Оружейная охотничья Россия. Часть 1

Гладкоствольное огнестрельное оружие
Дата публикации:
Комментарии: 0

Что такое современная оружейная охотничья Россия, наверняка задавались вопросом вы и ещё много-много людей, которые являются охотниками, оружейными фанами, сочувствующими и хоплофобами – словом, относятся к той страте, которая неравнодушно реагирует на два слова «охота» и «оружие».

Наверняка знает ответ на этот вопрос Росгвардия. Знает, но не скажет. Ибо привычка секретить всё и вся у наших силовиков зашита в подкорку.

В декабре 2018 года автор задал вопрос о том, какое гладкоствольное оружие используют на охоте пользователи крупнейшей в мире социальной сети Facebook. И получил 1241 ответ, из которых признал валидными 1099.

Почему я считаю эту выборку объективной (хотя и не безоговорочно)? Во-первых, она достаточно велика и не анонимна: за каждым ответом стоит живой человек. А живые люди обычно за разговор отвечают. Во-вторых, люди отвечали на вопрос осознанно, то есть оговаривали различные аспекты владения, например «имею двустволку „Зимсон“ 16-го калибра для ходовой охоты на перепелов и п/а „Сайга“ 12-го калибра для самообороны». И вот это «для самообороны» в счёт не включалось. В-третьих, да, конечно, респонденты – это интернет-аудитория. Она чуть более состоятельна, чем аудитория в среднем по стране и чуть более грамотна. Но в том-то и дело, что «чуть». Потому что интернет сегодня вездесущ, и я просто знаю моих друзей «лично» (невзирая на то, что их почти 5 тысяч). Среди них есть и довольно состоятельные люди, а есть и простые и очень небогатые охотники из посёлков Медвежий Кут (Приморский край), Чумикан (край, но Хабаровский), Тигиль (Камчатка), Бахта (Красноярский край), Сасыр (Республика Саха), Сосьва (ХМАО) или Угодичи (Ярославская область).

Результаты оказались довольно интересными и рисуют нам несколько другую картину, нежели та, которую представляют себе маркетологи оружейных концернов и оружейных магазинов.

Итак, из выборки в 1099 единиц гладкоствольного оружия, которое сами респонденты характеризовали как «применяющееся на охоте», 697 – отечественного. Ну или 63,4%.

Модель

% от общей массы (n)

% от общего количества отечественного оружия (n)

ИЖ-12 / ИЖ-27 / МР-27

17 (187)

26,8 (187)

МР-153/155

12 (133)

19 (133)

ТОЗ-34

8,1 (90)

12,9 (90)

ИЖ-54/58

5,9 (65)

9,3 (65)

ТОЗ-БМ/66/54

4,6 (51)

7,3 (51)

ИЖ-17/18

4 (44)

6,3 (44)

МЦ21-12

2,8 (31)

4,4 (31)

АКМоиды (все вместе)

1,8 (20)

2,8 (20)

Всё остальное – и МЦ8, и МЦ106, и «Рысь», и МЦ20, и ТОЗ-94, и «Бекасы»…

6,9 (76)

10,9 (76)

Не менее интересно выглядит часть выборки, представленная зарубежным оружием. Которого у нас 402 единицы, или целых 36,6% от общего оружейного парка. Здесь нас ждёт побольше разнообразия.

Модель

% от общей массы (n)

% от общего количества зарубежного оружия (n)

Страна-производитель

Benelli, инерционки охотничьи

4,6 (51)

12,6 (51)

Италия

Benelli с гибридным перезаряжанием (М2-М4)

1,8 (20)

4,9 (20)

Италия

Beretta, вертикалки (все чохом)

2,36 (26)

6,4 (26)

Италия

Beretta, п/а

0,9 (10)

2,4 (10)

Италия

Fabarm XLR5

0,9 (10)

2,4 (10)

Италия

Fabarm Axis

0,72 (8)

1,99 (8)

Италия

Вся остальная Италия

4 (44)

10,9 (44)

Италия

Вся Италия в выборке

15,37 (169)

42 (169)

Италия

 

 

 

 

Hatsan Escort

4 (44)

10,9 (44)

Турция

Stoeger, п/а

0,9 (10)

2,4 (10)

Турция

Вся остальная Турция

1,72 (19)

4,72 (19)

Турция

Вся Турция в целом

6,62 (73)

18,15 (73)

Турция

 

 

 

 

Репарационные и трофейные ружья

3,82 (42)

10,44 (42)

Вся Европа, кроме Великобритании

США (все – помпы)

3,54 (39)

9,7 (39)

США

Бельгия, все вместе

1,63(18)

4,5 (18)

Бельгия

Германия, все вместе

1,27 (14)

3,14 (14)

Германия

Великобритания

0,72 (8)

1,2 (8)

Великобритания

Все остальные зарубежные модели (Франция, Венгрия, Бразилия, ЮАР, Чехия)

3,54 (39)

9,7 (39)

 

Это не вся информация, которую удалось получить из опроса.

Забавна ситуация по калибрам. Она может немного отличаться от данных в общих таблицах: не все указывали калибры к своему оружию, – но в целом был получен ответ по 920 единицам.

12-й калибр – 748 шт.
16-й калибр – 124 шт.
20-й калибр – 42 шт.
28-й калибр – 4 шт.
.410 – 1 шт.

То есть двенадцатый ломит всех, совершенно однозначно. А вот второе место оказывается за шестнадцатым – и этому есть свои причины, о которых я скажу немного позже.

По типам оружия ситуация выглядит так.

Тип оружия

% от общего количества зарубежного оружия (n)

Двустволки с вертикальным расположением стволов

35,21 (387)

Двустволки с горизонтальным расположением стволов

22,56 (248)

Полуавтоматы всех типов

33,9 (373)

Помпы

1,63 (18)

Одностволки-переломки

4 (44)

Одностволки затворного типа (МЦ20 и ТОЗ-106)

0,81 (9)

АКМоиды

1,81 (20)

Почему я считаю, что именно выборка гладкоствольного оружия даст нам наиболее исчерпывающую информацию о современной оружейной России?

1. Особенности нашего оружейного законодательства в настоящем. Пятилетний стаж до приобретения нарезного и необходимость сохранения гладкоствольного оружия при его приобретении, каким бы ни был охотник с нарезным оружием true-охотником, трофейщиком и промысловиком. Чуть промухал со сроками перерегистрации – и всё, изъятие, снова сиди пять лет в кандидатском стаже. Я знаю исключения, но это такие исключения… В общем, гладкоствольное оружие есть у всех охотников, и все они, в разной степени, им пользуются.

2. Особенности нашего оружейного законодательства в прошлом. До 1993 года владение нарезным оружием было тотально запрещено. Исключения, естественно, были – в кругу партийных работников, милицейских чинов, охотников-промысловиков и научных сотрудников. Но это были исключения предельного уровня: часто партийный работник был, по совместительству, в учётной карточке МВД и «охотником-промысловиком» – чисто на всякий случай.

Почему пункт 2 так важен? А потому что оружейная масса обладает аккумулятивным свойством. Респонденты иногда добровольно отмечали, что основным рабочим ружьём у них сегодня является первое купленное ими в жизни оружие – и оно бывало приобретено в начале восьмидесятых, в семидесятые, а иногда и в шестидесятые годы, и иногда на вторичном рынке. Обратите, кстати, внимание на репарационные и трофейные ружья – 42, и добавьте к ним 8 «англичан»: это 4,5% от общего количества ружей. Это то, что гарантированно участвовало минимум в одной внутренней покупке внутри страны и, возможно, хотя бы раз обернулось до этого в стране-производителе. Не так много, но и не так мало. И с учётом, что в нашем «пасьянсе» довольно много ТОЗ-66/54 и одностволок ИЖ-17, количество старых ружей на руках окажется гораздо больше.

Из других источников мы знаем, что средний срок пребывания ружья в руках одного охотника определяется в 10–15 лет. Так что оружие на руках находится долго, и чем раньше оно было запущено в продажу и чем больше его было продано в прежние времена, тем больше его оседает на руках у населения. Это, естественно, определяет общий спектр оружейной массы на руках у охотников. До начала девяностых самозарядное оружие было в нашей стране редкой птицей. Да и стоило дорого (одностволка ИЖ-18 – 27 р. 50 коп., ТОЗ-54 – 60 руб., МЦ21-12 – 320 р. – две средние зарплаты советского горожанина). Наполнение рынка самозарядками, преимущественно отечественного образца, началось с начала нулевых, после этого «мурок» поджали «иностранки» самых разных типов, но в любом случае наша страна сегодня остаётся страной двустволочников.

Из прочих любопытных вещей обращает на себя внимание доминирование среди иностранных ружей моделей итальянского производства – и не потому, что они лучше, а потому что, как всегда, кто первый встал, того и тапки: свою роль сыграли соглашения по поставкам оружейного гиганта «Кольчуга». Потому и невелик общий объём турецкого оружия на руках у населения (несмотря на все старания журнала «Калашников» и его главного редактора Михаила Дегтярёва): оно просто позже пришло на рынок.

Феномен 16-го калибра тоже объясним с точки зрения ретроспективы истории развития нашего оружейного рынка. Это – подавляющее большинство ТОЗ-БМ и ТОЗ-63, а также ИЖ-17 / ИЖ-18 вкупе с репарационными и трофейными немецкими ружьями. Но они потихоньку вымываются из оборота, И, скорее всего, удельный вес 16-го калибра будет снижаться. Будет ли при этом расти количество 20-го калибра – вопрос…

А что же можно сказать о нарезном охотничьем оружии и об оружии, находящемся на руках стрелков-спортсменов, которые даже и не охотники? Читайте следующие номера «Русского охотничьего журнала»!

Русский охотничий журнал, март 2019 г.

7824

Похожие статьи