Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Гладкоствольное оружие: Великобритания и Ирландия
Дата публикации:
Комментарии:
Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Когда-то Англия была признанным авторитетом и законодателем оружейной моды и технического прогресса. Английские ружья были эталоном, к которому безуспешно пытались приблизиться оружейники других стран мира. Но кризис, ударивший по английской оружейной промышленности в 1920-х годах, сбросил её с пьедестала и нанёс рану, от которой она не оправилась и поныне.

Доказательством этого тезиса является тот факт, что в современной Англии наблюдается достаточно тревожная тенденция: всё чаще английские оружейные компании размещают заказы на производство ружей под своими брендами в лучшем случае в Италии. Perugini & Visini, Battista Rizzini s.r.l., Caesar Guerini – вот далеко не полный перечень итальянских компаний, выполняющих заказы «старших братьев», очень именитых в прошлом, а ныне фактически просто торгующих своим именем. Неужели всё настолько печально в королевстве?

И да, и нет. С одной стороны, формирование современного рынка охотничьего и спортивного оружия завершилось к 60–70-м годам прошлого века. И ведущие мировые производители, и небольшие компании, и мастера-оружейники заняли каждый свою нишу настолько плотно, что новичков, отважившихся выйти на этот рынок, можно буквально пересчитать по пальцам одной руки. Возможно, это объясняется консерватизмом значительной части охотников и стрелков, настороженно относящихся к любым новинкам. Косвенным признанием этого является любопытная тенденция, наблюдаемая в Англии: как птица Феникс, из небытия возрождаются оружейные марки, некогда составлявшие гордость и славу оружейного производства этой страны. Вот лишь несколько примеров: E.J. Churchill, Cogswell & Harrison, Charles Boswell. Благодаря значительным финансовым вливаниям второе рождение переживают хорошо известные российским любителям оружия компании Boss и Dickson. С другой стороны, факт возрождения старых оружейных марок является «защитной реакцией» рынка на процессы, происходящие на нём сегодня. Возрождаемые оружейные марки ориентируются на выпуск оружия высокого разбора в верхнем ценовом диапазоне, что в принципе объяснимо, ибо конкурировать с серийным итальянским оружием абсолютно бессмысленно.

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Эндрю Харвисон давно (а если уж быть совсем точным, то с 1992 года) вынашивал планы организации производства эксклюзивного оружия, в котором были бы реализованы наработки, накопленные им за годы долгой и исключительно результативной спортивной карьеры и как стрелка (он блистательно выступал за национальную команду Великобритании в целом ряде дисциплин в 70–80-х годах, впрочем, по мере сил он и сейчас продолжает не просто принимать участие в соревнованиях, но и побеждать в них: так, в 2013 году он завоевал звание чемпиона мира по спортингу в категории «Суперветераны»), и как тренера. После ухода из большого спорта он тренировал спортсменов, разрабатывал методики и занимался изготовлением лож с учётом индивидуальных антропометрических особенностей стрелков.

Эксклюзивное оружие не может быть безымянным, и в 1996 году (в этом году исполняется 20 лет этому событию) Эндрю Харвисон купил права на название компании Holloway & Naughton, чтобы использовать её в качестве локомотива для продвижения на рынок созданных им ружей. Эта марка бирмингемских оружейников пользовалась и продолжает пользоваться и поныне огромной известностью в Англии и США. К слову сказать, цена отдельных ружей H & N достигает 85 тысяч долларов, и они котируются у ценителей и знатоков английского охотничьего оружия на уровне «голландов» и «перде». Справедливости ради, отмечу, что не все ружья H & N ценятся так высоко. Компания выпускала и недорогие серийные ружья. В общей сложности за годы существования компании было выпущено порядка 90 тысяч ружей. Во время Второй мировой войны производство охотничьего оружия было прекращено, компания перешла на выпуск военной продукции. Во время бомбёжки Бирмингема здание, в котором размещалась компания, было полностью разрушено. Пожар уничтожил всю документацию, в том числе чертежи и книги заказов. Компания Holloway & Naughton фактически перестала существовать...

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Концепцию, положенную новым владельцем марки в основу, назвать сложной нельзя: компания должна выпускать эксклюзивное оружие ручной сборки исключительно английского производства, в котором будут реализованы наработки, накопленные им за годы долгой и результативной спортивной и тренерской карьеры.

В сорок с лишним лет трудно начинать всё сначала. И гораздо легче, если у тебя есть фундамент. Такой фундамент у Эндрю Харвисона был: «На этот раз я решил не искушать судьбу, а взять её в свои руки. Я решил заняться производством оружия. Проблема заключалась в том, что у меня не было знакомых оружейников и я имел довольно смутные представления о производственном процессе. Однако в то же время я имел чёткие представления о том, какое оружие нужно потребителям, владел информацией о спросе и понимал, что мои претензии не так уж необоснованны, как могут показаться на первый взгляд.

Вполне возможно, что кто-нибудь, прочитав эти строки, покрутит пальцем у виска, но я почему-то был уверен, что обладание философским камнем вовсе не является обязательным для того, чтобы выпускать оружие. Производство оружия не требует владения тайными знаниями. К тому же кое-какая техническая и технологическая подготовка у меня была. Манна с небес сама по себе не сыпется. Для достижения результата нужны решимость и упорный труд».

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Следующие восемь лет жизни Эндрю Харвисон отдал постижению секретов профессии. Может быть, философский камень для производства оружия и не требуется, но какие-то секреты есть в любом производстве, в том числе и в производстве охотничьего и спортивного оружия. «Я многому научился, – говорит Эндрю Харвисон. – Поворотной точкой в моей карьере оружейника стало решение, что я всё буду делать самостоятельно. Я сам стал заниматься конструированием, дизайном и производством. Но всё это стало возможным только благодаря тому, что мне удалось найти в Лестере высокотехнологичную компанию, специализирующуюся в области конструирования и технологии производства».

«Конструкция первого ружья была продумана во всех деталях, не хватало самой малости – заказчика. И я такого заказчика нашёл. Точнее сказать, не заказчика, а человека, который поверил в меня. Полагаю, что он остался доволен купленным ружьём, потому тут же заказал ещё шесть», – вспоминает Эндрю Харвисон.

В производственной программе (в год компания выпускает не более 12 ружей) охотничьи ружья с вертикальным и горизонтальным расположением стволов с замками на боковых досках модели Premier и ружья модели Britannia в охотничьем и спортивном вариантах исполнения с УСМ на нижней личине (Эндрю Харвисон, наверное, изменил бы себе, если бы с самого начала не думал о создании модели эксклюзивного спортивного ружья высшего класса, способного на равных бороться с ружьями именитых марок) с вертикальным расположением стволов (начало производства в 2008 году). Обе модели выпускаются со стволами 12-го, 20-го, 28-го и .410 калибров. Кроме того, модель Premier выпускается в том числе и 16-го калибра. На каждое ружьё мастер дает десятилетнюю гарантию.

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

Комплектующие части и детали ружей изготавливаются на севере Великобритании в графстве Лестершир. А изготовлением и сборкой оружия занимаются семеро лучших английских мастеров-оружейников, ранее работавших в таких компаниях, как Boss, Holland & Holland и Peter Nelson. Каждый из них был лично приглашён Эндрю Харвисоном на работу в компанию. Их искусство и высочайший профессионализм видны в каждой детали.

Цены на ружья модели Premier в базовом варианте исполнения c вертикальным расположением стволов начинаются от 67 тысяч фунтов, с горизонтальным расположением стволов – от 55 тысяч фунтов. В 2006 году модель Premier с вертикальным расположением стволов была признана профессиональным жюри победителем в номинации «Лучшее новое ружьё года». В 2009 году герцогиня Ратленд, владеющая вместе с мужем большой коллекцией оружия, заказала в компании Holloway & Naughton парные ружья Premier с горизонтальным расположением стволов 20-го калибра, украшенные изысканной гравировкой в классическом английском стиле. Этот вариант исполнения получил наименование Duchess.

В 2010 году оргкомитет Кубка Райдера (раз в два года ведущие игроки в гольф из Европы и Америки собираются, чтобы побороться за кубок, учреждённый в 1927 году; о популярности турнира свидетельствует его телеаудитория – более миллиарда человек) поручил компании Holloway & Naughton изготовить ружьё для награждения команды – победительницы турнира. Более 1200 часов потребовалось мастерам, чтобы выполнить этот заказ.

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

По сравнению с флагманской моделью, каковой, безусловно, является модель Premier, цены на «бюджетную» Britannia начинаются с «каких-то» 47 тысяч фунтов. Естественно, что такое оружие изготовляется исключительно на заказ, поэтому каждый параметр, будь то длина стволов, тип прицельной планки или характеристики ложи, отдельно обговаривается с заказчиком. Учитывая растущую популярность в мире неолимпийских видов стендовой стрельбы, Эндрю Харвисон работает над моделью сверхбюджетного спортивного ружья, розничная цена которого будет менее 20 тысяч фунтов.

Последние несколько лет Эндрю Харвисон вместе с коллегами и единомышленниками занимался совершенствованием УСМ типа «Босс» для ружей с вертикальным расположением стволов. Именно этот замок чаще всего используется в классических английских ружьях высокого разбора. Замок на боковых досках Эндрю Харвисона отличается от классической компоновки «Босс» для охотничьих ружей и имеет большое сходство с замками такой итальянской компании, как Fabbri. Кстати, профиль сменных чоков, обеспечивающих потрясающие характеристики дробовой осыпи, был разработан Эндрю Харвисоном.

Ружья Holloway & Naughton. Три ипостаси Эндрю Харвисона

На вопрос, всегда ли капризная богиня удачи была повернута к нему лицом, Энрю Харвисон ответил: «Не всегда. И порой дела шли совсем не так, как хотелось бы. Теперь я понимаю, почему так мало людей хочет заниматься производством оружия. Поднять такое дело с нуля очень непросто. Ты должен не просто изготовить ружьё, которое может стрелять, ты должен быть готов к разочарованиям, которые тебя постигнут на этом поприще, и язвительным замечаниям, которые будут отпускать в твой адрес, так как далеко не все будут настроены по отношению к тебе благожелательно». А вот пристрастный и строгий в оценках журналист ведущего английского охотничьего журнала, тем не менее, не поскупился на восторженный отзыв о ружье Premier, присудив ему 98 баллов из 100 возможных.

Высокий разбор дорогого стоит, но, тем не менее, книга заказов заполнена на несколько лет вперед. Всё это явно свидетельствует о том, что элитарный и закрытый для посторонних мир ценителей оружия высокого разбора признал Эндрю Харвисона и принял его в клуб избранных.

Русский охотничий журнал, август 2016 г.

1559

Похожие статьи