Ротор вместо крюка

Другие мастера-штучники
Дата публикации:
просмотров: 911
Комментарии: 0

Формирование современной системы охотничьего оружия с откидывающимися стволами завершилось в основном в первой трети XX века, если рассматривать в качестве символического завершения этапа начало серийного выпуска ружей с вертикальным расположением стволов. В последующие десятилетия шел процесс совершенствования существующих конструкций, направленный в том числе (а может быть, преимущественно?) и на удешевление производства.

Постепенно вытеснялись «нетехнологичные» конструкторские решения. Все большее распространение в серийном производстве получают унификация модельного ряда и кооперация в рамках производственных альянсов – хотя, конечно, конструкторы и дизайнеры считают делом чести скрыть такое родство, но с каждым годом делать это становится все труднее.

Крупные компании не могут позволить себе нетехнологичности, ибо в процессе любого крупносерийного производства этот фактор приобретает чуть ли не основополагающее значение. А вот небольшие компании, объем производства которых исчисляется десятками ружей или карабинов, благодаря как раз нетехнологичным конструкторским решениям создают великолепные образцы оружия. Еще одним блестящим подтверждением этого тезиса, с которым, как я полагаю, вы уже знакомы, служит конструкция двуствольного ружья/штуцера с роторным запиранием конструкции Джорджа Хенига.

Когда вы приходите на оружейную выставку, то наверняка обращаете внимание на то, что предметом особой гордости представителей оружейных компаний является оружие «с круглой колодкой», как они его называют. (Фактически колодка является не круглой, а лишь закругленной внизу.) По утверждениям оружейников, даже такая, закругленная, колодка придает ружью элегантный вид, но в то же время она увеличивает себестоимость ружья, так как необходимо вносить определенные изменения в конструкцию. Решение Джорджа Хенига не только позволило впервые в мире создать двуствольное ружье с подлинно круглой колодкой, но и создать систему запирания, практически лишенную недостатков, присущих существующим системам.

Я впервые увидел ружья и штуцеры Джорджа Хенига и познакомился с ним на выставке SCI. Несмотря на большой наплыв посетителей на стенде, Джордж все-таки сумел уделить мне время, чтобы рассказать о своем оружии.

Когда берешь в руки ружье Хенига, трудно удержаться от удивления и восхищения. Принято считать, что в области конструирования охотничьего оружия все уже давно изобретено и что «инновационные» конструкторские решения, реализованные в появляющихся новых моделях оружия, являются лишь переработкой или адаптацией уже некогда существовавших. И тем удивительнее находка оружейника, не получившего, в общем-то, профильного образования.

Георг Хениг родился в 1936 году в Венгрии в семье винодела. В конце Второй мировой войны он вместе с родителями переехал на запад Германии. Там он начал работать подмастерьем в мастерской, изготавливавшей пантографы. (Пантограф – это прибор для увеличения или уменьшения чертежей, планов, карт и тому подобного при их копировании.) В 1952 году семья переехала в Лос-Анджелес. К тому времени Георгу, ставшему в США Джорджем, исполнилось 16 лет. Еще в Германии у него проявился повышенный интерес к оружию, но не в плане его практического применения, а в плане конструкции и взаимодействия узлов и механизмов. Утверждают, что оружейником нужно родиться. Вопрос, от кого Джордж унаследовал интерес к оружию, так и остался без ответа, так как в семьях родителей не то что оружейников, но даже и охотников не было. После переезда семьи в США Джордж решил найти себе работу в одной из многочисленных оружейных компаний, однако в соответствии с действующим в США законодательством ему пришлось продолжить обучение в ремесленном классе, куда он поступил, до достижения 18-летнего возраста.

Неподалеку от дома, где поселилась семья, находилась одна из наиболее уважаемых американских компаний в оружейном бизнесе – Pachmayr. Помимо огнестрельного оружия компания также выпускала по контракту с ВВС США детали. Джордж обратился к Фрэнку Пачмайеру с просьбой принять его на работу в оружейное подразделение компании. Хотя тот отказал, так как Джордж не имел необходимой квалификации для работы в этом подразделении, тем не менее он предложил ему работу в авиационном подразделении. Однако Джордж отказался от столь лестного – работа с полной занятостью! – варианта и решил доказать, что он имеет все основания претендовать на вакансию оружейника. Но как? Ему пришла в голову мысль представить пистолет .22 калибра, над созданием которого он работал, в качестве своеобразной курсовой работы. (Как вам такая идея – собрать пистолет(!) в ПТУ или техникуме(!) и представить его комиссии в качестве курсовой работы – с позиций нашего времени).

Когда Джордж Хениг представил свою работу, оказалось, что она абсолютно оригинальна – аналогичных конструкций просто не существовало. Более того, комиссия сочла необходимым выдвинуть пистолет конструкции молодого оружейника на конкурс, в итоге он был удостоен награды фонда Генри Форда. (На следующий год Джордж Хениг представил сконструированный им револьвер и вновь удостоился награды фонда.) Когда Джордж показал изготовленный им пистолет Фрэнку Пачмайеру, тот был настолько поражен, что сразу же предложил ему контракт, согласно которому Джордж будет работать в компании в свободное от учебы в школе время. Нужно ли говорить, что после окончания школы Джордж был сразу же зачислен в штат на полную ставку.

Джордж начал работать в службе ремонта. В его обязанности входил ремонт присылаемого со всей страны оружия, а также тюнинг и изготовление оружия на заказ. По словам самого Джорджа, работа в службе ремонта стала для него самым настоящим университетом: он получил невероятный объем бесценных знаний о конструктивных особенностях различных моделей оружия, что и как работает, а еще важнее – что и как не работает и что является причиной отказа. Статистика, конечно, является одним из видов лжи, но в случае с Джорджем Хенигом именно статистика убедительно доказала, что если в ремонт прислано двуствольное ружье, то с вероятностью 80% можно утверждать: неисправны либо эжекторы, либо УСМ (если установлен УСМ с одним спусковым крючком). Вполне возможно, что Джордж Хениг еще в те годы задумывался о карьере конструктора оружия, поэтому уже тогда он решил, что данные опции не способствуют повышению надежности ружья. «Первое нежелательно, во втором нет необходимости», – говорит он даже сейчас.

В 1964 году Джордж Хениг ушел из компании Pachmayr и переехал в Бойсе (штат Айдахо), где начал работать в охотничьем магазине Мерлина Перселла. Но контактов с Фрэнком Пачмайером он не терял. Уже работая у Перселла, Джордж Хениг продал ему техническую документацию на однозарядный пистолет, созданный им на базе модели 1911. Пистолет получил название Dominator. (И на этот раз имя конструктора, как и в случае Джона Браунинга, создавшего этот пистолет).

В это же время Джордж Хениг совершенствовал конструкцию созданного им копировального станка. Отклонение изготовленной ложи от шаблона не превышало 0,01 сантиметра! И надо же было такому случиться, что компании Holland & Holland потребовался новый копировальный станок. Оружейный мир тесен, и вскоре после продажи станка Holland & Holland к Джорджу Хенигу обратилось еще несколько лондонских оружейных компаний. Если ваш «голланд» или «перде» был изготовлен в 1970-х годах, то вполне возможно, что его ложа была сделана на копировальном станке Хенига.

В 1990 году, работая над копировальными станками, Джордж Хениг выкраивал время для практического воплощения идеи, которую он обдумывал вот уже несколько месяцев. Он хотел сконструировать «универсальное охотничье ружье», которое, по его мнению, должно было быть четырехствольным. Сложность создания фирлинга заключалась в том, что в оружии с откидывающимися стволами современные системы запирания (даже четверные) не обеспечивали должной надежности. А.А. Зернов писал: «Общеизвестен факт, что образцовые ружья в магазинах, которые только открываются и закрываются перед покупателями, изнашиваются и разбалтываются так же, как и находящиеся в работе, а много ли раз вообще любое ружье сможет быть открыто и закрыто? Количество это исчисляется в лучшем случае тысячами. ...Большинство колодок, конечно, не рвется, но быстро изнашивается и позволяет стволам расшатываться. Достаточно внимательно осмотреть десяток-другой действительно поработавших в поле двустволок, чтобы обнаружить, что нижние болты затвора нередко имеют ясные следы смятия».

Джордж Хениг полагал, что система запирания создаваемой им модели ружья должна напоминать поршневой затвор артиллерийского орудия. (Забегая вперед, скажу, что, начитавшись литературы, некоторые авторы, сами в руках ружья Хенига не державшие, стали утверждать, что роторное запирание требует больше усилий и времени на открывание и закрывание ружья, а следовательно, обеспечивает меньшую скорострельность. Откуда что берется? И вдруг в статье о затворах артиллерийских систем читаю: «Поршневые затворы требуют больших усилий и времени на их закрывание и открывание, а следовательно, обеспечивают меньшую скорострельность». Слово в слово, а слово, как говорится, из песни не выкинешь.) Выбор в пользу запирания такого типа объяснялся тем, что в момент выстрела силы, действующие на затвор, распределяются более равномерно, и вследствие этого он в меньшей степени подвержен деформации. Выбранный тип системы запирания предопределил форму колодки – она должна была быть круглой.

В поистине энциклопедическом труде «Затворные системы переломок» о системе запирания Хенига говорится следующее: «Как известно, тела вращения – извечный символ совершенства и прочности, притягательный образ идеального. Д. Хениг завершил многолетнюю работу над вертикалкой с коробкой и соединительной муфтой роторного типа. Коробка ружья состоит из двух частей: корпуса и поворотного затвора с салазками. Муфта представляет собой цилиндрическое стальное тело, в его передней части закреплены стволы, а в задней имеются соединительный продольный паз и выемки под запирающие упоры. Собственно цевья, в строгом понимании этого слова, нет. Его заменяют боковые деревянные накладки, которые крепятся винтами к ствольному блоку. Коробка соединяется со стволами посредством салазок, которые задвигаются в паз муфты и фиксируются защелкой».

Революционным техническим решением, обусловившим идеальные формы «переломки», стал новый принцип запирания. Чтобы раскрыть ружье, нужно повернуть стволы, держа их, разумеется, за «цевье», по часовой стрелке на 90 градусов. В этот момент запирающие упоры выйдут из пазов соединительной муфты, стволы принудительно отожмутся вперед и под собственной тяжестью опустятся, повернувшись на поперечной оси. Закрывание производится в обратном порядке. Как видите, при раскрытом ружье ось шарнира занимает горизонтальное положение, а при закрытом – вертикальное. В момент выстрела шарнир полностью разгружен: сила давления пороховых газов передается щитку затвора, а сила инерции стволов воздействует на массивные запирающие упоры в противоположном направлении. Таким образом, затворная система вертикалки работает на сжатие, а не на растяжение. Ружье Хенига лишено недостатков, присущих всем остальным «переломкам»: его затворная система абсолютно не подвержена расшатыванию, не боится ударов стволами о посторонние предметы, резкого захлопывания и даже закрывания «через колено».

Основа любого оружия – затворная коробка. Коробка «хенига», изготовленная из инструментальной стали S7 (временное сопротивление этой стали на разрыв составляет 225 килограмм-сил на квадратный миллиметр, сравните с аналогичным показателем стали 30ХРА – 145 килограмм-сил на квадратный миллиметр) состоит из двух частей – колодки, которая с помощью стяжного болта крепится к прикладу, и соединительного модуля. В колодке размещены ударный, спусковой и предохранительный механизмы, два массивных боевых упора, шарнир и механизм защелки. Соединительный модуль представляет собой цилиндрическое тело, в передней части которого закреплены стволы, а в задней имеются выемки для боевых упоров, экстрактор, паз для механизма защелки и посадочные гнезда для крепления кронштейна оптического прицела.

В 1992 году Джордж Хениг завершил работу над прототипом фирлинга с парой гладких стволов 20-го калибра и парой нарезных – под патроны 5,6х50R и .22 Long Rifle. На левой стороне колодки находился небольшой рычажок, перевод которого в положение R (Rifle – нарезные стволы) или S (Smoothbore – гладкие стволы) позволял повернуть блок стволов в положение, позволяющее произвести выстрелы из соответствующей пары стволов. Взведение курков происходило при повороте блока стволов при открывании фирлинга. В фирлинге образца 2014 года рычажка уже не будет. При двухзамочном механизме с двумя спусковыми крючками фирлинг переключается в режим дробового ружья или штуцера поворотом блока стволов на 90°. При повороте стволов происходит взведение курков и поджатие боевых пружин.

Фирлинг – это скорее демонстрация возможностей и высокого класса оружейника, а вот двустволка или двуствольный штуцер функциональны в гораздо большей степени. Штуцеры выпускаются под практически любой патрон – от .17 HMR до 9,3х74 R. Возможен также заказ штуцера под патрон .450 N.E., что убедительно свидетельствует о высокой прочности системы запирания Хенига.

Главное требование Джорджа Хенига к оружию – это надежность. Вы уже знаете, что у него есть собственное представление о «слабом звене» в конструкции оружия, и это «слабое звено» – эжекторы и УСМ с одним спусковым крючком – «verboten», как, улыбаясь, говорит Джордж. Он по-прежнему отдает предпочтение экстракторам. Экстракторы выдвигают стреляную гильзу из патронника на 2,5 сантиметра, поэтому извлечь ее не представляет никакого труда. И, конечно, два спусковых крючка: передний спусковой крючок действует на нижний ствол, задний – на верхний.

Количество собранных «хенигов» можно буквально пересчитать по пальцам. Ничего удивительного в этом нет, особенно если учесть ту тщательность, с которой мастер работает над каждой единицей оружия. Отдельного рассказа заслуживает, например, крепление цевья или подготовка стволов к пайке боковых планок. За годы работы в компании Pachmayr Джордж неоднократно был свидетелем того, к каким последствиям приводила небрежность при выполнении, в общем-то, несложной операции. «Нельзя допустить, чтобы оружие ржавело изнутри», – считает старый оружейный мастер. Действительно старый – ведь в этом году ему исполнится 80 лет, но по-прежнему мастер.

Количество «хенигов», изготовленных за 20 лет (Джордж Хениг начал принимать заказы на изготовление двуствольных ружей и штуцеров в 1996 году), невелико. Работа над партией из пяти единиц оружия занимает полтора года. Работает Джордж Хениг над ней поэтапно. Закончив работу над одним узлом или деталью у всех пяти ружей, он переходит к следующему этапу, и так до завершения работы над партией в целом. На сегодняшний день собрано 38 «хенигов», точнее сказать – 37. Почему? Дело в том, что после №12 в книге заказов сразу идет №14. Сам Джордж Хениг объясняет это тем, что большинство охотников суеверны, поэтому «несчастливое» число решили обойти стороной.

Понятно, что штучные ружья и стоят соответственно. Цена на гладкоствольное ружье начинается от 20 тысяч долларов, на штуцер – от 25. Цена штуцера под патрон .450 N.E. увеличивается еще на две тысячи. Дорого или нет – тут пусть каждый решит для себя.

«Русский охотничий журнал», февраль, 2016

912