Отечественное гладкоствольное оружие
Дата публикации:
просмотров: 475

ТОЗ-66 – моё весеннее воспоминание

Комментарии: 0

Ностальгия – возрастное явление. Чем далее в прошлом остаются приятные моменты жизни, тем ярче воспоминания и сильнее желание пережить их вновь.

Свою первую охоту я помню уже не до мелочей, а скорее в ощущениях. Была весна, и мы, 14–16-летние недоросли из секции юных охотников Свердловского городского общества охотников и рыболовов, под руководством замечательной охотницы и педагога Ирины Григорьевны Ермаковой оказались в угодьях. Именно тогда я впервые взял в руки охотничье ружьё, и это была её потрёпанная курковочка ТОЗ-БМ 16-го калибра. Вспоминается приятная тяжесть ружья, сухие щелчки взводимых курков, и те удивительные впечатления мальчишки, впервые встречающего вечернюю зорьку в лесу, весной, на тяге, с оружием в руках.

Промчались десятилетия, было много других охот и другого оружия, но в один прекрасный день я ощутил желание вновь приобрести и использовать на охоте курковое ружьё. Оформив необходимые документы, начал поиск. Изначально смотрел ТОЗ-БМ, но, поскольку весь имеющийся у меня гладкоствольный арсенал 12-го калибра, решил искать ружьё именно этого калибра. В оружейных магазинах Екатеринбурга выбор комиссионных курковых ружей нельзя назвать широким. В основном это всё те же БМ-ки различных годов выпуска и уровня сохранности. Иногда попадаются ТОЗ-63, реже 54 и 66. Чаще всего это ружья в рядовом исполнении, штучное ТОЗ-БМ я видел в продаже лишь однажды.

И вот в одном из магазинов у меня в руках оказался ТОЗ-66. В ту же минуту исчезли прилавок и стены, вокруг птичьим многоголосьем пел весенний лес, провожая уходящее за горизонт солнце. Ружьё «легло в руку» сразу: длина приклада, баланс, навскидку планка послушно исчезала, оставляя глаз один на один с аккуратной мушкой. Несмотря на практически стёртое воронение и обшарпанный приклад, вернуть ружьё продавцу я уже не смог.

Дома, разглядывая, я долго не выпускал ружьё из рук, испытывая давно забытую, почти детскую радость от покупки. Теперь уже моё ТОЗ-66 изготовлено в 1972 году, в номере имеет литеру «У», что (если верить интернет-экспертам) должно означать то ли «улучшенное», то ли «узорчатое». Из узорчатости ружьё может похвастаться незамысловатой гравировкой в стиле советского охотничьего минимализма: левая замочная доска несёт на себе изображение, отдалённо напоминающее, фазана, правая – вальдшнепа. В картинках на ключе запирания с обеих сторон при желании можно опознать токующего глухаря и гуся. На нижней части колодки перед защитной скобой угадывается желание гравёра запечатлеть взлетающую утку. По краям стволов у казённой части – круговые орнаменты и надпись: «ТОЗ-66», чуть выше – треугольное клеймо завода, на «яблоках» колодки – дубовые листочки, ну и разные завитушки на других металлических частях.

Стволы ружья внутри, несмотря на возраст, блистают хромом без признаков каких-либо нежелательных изменений. Сужения стандартные: чок и получок, калибр 12-й. Бойки, после удара курков, подбрасывают пустую пластиковую гильзу примерно на полтора метра.

Перед весенним сезоном надо было привести ружьё в более-менее приличный вид. Заботливые руки мастеров восстановили воронение на всех железных деталях и косметически подновили приклад и цевьё. Зарядкой патронов я уже давно не занимаюсь, поэтому были приобретены патроны фабричной зарядки, в том числе бесконтернейные.

И вот весенний сезон открыт. Прихожу на тягу, собираю ружьё и встаю, прислушиваясь к весенним звукам и своим ощущениям. Первого вальдшнепа бездарно мажу, при этом не успевая взвести второй курок и дать дуплет. Всё-таки привычка к бескурковкам даёт о себе знать, да и после бокфлинта на горизонталку не так просто перейти. Привычка выцеливать по стволу здорово мешает. Делаю несколько тренировочных вскидок с поводками, пробую взводить курки одновременно – получается не очень. Услышав очередного вальдшнепа, взвожу поочерёдно оба курка и беру его первым выстрелом. Оставшийся взведённым курок аккуратно спускаю. С полем! Кроме вальдшнепов, в тот сезон из ТОЗ-66 были добыты несколько селезней и глухарь на току.

Потом ложа ТОЗ-66 была переделана на английскую из ореха, что, на мой взгляд, сделало внешний вид ружья гармоничнее, а стрельбу из него – удобнее и результативнее. Неплохо показал себя ТОЗ-66 и при летней охоте с легавой собакой. Перепёлки и молодые тетерева из-под дратхаара легко добывались седьмым номером дроби и девяткой «дисперсант».

Был один неприятный момент с левым курком. При разборке и сборке ружья доски были не до конца притянуты, и левый курок при спуске бил по колодке, что стало причиной нескольких осечек. Неисправность была устранена при смене ложи и больше не проявлялась, но на колодке остались следы удара.

Не являясь экспертом в области охотничьего оружия, но имея опыт использования различных охотничьих ружей, могу утверждать, что за сорок с лишним лет моё ТОЗ-66 сохранилось вполне удовлетворительно и сохранило уверенный бой даже заводскими патронами, причём патроны с пыжом-контейнером дают лучшие результаты. После перечисленных незначительных косметических манипуляций уверен, что оно послужит ещё долго. Применение этому ружью для себя нашёл только одно – весенняя охота. Весенние виды охот не требуют быстрой стрельбы и перезарядки: стоя на тяге, сидя в шалаше или подойдя к глухарю, всегда есть время взвести курок. Охота по перу с легавой тоже вполне возможна с ТОЗ-66. После смены ложи вес ружья составил 3,26 кг, носить его по полям не особо затруднительно, при подходе к собаке на стойке также есть время для взвода курков, но для этой охоты существуют и более подходящие ружья. При длине стволов 720 мм нельзя считать это ружьё дальнобойным, эффективная стрельба дробью из ТОЗ-66 возможна в пределах классических 35 метров, что требует от охотника правильной оценки расстояния до выбранной цели. Без сомнения, можно использовать это ружьё и на других охотах, но для меня ТОЗ-66 – весеннее ружьё.

Казалось бы, ничего удивительного и особенного в этом ружье нет, таких ТОЗов по стране десятки тысяч, найти такое ружьё в хорошем состоянии не проблема и цена ему будет весьма скромной. Но, на мой взгляд, это не недостаток, а, напротив, свидетельство качества и живучести советских курковых ружей. И пусть внешние курки требуют повышенного внимания с точки зрения техники безопасности, это, на мой взгляд, дополнительно мобилизует внимание охотника к её соблюдению. А сколько бывалых охотников свои первые шаги по угодьям делали с ТОЗовкой на плече? Массовость, доступность и надёжность этих ружей сделали их легендарными. С годами их будет становиться всё меньше, но интерес к ним у охотников будет всегда, причём как у ностальгирующих ветеранов, так и у любознательных неофитов.

Конечно, в определённой степени желание охотиться с таким ружьём можно назвать фетишизмом, но, поверьте, есть в нём, помимо истории, некая «душевность». Что-то внутри меняется, когда берёшь в руки это ружьё, как будто встретил старого друга и ударился в воспоминания былых охот.

Вернулся ли я с ТОЗ-66 в тот памятный весенний вечер моего детства? Нет, ибо нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Но теперь у меня есть новые вечера, в которых я провожаю взглядом последний луч уходящего солнца, держа в руках моё новое-старое весеннее ружьё ТОЗ-66. И если даст бог, то такие вечера ещё будут, и, надеюсь, не только у меня.

Русский охотничий журнал, июль 2018 г.

476