Мечта детства: Browning Auto-5

Гладкоствольное оружие: Бельгия
Дата публикации:
Комментарии: 0

Все это началось давным-давно, в конце 70-х годов прошлого века. Это история о сбывшейся мечте простого мальчишки, жившего в большом московском доме.

Дед его друга-одноклассника был страстным охотником. Бывший полярный летчик обладал несметными богатствами, которые бдительно хранил в своей вечно закрытой комнате. Известно, что, по старой русской поговорке, кот из дома – мыши в пляс, и как только дед уходил на прогулку, мы с Серегой через балкон пробирались в заветные закрома и наслаждались перекладыванием и рассматриванием сокровищ. Чего там только не было – аккуратно расфасованная в мешочки дробь, старые позеленевшие латунные гильзы, так романтично пахнущие порохом, всякие приборчики и приспособления для снаряжения патронов, огромный блестящий нож, немецкая надувная лодка времен Великой Отечественной войны, летный меховой комбинезон, в каждую из штанин которого помещалось по одному из нас, неизвестно как попавшее туда кубинское мачете и много других чудных и таинственных вещей. Пахло от этих вещей дальними перелетами, кострами в бескрайней тундре, шумом таежных водопадов и людьми со смелыми обветренными лицами.

Но самым главным и запретным богатством были ружья. Арсенал был богатый, мне особенно запомнились удивительно грациозная двустволка 28-го калибра со стволами из дамасской стали и хищный, матерый полуавтомат «Браунинг Авто 5». Много повидавший на своем веку, со стершимся воронением, поцарапанным деревом, он навсегда запал в мальчишескую душу. Рассказы старого летчика о стаях взятых из «браунинга» полярных гусей, стадах северных оленей и других копытных только укреплял место «Авто 5» в моем сердце. А скудный ассортимент ружей в советских охотничьих магазинах делал мою мечту, мягко говоря, несбыточной. Близкий родственник «браунинга» – «МЦ21-12», имевшийся там в наличии, отличался высокой стоимостью и трудным характером, а остальная продукция советской оружейной мысли была представлена всякими двустволками-одностволками, отличавшимися расположением стволов и богатством резьбы. Да и в одном только слове «БРАУНИНГ» слышались лихие атаки гражданской войны, свинцовые ливни Великой Отечественной и завывание ветра в полярной тундре.

Время шло, мальчишки выросли и разлетелись из родного дома, старик умер, а его коллекция была продана «жучкам» из тогдашнего ЛРО. Я сам вдоволь погулял по северам, померил шагами пустыни Таджикистана и Голодную степь Казахстана, а «Браунинг» все продолжал жить глубоко в моем сердце полузабытой мальчишеской мечтой. Пострелял я из всяческих полуавтоматов, имел в собственности пару советских и несоветских изделий, но удовлетворения не получил.

И вот однажды, в середине 90-х, я случайно стал обладателем этой мечты. В комиссионном магазине на окраине Москвы я неожиданно обнаружил в продаже «Браунинг Авто-5» 16-го калибра. Купил, как говорится, не глядя, успокаивая взыгравшую детскую мечту. А когда поглядел, понял, что не все так просто. Браунинг выпуска 1924 года был с патронником 65 миллиметров, хотя, с другой стороны, этот редкий патронник позволил ружью остаться в очень приличном состоянии. Друзья, имевшие 12-й калибр с 65-миллиметровым патронником, вполне удачно стреляли из него 70-миллиметровыми гильзами, а у меня не получалось. Сначала я думал расточить патронник, но потом выяснил, что 12-й калибр выпускали в двух модификациях, с 70- и 65-миллиметровыми патронниками, поэтому все остальные детали были взаимозаменяемыми, сделанными под патрон 70 миллиметров. А 16-й калибр «Авто-5» делали только с патронником 65 миллиметров, поэтому и окно выброса гильзы, и ход затвора были рассчитаны Браунингом под этот патрон.

Ну, подумал я, старик Браунинг знал, каким должен быть полуавтомат и какой должен быть у него патронник, и решил вместо сложных (а может, и невозможных) переделок обойтись приспособлением для обрезки гильз, состоящим из металлической трубки внутренним диаметром под патрон 16-го калибра и длиной 64 миллиметра и острого ножа, станка «Лии» и закрутки. Потом я подобрал оптимальный патрон для этого ружья. 27 граммов дроби, войлочный пыж и 1,5 грамма пороха «Сунар» (сейчас появились более качественные импортные пороха) показали наиболее качественную осыпь и резкость для моего «Браунинга». Обрезка сотни гильз занимала немногим более получаса, а снаряжение патронов – немногим более двух часов. Учитывая, что ближайший охотничий магазин, в котором можно купить патроны, находится от меня чуть дальше 100 километров, это даже не потеря, а экономия времени.

Старенький «Авто-5» работает как часы, ведь недаром он попал в Книгу рекордов Гиннесса как ружье, более 100 лет выпускающееся без конструктивных переделок. Очень удачное получилось ружье у талантливого американского оружейника, жившего и работавшего в Бельгии. Автоматика перезаряжания, основанная на свободном ходе ствола, по моему мнению, удобнее для чистки оружия и практичнее при его сборке-разборке, а о надежности «Браунинга» говорит почтенный возраст моего ружья. Пятизарядный магазин позволяет быстро и много стрелять на перелетах, а отсечка магазина поможет при необходимости сменить без лишней возни номер дроби. Переключатель предохранителя удачно расположен у спускового крючка, что позволяет быстро ставить и снимать оружие с предохранителя.

Ну вот, патрон подобран, на стенде тарелки бьются, пора выгуливать оружие на охоте. Пусть молодость вспомнит. Конец сентября, золотая осень в Ярославской области, окрестности города Любим. Весь день мы безрезультатно искали тетеревов, а под вечер решили постоять на пролете уток у местной речки. Мы быстро шли к ней, но понимали, что на вечорку не успеем – темнело быстрее. Шли цепью, собаки впереди искали птицу – надежда на тетеревов не умирала. Несмотря на целый день прогулки, «Браунинг» удобно лежал на сгибе левой руки, не оттягивая ее лишним весом. Я слегка задумался, глядя на вертящийся вдалеке хвост своего Филяна, как вдруг из задумчивости меня вывел идущий слева и чуть позади местный житель Игорь. «Смотри, над лесом!» – крикнул он. Да я и сам уже заметил летевший над лесом к реке пяток уток. На фоне еще светлого неба их было хорошо видно, но если они опустятся пониже – сольются с темным лесом, не возьмешь. Летели они к молодому серпу луны, под углом от нас, расстояние было около метров 40-45, и оно потихоньку увеличивалось. Я вкладываюсь, сопровождаю силуэт последней утки и, когда он почти сливается с лесом, нажимаю на спуск. Выстрел! Птица, словно ударившись о серп, переворачивается и падает на опушке. До места падения было более 80 шагов, при этом в птицу попало 4 дробины №5, и две из них пробили тушку насквозь. Вот она, магия старого ружья.

В этом году моему «Браунингу» исполнилось 90 лет. На день рождения я подарил ему красивый кожаный чехол и отдал в мастерскую для полной разборки и чистки. Иногда я достаю его из чехла для профилактической чистки-смазки, глажу детали механизма и вижу на них следы обработки, подгонки ручным инструментом. Я представляю мастера – бельгийца, пожилого, непременно с седыми усами и в кожаном фартуке поверх спецовки. Он, напевая что-то национально-бельгийское, с любовью подгоняет детали новенького ружья. Ружья, сконструированного более 100 лет назад великим Мастером Джоном Мозесом Браунингом для долгой охотничьей жизни, настоящего семейного ружья. Надеюсь, что с этим ружьем еще возьмут много дичи мои дети и внуки. В ружье-то я уверен, а вот достанет ли на их век дичи – не знаю.

Русский охотничий журнал, апрель 2014 г.

3065

Похожие статьи