошил: «Ну, так давай я завтра с утра заеду в магазин около своего дома, куплю ружьё, а вечером на тебя перепишем?»

Как перепишем, куда перепишем? Сказать, что я удивился, значит, ничего не сказать.

Не нарушая ни одной буквы закона, Фил заехал в магазин, купил ружьё, и ему вписали его в лицензию. Вечером того же дня на коленке на краю болота он написал от руки в своей лицензии, что продал ружьё мне, а в моей лицензии – что я его купил. Сфотографировали эти каракули на телефон и отправили по мейлу фото в полицию. Прямо из болота! Я до сих пор улыбаюсь, когда об этом вспоминаю.

Через пару дней полиция прислала ответ: «Спасибо, всё поняли и зарегистрировали».

Рынок оружия в Англии: от Baikal до Holland & HollandЕсли $195,000 за ружье для вас не проблема

А напоследок расскажу ещё одну забавную историю. Был у меня «пунктик» давно – купить «советский Holland & Holland», то есть МЦ ЦКИБа каких-нибудь 70–80-х годов, чтобы ходить с ним на дупеля в августе в России. Я время от времени лениво поглядывал объявления на разных российских сайтах и, наконец, наткнулся на то, что и хотел – МЦ5-20 в 20-м калибре, 1974 года с английской ложей, в отличном состоянии и за разумные деньги. Написал владельцу, что прилечу в Москву через месяц и хотел бы взглянуть. Владелец отвечает: «С удовольствием показал бы, но ружьё находится в Англии».

Что за ерунда! Как так, в Англии?! Стали переписываться. Владелец объясняет, что он купил ружьё на аукционе по случаю, но поскольку он, в основном, «зверовик», а на птицу ходит редко, то и игрушка эта ему не особо нужна, а только пылится в сейфе.

Встретились, стали вместе гадать, как такое ружьё оказалось в Англии. Решили – основываясь, в основном, на гадании на кофейной гуще, – что, скорее всего, ружьё было привезено советским дипломатом в 70-е годы в подарок какому-нибудь более или не менее дружественному местному политику. Пролежало за ненадобностью в сейфе 40 лет и, не сделав ни одного выстрела, было выставлено на аукцион родственниками, которые в ружьях ничего не понимают.

Мы посмеялись над только что выдуманной теорией, и вообще друг другу как-то сразу понравились. Ружьё я купил, и мы стали с его бывшим владельцем дружить и даже иногда вместе охотиться. Так я познакомился с другим автором этого журнала – Алексеем Ваньковым, чьи рассказы об охоте на оленей на острове мы с вами неоднократно читали.

Ружьё я, кстати, так и не смог до сих пор вывезти. Санкции запрещают ввозить даже наше родное, советское МЦ из Англии в Россию. Потому хожу с ним на вальдшнепов. А англичанам провожу «ликбез»: вот де, смотрите, не только Baikal, но и свой Holland & >Holland у нас в России имеется!

Русский охотничий журнал, октябрь 2019 г.

4245